Сюжеты

МЫ БУНТУЕМ, СТОЯ НА КОЛЕНЯХ

Этот материал вышел в № 62 от 25 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Нравственный долг перед жертвами палаческой власти мучителен, но это наш долг — каждого из нас В прошлый понедельник («Новая газета» № 60) мы опубликовали отрывки из книги Александра Николаевича Яковлева «Сумерки». На нашем сайте в...


Нравственный долг перед жертвами палаческой власти мучителен, но это наш долг — каждого из нас
       
       В прошлый понедельник («Новая газета» № 60) мы опубликовали отрывки из книги Александра Николаевича Яковлева «Сумерки». На нашем сайте в интернете сразу же появились отклики. Читатели просят продолжить публикацию, и это понятно: книга уникальна, а тираж ее невелик. По сведениям издательства «Материк», книга расходится очень быстро. Но ведь и возможности газеты в этом смысле весьма ограничены. Тем не менее пожелания читателей мы постараемся, насколько сможем, удовлетворить. Сегодня публикуем фрагменты из главы 6, посвященной репрессиям тоталитарного режима.
       
       — Александр Николаевич, вы возглавили комиссию по реабилитации жертв политических репрессий в 1987 году.
       — Сразу поправлю. Это была Комиссия Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30—40-х и начала 50-х годов. Понимаете? Даже в 87-м, когда политическая обстановка в стране менялась к лучшему, Политбюро не захотело трогать ленинский период репрессий. А вообще пересмотр дел осужденных «за политические преступления» начался в 1954 году. После смерти Сталина его ближайшее окружение поставило себе задачу отгородиться от репрессий — пусть они как бы уйдут в могилу вместе с тираном. Принципиальное отношение к репрессиям не изменилось. Даже в случаях положительных решений речь шла не о реабилитации, а только об амнистии.
       — Многое стало известно после ХХ съезда партии, потом появился «Архипелаг ГУЛАГ», затем проза Шаламова, публицистика Солоухина...
       — Далеко не все было известно, система сопротивлялась знанию. С одной стороны, вроде бы разрешено говорить правду, а с другой — постоянное одергивание: «не увлекайтесь, не увлекайтесь». А что это такое, скажем, для редактора газеты? Запрет.
       Да и сейчас мы знаем не все. Иные и не хотят знать, упорно продолжают верить мифам. Ну, например, Николая Бухарина до сих пор кое-кто числит в гуманистах, либералах.
       — Но вы-то в книге даете ему характеристику убийственную.
       — По заслугам. Процитирую письмо Бухарина, опубликованное во французской газете в 28-м году. (Кстати, мы получили этот документ четыре дня назад.) Вот что «гуманист» пишет: «Мы проводим эксперименты на живом теле народа… Точно как студент-первокурсник работает над трупом бродяги, который он раздобыл в анатомическом театре. Вчитайтесь хорошо в нашу Конституцию. Там откровенно сказано, что нас интересуют не Советский Союз, не его составные части, а борьба против мирового капитала и мировая революция, которой мы жертвуем страну…» И далее: «Здесь у нас, где мы абсолютные хозяева, мы совершенно никого не боимся. Страна, изнуренная революциями, войнами, болезнями, голодом, — это средство опасное. Но роскошное!.. Не существует в России ни одного дома, где бы мы не убили, так или иначе, отца, мать, дочь, сына, какого-нибуть близкого родственника или друга. Ну что ж? Зато Феликс спокойно разгуливает по Москве без всякой охраны, даже ночью…» Каково?
       — Признаюсь, Александр Николаевич, что и я считал Бухарина не таким выродком, как остальные. Оказывается, нутро у всех было одинаковое.
       — У всех. Вранья вокруг вождей было много, вот что. Ах, Владимир Ильич плакал, слушая «Аппассионату»! Ах, у Дзержинского была какая-то невероятная романтическая любовь! А Маленков знал шесть языков. А тот был знаток живописи. А этот и вовсе стихи писал. Чушь. В страшном сне не могу себе представить растрогавшегося Ленина. Хотя, говорят, душегубы и бывают сентиментальны, но не до такой же степени. Вот почему кощунственно, что первую комиссию по пересмотру дел политзаключенных возглавил Молотов, у которого руки по локоть в крови. Но вот вы спросили, узнал ли я что-то новое, переработав огромное количество документов. Я бы сказал, дело не в деталях, не в подробностях — как они ни ужасны. Дело в выводах. Кто мы?
       — В смысле?
       — Кто мы — стучащие на соседа, радующиеся тому, что кто-то «получил»?
       — Но не все же стучали.
       — Одни стучали, другие молчали. Вы думаете, в органах работали какие-то особенные люди из породы злодеев?
       — Были и добросовестно заблуждающиеся.
       — Два «бойца невидимого фронта» пришли к начальнику и говорят: так, мол, и так, мы по десятку лет в органах отработали, замечаний не имели, а жилищные условия у нас — хуже некуда. Несправедливо. Хорошо, говорит начальник, по такому-то адресу живет семья поляков. Соберите информацию, наверняка они окажутся шпионами. И вселяйтесь. Так и сделали двое «добросовестно заблуждавшихся».
       Кто мы такие? Меня мучает этот вопрос. И пока мы не ответим на него, ничего мы в России не построим. Пока мы не осознаем, что в 1917 году была не Великая Октябрьская социалистическая, а самая натуральная контрреволюция, пока не уясним, что гражданская война была организована Лениным, что он изначально создавал тоталитарное государство.
       — Ленин — злодей. А кто же мы?
       — Рабы. До сих пор — рабы. Позволившие и позволяющие проводить над собой эксперименты.
       Вот провозгласили идею сильного государства. А что это такое? Военные говорят: дайте нам больше железа, оружия то есть. Чиновник решил, что сильное государство — это, конечно, он. Я это называю бюрократурой, то есть диктатурой чиновничества. Начались игры в патриотизм. А сильное государство — это свободный человек, богатый человек. Этот человек независтлив, незлобен. Он не станет потирать ручки, видя, как гонят Ходорковского (которого я, кстати, знать не знаю, просто эта история на слуху).
       В нас внедрена и глубоко укоренилась коллективная совесть: я — как все. Совесть одна на всех. Когда не стыдно гнуться перед властью и не страшно — всем-то вместе — перед неизбежностью держать рано или поздно ответ за содеянное.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera