Сюжеты

В РОССИИ У МЕНЯ РОДСТВЕННИКОВ НЕ ОСТАЛОСЬ

Этот материал вышел в № 61 от 21 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Н.Е. Врангель «От крепостного права до большевиков». — М.: НЛО, 2003. 506 с. Русский роман теперь существует в единственной форме: мемуары. Николай Егорович Врангель (1847—1923) — отец П.Н. Врангеля, последнего главнокомандующего...


Н.Е. Врангель «От крепостного права до большевиков». — М.: НЛО, 2003. 506 с.
       
       Русский роман теперь существует в единственной форме: мемуары. Николай Егорович Врангель (1847—1923) — отец П.Н. Врангеля, последнего главнокомандующего Добровольческой армии, и замечательного историка искусств Н.Н. Врангеля. А также — доктор философии Берлинского университета, конногвардеец, дипломат, земский деятель, нефтепромышленник, председатель правления пяти золотопромышленных компаний (и еще Электрического общества «Сила» — и это в 1900 году). А также собеседник Бакунина, генерала Скобелева, С.Ю. Витте, Александра III.
       Суховатый дар организатора его сыновья явно унаследовали от отца. (Оба — и тот, что создал экспозицию Русского музея, и тот, что в ноябре 1920-го эвакуировал армию с сопутствующими сиротскими приютами в Константинополь). Н.Е. Врангель долго «искал себя», что пошло на пользу его книге. Фон все время менялся: Петербург, Полесье, Сибирь, Вильно, Баку, разноликое сословное окружение.
       Четкий, умный, скептический комментарий русского барина (и русского дельца, фигуры любопытнейшей и потомству малоизвестной) — суть записок. В своем роде это энциклопедия русской деловой жизни — от беспощадной характеристики интеллигенции 1870-х до неувядаемого совета: «Если вам не повезет в жизни и вам придется работать на благо империи… то тогда первое, что вы должны сделать, это обзавестись хорошим специалистом по питью. Опытный специалист по питью — это большая редкость и потому представляет собой настоящую ценность. …Эта профессия, как и многие другие, требует от человека много энергии».
       Мизерабль гибнущего Петербурга 1918 — 1920 гг. Врангель-старший посвятил городу, голоду, красному террору, семилетним девочкам, продающим на улице битых фарфоровых кукол, — самые сильные страницы книги. И заключил эту главу сводом имен погибших родных. В списке — свыше тридцати человек в возрасте от трех до восьмидесяти лет: «В России у меня больше родственников не осталось. Большевики мели чисто».
       И это — финал его властной и лапидарной аналитики.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera