Сюжеты

ДЕВЯТЬ ВОПРОСОВ ПРЕЗИДЕНТУ РОССИИ ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ

Этот материал вышел в № 63 от 28 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Уважаемый г-н Президент! Мы скорбим по жертвам терактов в России. Нам омерзителен террор как самая чудовищная форма «коллективного наказания», как циничная расправа над беззащитными людьми. Июльские теракты в Москве и теракт в Моздоке еще...


       
       Уважаемый г-н Президент! Мы скорбим по жертвам терактов в России. Нам омерзителен террор как самая чудовищная форма «коллективного наказания», как циничная расправа над беззащитными людьми.
       Июльские теракты в Москве и теракт в Моздоке еще раз подтвердили, что чеченская война входит в российский быт. 7 июля, выступая на совещании в Кремле, Вы высказали несколько программных положений относительно ситуации в Чечне:
       1. Чеченские боевики — это «наиболее опасная часть международной террористической паутины».
       2. Во избежание новых многочисленных жертв «нельзя идти на поводу у террористов».
       3. Главное средство борьбы — «выковыривать террористов из подвалов и пещер».
       Существует ряд вопросов, ответы на которые мы вместе с множеством граждан России ждем от Вас как от Президента нашей страны и Главнокомандующего ее Вооруженными силами. Одновременно эти вопросы и к обществу
       
       1. Россия, являясь участником мирного урегулирования на Ближнем Востоке, отнюдь не требует «выковыривать из подвалов и пещер» активистов даже таких ультрарадикальных организаций, как «Исламский джихад», «ХАМАС», «ФАТХ», «Бригада мучеников Аль-Акса» и др. Напротив, весьма влиятельные государственные деятели, в том числе и в России, призывают учитывать в мирном процессе позиции всех антиизраильских сил.
       Почему Вы, господин Президент, отвергаете любую возможность переговоров с представителями политического руководства чеченских сепаратистов, в первую очередь — с Асланом Масхадовым, деятелем, никогда не ассоциировавшим себя с фундаменталистскими течениями, светским политиком гораздо более умеренных взглядов, чем даже Ясир Арафат?
       
       2. Российская дипломатия и Вы лично, господин Президент, неоднократно и искренне приветствовали выполнение Джорджем Бушем, Жаком Шираком, Биллом Клинтоном, другими государственными деятелями роли посредников в урегулировании палестино-израильского конфликта. В прошлом российская дипломатия и Вы сами предпринимали настойчивые посреднические усилия в разрешении иракского конфликта.
       Почему же, господин Президент, Вы категорически отказываетесь привлечь авторитетных посредников для переговоров об урегулировании уже почти 10-летнего военного конфликта в Чечне с нынешним политическим лидером чеченских сепаратистов Асланом Масхадовым?
       
       3. За две войны, с 1994 г. по 2003 г., в результате военных действий и террористических актов в Чечне, по самым осторожным, минимальным оценкам и данным, погибли и умерли от ран в госпиталях около 18 тысяч российских военнослужащих, убиты и умерли от ран около 70 тысяч мирных жителей — русских, чеченцев, лиц других национальностей, убиты и умерли от ран около 8000 бойцов чеченских вооруженных формирований.
       Список жертв этой войны растет каждый день Вашего президентства.
       Господин Президент, какое число российских военнослужащих и мирных граждан, погибших от военных действий, карательных операций и от действий террористов-смертников, Вы сочтете настолько ужасающим, чтобы решиться начать переговоры о прекращении войны с противоборствующей стороной, с политическими лидерами чеченских сепаратистов?
       
       4. Господин Президент, если уже четыре года не заканчивается вторая чеченская война, на чем основываются Ваши заверения, что федеральные силы способны в обозримом будущем добиться решительного разгрома чеченских сепаратистов?
       
       5. В целях борьбы с чеченскими сепаратистами в России установлены почти полная монополия государственных СМИ и цензура на освещение войны в Чечне. Силовые ведомства осуществляют на территории Чечни карательные операции, политические убийства. Боевые действия вовсе не закончены, в горах и лесах федеральные войска по-прежнему применяют тяжелую артиллерию и бомбардировки с воздуха, подчас дело доходит до артиллерийских обстрелов окраин населенных пунктов.
       Какие еще силовые действия Вы, господин Президент, планируете предпринять и какими еще полномочиями собираетесь наделить Вооруженные силы, спецслужбы и правоохранительные органы, чтобы они могли обеспечить и гарантировать безопасность наших соотечественников от нападений чеченских сепаратистов и террористов-смертников в Чечне и за ее пределами?
       
       6. Господин Президент, почему Вы считаете, что именно международные террористические центры, а не бессмысленная жестокость российских военных и спецслужб толкают мирных жителей в ряды сепаратистов и террористов-смертников?
       
       7. По Вашему указу, господин Президент, в марте 2003 года, фактически в условиях войны, в Чечне был проведен так называемый референдум по Конституции Чеченской Республики, который, как все знают, не привел к прекращению действий ни российских военнослужащих, ни чеченских сепаратистов и не прекратил гибель мирных жителей от рук враждующих сторон. Недавно своим Указом Вы назначили на октябрь выборы президента Чеченской Республики, которые пройдут в тех же условиях, что и референдум, без согласия политических лидеров чеченских сепаратистов признать эти выборы.
       Почему Вы, господин Президент, считаете, что назначенные Вами выборы президента Чечни явятся «шагом на пути политического урегулирования», приведут к стабилизации положения и к прекращению войны в Чечне?
       
       8. Война в Чечне, как «черная дыра», поглощает миллиарды рублей. Финансовые потоки на восстановление Чечни уходят в никуда, войска разлагаются нелегальным нефтяным и оружейным бизнесом, мародерством и поборами с населения. Средства на оплату войны собираются с российских налогоплательщиков и не показываются в бюджете России.
       Каковы расходы на войну в Чечне за то время, что Вы являетесь Президентом? Падают ли они или растут с течением времени? Назовите эти расходы.
       
       9. Господин Президент, в свое время Вы заявили, что для России обеспечение ее безопасности от действий террористов с территории Чечни важнее, чем вопрос статуса Чеченской Республики. Известно, что руководство чеченских сепаратистов предлагает мирный план («план Ахмадова»), предусматривающий временное создание на территории Чечни международной администрации ООН и разоружение чеченских сепаратистов при условии размещения в Чечне контингента международных миротворческих сил.
       Почему, господин Президент, Вы категорически отказываетесь от переговоров с политическим руководством чеченских сепаратистов на основе этого или любого другого мирного плана, включающего авторитетное международное посредничество, демилитаризацию Чечни, ее социально-экономическое восстановление и гарантии безопасности населения?
       
       Людмила АЛЕКСЕЕВА, председатель Московской Хельсинкской группы; Артур АРИСТАКИСЯН, кинорежиссер; Зулейхан БАГАЛОВА, директор Центра исследований и популяризации чеченской культуры «ЛАМ» (г. Грозный); Руслан БАДАЛОВ, председатель общественного движения «Чеченский комитет национального спасения»; Леонид БАТКИН, историк культуры; Андрей БИТОВ, писатель; Елена БОННЭР, председатель Фонда Андрея Сахарова; Вадим БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ, публицист; Дмитрий БРОДСКИЙ, директор Московской независимой общественной библиотеки; Аркадий ВАКСБЕРГ, писатель; Георгий ВЛАДИМОВ, писатель; Светлана ГАННУШКИНА, председатель общественной организации «Гражданское содействие»; Алла ГЕРБЕР, писатель, президент фонда «Холокост»; Лидия ГРАФОВА, председатель международного общественного движения «Форум переселенческих организаций»; Лев ГУДКОВ, доктор философских наук, член российского общенационального комитета «За прекращение войны и установление мира в Чеченской Республике»; Евгений ИХЛОВ, публицист; Владимир КАРА-МУРЗА, историк; Сергей КОВАЛЕВ, депутат Государственной Думы РФ; Яков КРОТОВ, священник; Александр ЛЮБОСЛАВСКИЙ, редактор журнала «Защита прав и свобод человека»; Владимир ОЙВИН, правозащитник, член инициативной группы «Общее действие»; Олег ПАНФИЛОВ, директор Центра экстремальной журналистики; Андрей ПИОНТКОВСКИЙ, политолог; Лев ПОНОМАРЕВ, исполнительный директор общероссийского общественного движения «За права человека»; Юлий РЫБАКОВ, депутат Государственной Думы РФ; Юрий САМОДУРОВ, директор Музея и Общественного центра имени Андрея Сахарова; Александр ТКАЧЕНКО, писатель, член российского общенационального комитета «За прекращение войны и установление мира в Чеченской Республике»; Артемий ТРОИЦКИЙ, культуролог; Николай ХРАМОВ, председатель российского отделения Транснациональной радикальной партии; Эрнст ЧЕРНЫЙ, председатель общественной организации «Экология и права человека»; Виктор ШЕНДЕРОВИЧ, писатель; Игорь ЯКОВЕНКО, доктор философских наук, член российского общенационального комитета «За прекращение войны и установление мира в Чеченской Республике».
       
       Сбор подписей продолжается.
       
       "Новая газета" № 63

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera