Сюжеты

ОСТРОВА БЕЗ ГУБЕРНАТОРА

Этот материал вышел в № 63 от 28 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Технические катастрофы оборачиваются кризисом власти С 25 по 27 августа в Сахалинской области объявили траур. Были приспущены флаги над государственными учреждениями, отменены все развлекательные мероприятия, местные телеканалы показывали...


Технические катастрофы оборачиваются кризисом власти
       

   
       С 25 по 27 августа в Сахалинской области объявили траур. Были приспущены флаги над государственными учреждениями, отменены все развлекательные мероприятия, местные телеканалы показывали только новости, лирическую музыку и островные пейзажи. К зданию областной администрации люди несли и несли цветы. Горю родных и близких конечно же сочувствуют все.
       А вот решение властей похоронить жертвы авиакатастрофы в центре Южно-Сахалинска — рядом с Воскресенским кафедральным собором — вызвало почти однозначно негативную реакцию жителей. Неудивительно: через улицу — жилые дома, популярный кинотеатр «Премьер», в двух шагах — парк культуры и отдыха. Уместно ли здесь устраивать элитное кладбище, на котором, того и гляди, начнут и в будущем хоронить вип-персон… Опрос на местном сайте SAKH.COM показал: более половины сахалинцев против этого. Но когда у нас власти прислушивались к мнению народа? Тем более что на похороны прилетает сам глава государства. Не везти же президента на старое городское кладбище, состояние которого, мягко говоря, далеко от идеального!
       Похороны прошли по высшему разряду. Беспрецедентный случай: на похороны из Москвы прибыл В. Путин. Тысячи людей пришли на площадь перед «Сахинцентром», где шла траурная церемония, и, несмотря на изнуряющую жару, стояли три часа, слушая траурные речи. Рвал душу военный оркестр, перед бронетранспортером, за которым везли лафет с телом губернатора, дорогу устилали цветами, несли сотни венков… Порядок охраняли сотни людей в форме. Столь пышных мероприятий подобного рода на острове прежде не видели. Да и не дай бог, как говорится, увидеть впредь…
       Погибших проводили в последний путь с небывалыми почестями. Склонив головы перед их памятью, вернемся на несколько дней назад и попытаемся понять, как же могла произойти эта беспрецедентная катастрофа.
       
       Хроника поиска. 20 августа
       Тревожная новость пришла на Сахалин в районе 16 часов (здесь и далее время сахалинское): агентство «Интерфакс» распространило информацию о том, что на Камчатке потеряна связь с вертолетом «Ми-8», на борту которого находился губернатор Игорь Фархутдинов. По словам замначальника управления по делам ГО и ЧС Камчатской области Анатолия Плевако, в 13 часов 40 минут экипаж вертолета «Ми-8» ГУП «Халатырские авиалинии» должен был выйти на связь в районе озера Курильское, однако сеанса связи не последовало. Вертолет вылетел в 12.40 из аэропорта Елизово в Северо-Курильск — делегация направлялась туда, чтобы проверить ход подготовки района к зиме.
       Часом раньше по этому же маршруту с Камчатки улетел другой «Ми-8», принадлежащий частной авиакомпании «Кречет». Он благополучно прибыл на место и вскоре первым отправился на поиски пропавшей машины. Еще один вертолет и самолет были подняты по тревоге с Камчатки. На этом спасательная операция в тот день, по сути, и прекратилась: наступала темнота, вести активный поиск с воздуха было невозможно.
       
       21 августа
       К утру в районе происшествия были сосредоточены значительные силы МЧС, УВД, Минобороны и погранвойск. В аэропорту Елизово развернули оперативный штаб. В Петропавловск-Камчатский из подмосковного Раменского в 8.10 прибыл самолет МЧС «Ил-76», на борту которого находились 39 спасателей Центрального аэромобильного отряда МЧС и центра по проведению спасательных операций особого риска «Лидер», а также два легких вертолета «Бо-105», водолазы с необходимым оборудованием и поисковые собаки. Весь день в воздухе одновременно находились несколько вертолетов, велось непрерывное наблюдение на море в районе мыса Лопатка и острова Алаид.
       Поиски осложнялись тем, что на вертолете не было аварийного передатчика международной системы КОСПАСС-САРСАТ.
       Погода в этот день также не благоприятствовала авиаторам: низкая облачность (300—600 м) и осадки ухудшали видимость. И хотя в поисках были задействованы уже около 1500 человек, второй день также не принес никакого результата.
       
       22 августа
       С рассветом спасательная операция продолжилась и с воздуха, и на земле. Были разбиты четыре базовых лагеря в местах наиболее вероятного нахождения пропавшего вертолета, оперативные отряды спасателей начали прочесывать тайгу. Одновременно поиск вели до 11 вертолетов и два самолета.
       Администрация Сахалинской области объявила, что выплатит 100 тысяч рублей за достоверную информацию о месте нахождения пропавших людей и один миллион рублей — той группе спасателей, которая первой обнаружит вертолет.
       Между тем на Камчатке Межгосударственный авиационный комитет начал выяснение обстоятельств пропажи «Ми-8». Камчатская прокуратура возбудила уголовное дело по части 1 статьи 263 УК РФ (нарушение безопасности полетов). Изучив уставную и прочую документацию «Халатырских авиалиний», следователи сообщили сенсационную новость, которую озвучил полпред президента в ДФО Константин Пуликовский. Оказывается, авиакомпания вообще не имела права перевозить чиновников губернаторского ранга!
       Наконец, назвали и точную цифру находившихся на борту: 20 человек, включая троих пилотов.
       К обеду появились пугающие новости: обнаружено масляное пятно в озере Курильское. Но и в его окрестностях пропавшую машину не нашли.
       Затем просочилась информация о том, что через 32 минуты после взлета пилот «Ми-8» еще раз пробовал выйти на связь, причем в эфире из-за помех удалось разобрать только позывные аэропорта, а затем — возглас отчаяния… Так кричат, когда уже ничего не исправить.
       Первое сообщение о том, что обломки «Ми-8» найдены, поступило в 17.00 от «Интерфакса» со ссылкой на заместителя полпреда Александра Дроздова. Но уже через час информация была опровергнута.
       Надежда, что люди живы, еще оставалась…
       
       23 августа
       Весь день шли напряженные поиски, но обнаружить место катастрофы удалось не профессиональным спасателям, а экипажу вертолета «Камчатских авиалиний» под управлением опытного пилота Андрея Сабанина. Это произошло в 15 часов 40 минут в районе реки Апачан, в 115 км к югу от Петропавловска-Камчатского.
       Самые худшие опасения подтвердились: уже с первого взгляда на место катастрофы было ясно, что выжить никому не удалось…
       
       Странности рокового рейса
       Первая из загадок: почему губернатор отправился на вертолете «Халатырских авиалиний», хотя в прежних своих поездках на Северные Курилы обычно пользовался услугами авиакомпании «Кречет»? Она специализируется на доставке богатых зарубежных туристов в знаменитую долину гейзеров, и вертолеты имеет куда более комфортабельные. Правда, и стоимость услуг выше на треть, чем у конкурентов из госпредприятия.
       Похоже, администрация Северо-Курильского района решила сэкономить несколько сотен долларов, потому и оплатила губернаторский рейс «Халатырке». Почему-то никто не вспомнил, что совсем недавно, 12 марта 2003 г., с вертолетом «Ми-8» этой авиакомпании уже произошло ЧП — он рухнул прямо на аэродроме с высоты пять метров, набитый пассажирами и грузом. Два человека получили небольшие ранения — но, поскольку это были простые граждане, дело спустили на тормозах. «Халатырка» продолжала возить курильчан на большую землю, оставаясь, по сути, единственным видом воздушного транспорта для жителей Парамушира.
       Вторая загадка: почему вертолет с губернатором так резко — на 40 км — отклонился от заданного маршрута? Наиболее вероятный сценарий происходившего на борту таков: местные предприниматели предложили губернатору посмотреть красоты Камчатки, и он благосклонно согласился. Пилот мог отказаться менять курс, но не осмелился и направил машину в густую облачность, буквально прижимаясь к земле. Об этом говорят данные предварительной расшифровки «черных ящиков» — параметрического и речевого самописцев, записи на них, кстати, очень качественные. Как говорят специалисты следственной бригады, удар о землю был настолько сильный, что часть корпуса винтокрылой машины вошла в землю, а тяжелый двигатель провалился внутрь салона. Вокруг обломков на расстоянии 20—30 метров лежали тела восьми погибших, остальные двенадцать были обнаружены внутри кабины. Игорь Павлович Фархутдинов был там же, он и еще два человека лежали, держась друг за друга, вероятно, они старались в последний момент не выпасть наружу. Обломки хвостового винта находились примерно в 70 метрах от разрушенной кабины.
       Наиболее вероятную версию происшедшего озвучил на пресс-конференции 25 августа председатель госкомиссии по расследованию причин катастрофы, министр МЧС Сергей Шойгу. По его словам, такие версии, как терроризм, диверсия, отказ техники, уже отпали.
       — При оперативном просмотре данных бортовых самописцев, — сказал Сергей Кужугетович, — не зарегистрировано отказов систем вертолета и двигателей в полете. То есть все системы вертолета работали нормально. Полет выполнялся на высоте 700 метров, но не 1350, как информировал экипаж диспетчера. Обороты несущего винта стабильно регистрировали 95%, курс полета был зарегистрирован: 292 градуса при заданном по плану маршрута курсе 214 градусов. Таким образом, отклонение от курса — больше 70 градусов. Разовых команд об аварийных ситуациях и срабатываниях речевого информатора не зарегистрировано.
       Министр МЧС показал журналистам спутниковый снимок метеообстановки на момент падения «Ми-8». По нему видно, что вертолет, отклонившись от маршрута, попал в самую густую облачность. Из-за этого последние семь минут машина летела на предельно низких высотах, повторяющих рельеф местности: 36, 73, 96,162, 73, 63 метра… Запись самописца оборвалась на высоте 13,3 метра. Как рассказал С. Шойгу, именно в этот момент пилот слишком резко потянул ручку управления назад, а потом на себя. По данным приборов, на это ушло 1,8 секунды. Судя по всему, летчик увидел близкое препятствие и пытался избежать столкновения. Скорость для такого маневра была слишком велика — 227 км/ч. Похоже, именно это роковое стечение обстоятельств (весьма редкое для вертолетов класса «Ми-8») привело к тому, что конус несущего винта захлестнул назад и гибкие лопасти обрубили хвостовую балку рулевого винта. После чего вертолет потерял управление и начал вращаться вокруг своей оси — это подтверждает разброс вещей и тел погибших. По словам министра МЧС, в точности такая же ситуация произошла и с вертолетом красноярского губернатора Александра Лебедя 28 апреля 2002 года.
       Повторю: все это пока лишь версия. Официальное заключение будет обнародовано позже. Но и так ясно, что профессия губернатора в России, особенно за Уралом, становится все более опасной. За полтора года не стало троих: Лебедя, Цветкова и Фархутдинова.
       Кто рискнет сменить последнего? Это станет ясно в ближайшие недели, после того как Сахалинская областная Дума объявит дату выборов губернатора. Скорее всего, их совместят с выборами в Госдуму.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera