Сюжеты

РАНЬШЕ ОНИ ПЫТАЛИСЬ ЗАВЛАДЕТЬ НАШИМИ УМАМИ. ТЕПЕРЬ — ДЕНЬГАМИ

Этот материал вышел в № 62 от 25 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Частный опыт хозяйствования ФСБ в одном из субъектов Российской федерации Ее арестовали по заявлению гражданина, чья фамилия будто взята из злых сказок Щедрина. Гражданин Бердюгин, одним мартовским днем миновав здание УВД, арбитражного...


Частный опыт хозяйствования ФСБ в одном из субъектов Российской федерации
       
       Ее арестовали по заявлению гражданина, чья фамилия будто взята из злых сказок Щедрина. Гражданин Бердюгин, одним мартовским днем миновав здание УВД, арбитражного суда и прокуратуры, прямиком понес свое заявление в местную ФСБ. Руководитель «Кургантеплосервиса» уверял, что потерял на сделке с «Кургансоцоптом» миллионы.
       И на поиски товара — мазута! — бросили солидные силы чекистов. Руководитель «Кургансоцопта» Валентина Ветцель оказалась в наручниках, хотя весь город отапливали… искомым мазутом, поставленным ее же предприятием.
       За этой чехардой вот уже пять месяцев наблюдают вся Курганская область и ее главный фээсбэшник Мазиков. В снах, возможно, генерал уже видит себя губернатором...
       
       «Вы верите суду?» — ответил мне вопросом на вопрос подполковник ФСБ Алексеев. В его кабинете преобладали блеклость, бедность, сумрак. Словно ненавязчивое напоминание: унылый аскетизм прописан настоящим мужчинам, как щедрое солнце и комфорт положены малокровным барышням.
       В соответствии с интерьером находились тяжелый подбородок и голубые неулыбчивые глаза подполковника-чекиста. Я ответила. «Так зачем же вы пришли, если и суду не верите?» — опять спросил Алексеев. Уточнять, какое отношение имеет государственная безопасность к мазуту, уже не хотелось…
       …А зашла я в Курганское управление ФСБ, чтобы посмотреть на тех, кто пять месяцев держит в камере пятидесятилетнюю женщину, страдающую онкологическим заболеванием и перенесшую четыре операции. Держит, разумеется, с разрешения суда.
       «Свора мужиков — на одну женщину», — по-бабски артикулировала ситуацию одна из наиболее смелых моих собеседниц. Монологи других обитателей этого размеренного до зевоты города, не обремененного олигархами и большими деньгами, были «из-под одеяла». Поэтому иногда казалось, что за спиной каждого стоит человек в штатском. И все равно по односложным репликам можно было догадаться: Валентина Павловна Ветцель безопасна для этих «настоящих мужчин» только за решеткой.
       — Ох, кажется мне порой, что Пална — коммунистка, — говорит Володя, ее водитель, то ли белобрысый, то ли рано поседевший мужчина, скучающий по работе и оттого согласный везти меня в любую точку Кургана.
       Вообще-то Ветцель — талантливый управленец. Такой портрет нарисовали мне ее коллеги и друзья. А тут прибавилась неожиданная деталь — Володя серьезно продолжает:
       — Кубу она любила… А еще собирала все разваливающиеся предприятия — сырзавод, колхозы. И все у нее работало.
       Мы тем временем подъехали к одной из столовых муниципального предприятия «Кургансоцопт». Здесь необходимо пояснить, что «Кургансоцопт» — атавизм на теле российского капитализма, без коего благополучно обходятся другие города. Предприятие, созданное и возглавляемое Ветцель, объединяет колхозы, сырзавод, птицефабрику, пищевые комбинаты. Дает Кургану человеческое тепло и хлеб. Его «самым незащищенным слоям населения», как выражаются чиновники. Мы с Володей обедаем в столовой — обед для студента стоит 17 рублей, а летом бесплатно кормят городских бедняков… Коммунизм.
       Центральный рынок — одно из самых доходных мест города — тоже отвоевала в свое время Ветцель. Благодаря ей 78 процентов акций принадлежат муниципалитету. Остальные, между прочим, — близким руководителя управления ФСБ по Курганской области Алексея Мазикова. Например, товарищу Яковлеву, женатому на сестре генеральской жены. Сама генеральская жена Клавдия Мазикова занимает на рынке место кассира. Валентина Ветцель как-то заявила, что пора на рынке навести порядок, поскольку неправдоподобно малые деньги идут в городской бюджет. И инициировала смещение Яковлева с поста гендиректора рынка. Он, правда, через два месяца восстановился через суд, предоставив какой-то больничный. Но… «Валентина Павловна — хозяйка своего слова, — добавила еще одну деталь к ее портрету заведующая студенческой столовой. — Сказала: в 9 часов мясо будет — значит, будет!»
       В Кургане повернулось время. Стоит неавгустовская жара. А хочется вдохнуть прохлады. Хочется спросить: за что пятый месяц в невыносимых условиях сидит тяжелобольная женщина, а не у кого. Все, кроме самых близких, боятся ФСБ до немоты. Судьи постановляют содержать Ветцель под стражей, а через адвокатов передают слова поддержки. Единственный свидетель — депутат Маклаков — дает показания против Ветцель, хотя и подписывает с другими депутатами вместе письмо-ходатайство об ее освобождении…
       Муж Валентины Ветцель, Юрий Эдуардович, называет ИХ прежним словом — КГБ. Это теперь опять основной признак времени. Мы сидим на скамейке на территории «Кургансоцопта». Юрий Эдуардович, измученный событиями последних месяцев, но внешне спокойный, неожиданно вскидывается при виде проходящего мужчины: «Гэбист, что ли?». Спустя несколько минут опять начинает нервничать: «Зачем он сел к Володе в машину? Стучит?». Сочла бы этот недуг шпиономанией. Если бы водитель Володя накануне не рассказывал, как их с Ветцель иной день сопровождали по четыре машины одновременно.
       Один солидный политик обнадеживающе заявил, что времена КГБ никогда не вернутся. Побывав в Кургане, начинаешь понимать, какую цену платят те, кто действительно не желает их возвращения.
       Те же, кто стремится к иному, приняли новые условия, хотя и используют старые методы.
       На видеопленке, снятой скрытой камерой в кабинете предпринимателей Валерия Ветцеля (брата Валентины Павловны) и Олега Степанова, — сын генерала ФСБ, таможенный служащий Андрей Мазиков и опер ФСБ Курбатов. Незадолго до этого ФСБ арестовала у предпринимателей автомобили «Мерседес» и «Аудио». Возбудила уголовное дело. Никто не сомневался, что тем самым ФСБ демонстрировала Валентине Ветцель свои неисчерпаемые «административные ресурсы». А сын генерала Андрей Мазиков и Курбатов тем временем зачастили к предпринимателям в гости.
       Опер Курбатов: Насчет денег не передумали? (Силовики просили у предпринимателей взаймы четыре тысячи долларов за то, что машины загнали в таможню. — Л.М.)
       Валерий Ветцель: Это с Олегом.
       Опер Курбатов: Олег болтлив, от него денег не надо <…> Давай без Олега — две тысячи.
       Мазиков-мл.: В баксах возьмем, в баксах рассчитаемся. Чтобы никто не знал.
       Валерий: Подумаем.
       Опер Курбатов: Мы тебе хорошо удружим.
       Мазиков-мл.: Если ты нам поможешь, мы тебе по машине поможем.
       К следующему визиту аппетит силовиков несколько вырос.
       Опер Курбатов — Валерию: Отказываешься от автомобиля — и сразу выходит постановление о прекращении уголовного дела.
       Кстати, на заседании суда, где решался вопрос о заключении Валентины Ветцель под стражу, фээсбэшный подполковник Алексеев предъявил протоколы прослушивания записи ее телефонных разговоров. На вопрос, имеется ли постановление суда о разрешении на производство записи, Алексеев ответа не дал. Он просто снял протоколы с судебного исследования. Бессмысленные, надо сказать, протоколы.
       …Никому неведомо, чем закончится курганское противостояние хозяйственников и чекистов. Предприниматель Олег Степанов, например, вынужден скрываться с семьей — женой и двенадцатилетним сыном. Хотя суд у ФСБ предприниматели выиграли и автомобили вернули.
       Юрист «Кургансоцопта» Лебедев мне сказал: «Когда-то они пытались завладеть нашими умами, теперь — деньгами». Я уточнила. Просто теперь они считают, что деньги дают власть над умами.
       В Кургане, выходит, лишь одна Валентина Ветцель оказалась неподвластной. Непосредственный начальник Ветцель — мэр Кургана — хранит молчание. Ее коллектив — в тихом ожидании развязки.
       Впрочем, вру. Есть в Кургане и те, кто не молчит.
       Николай Лакишис, директор микрорынка, входящего в «Кургансоцопт», тоже хорошо знаком с органами. Два месяца после смещения Яковлева — родственника генерала ФСБ — он вместо него возглавлял Центральный рынок. Теперь вот уже три года не заходит туда даже за покупками. Но корреспонденту рассказывает: «В Кургане всем известно, что Пална сидит по распоряжению Мазикова. Он или его семья пытаются установить контроль над Центральным рынком накануне губернаторских выборов. Для избирательной кампании генералу необходимы большие деньги. А Ветцель была единственным препятствием. Она всегда выступала против того, чтобы деньги уходили из городского бюджета».
       

      
       P.S. Дело Валентины Ветцель доказало, что ФСБ, сунувшаяся в хозяйственные взаимоотношения, в них окончательно завязла. 20 томов посвящены пресловутому мазуту. Все следственное отделение ищет мазут. А этим мазутом весь сезон отапливали Курган. И за него «пострадавший» и истец гражданин Бердюгин, кстати, так и не расплатился.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera