Сюжеты

БОЙЦОВСКИЙ КРУГ

Этот материал вышел в № 63 от 28 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Монолог молодого менеджера: «В этом мире возможно все. Только я не знаю, как поменять этот мир и самого себя» Примета времени — вновь стали появляться люди, уверенно стоящие на ногах. Так мы привыкли оценивать средний класс. Символ его —...


Монолог молодого менеджера: «В этом мире возможно все. Только я не знаю, как поменять этот мир и самого себя»
       

        
       Примета времени — вновь стали появляться люди, уверенно стоящие на ногах. Так мы привыкли оценивать средний класс. Символ его — молодые, преуспевающие менеджеры и бизнесмены, которым уже не нужно заботиться о том, как дотянуть до получки. У них достаточно ума и предприимчивости, таланта и образования. У них — увлекательная работа, за которую неплохо платят…
       Но что-то все же не так. Есть во многих из них что-то такое, что заставляет не любить себя и тот мир, который предоставляет им столько возможностей. Выход — у каждого свой. Мы собрали несколько историй из жизни «успешных» людей. Первую, что задела нас больше всего, публикуем сегодня.
       
       Я — менеджер в одной из многих московских фирм. А еще — уличный боец.
       ...Ты можешь молчать, отворачиваться, но рано или поздно тебе придется защищаться или защищать своих друзей, близких. Самое страшное — как бы ты ни пытался обойти, сгладить углы — тебе все равно придется выбирать: бить первым или быть битым. Я предпочитаю бить.
       Я не рыцарь, никакой идеологии у меня нет, никому и ничего доказывать не собираюсь. От того, что я творю, мне иногда становится страшно, но ничего сделать с этим не могу. У меня жена, грудной ребенок, деньги, квартира, машина, друзья, хорошая должность и перспективы роста — все это мое. Я просто не хочу терпеть и видеть грязные, исписанные похабными надписями подъезды, наркоманов, ширяющихся на глазах у моих детей, жлобов, хамов, алкоголиков… Хотя я, сами понимаете, тоже не ангел.
       Все началось еще в студенчестве. Тогда я увлекался музыкой и в одном из клубов частенько играл на пластинках себе в удовольствие. Получалось неплохо. Контингент, посещавший это заведение, как водится, был очень разный. В один из вечеров я заступился за знакомых девчонок. После вечеринки меня ждала толпа ублюдков, которые желали поговорить по душам. Чудом, но я уболтал их. До сих пор помню их лица — ничего человеческого в них не было. С тех пор во мне что-то перевернулось…
       Особенно я не люблю метро. Кажется, все, что есть плохого в человеке, вылезает именно в общественном транспорте. Неприятен тип быковатых людей, которые никого и ничего не замечают. Они идут напролом, ни перед кем не извиняясь: наступают на ноги, прут, расталкивая своими крепкими кожаными плечами старушек с тележками, подростков, девушек, женщин, молодых людей — всех тех, кого, по их мнению, не существует, если только, конечно, они не поплечистее и не побыковатее их самих. Инстинкт практически безошибочно подсказывает им, кто жертва, а кто охотник. Никто из них не может даже представить себе, что я — охотник.
       В последний раз, когда я ехал в метро с коллегами по работе, мне на пути повстречался такой тип. Жаль, что я был не один, иначе… Удержался. Вот только холодный ком ярости остался. Меня бы просто не поняли. Потому что я начал бы его бить без слов и объяснений. Потом долго жалел, что не сорвался.
       В другой раз сорвался. Возвращался домой из центра с друзьями. Напротив спал подвыпивший парень. Я его разбудил, мне прекрасно известно, в какие истории можно попасть в таком состоянии. Например, когда я служил в армии, нас частенько посылали на усиление. Обычно мы проверяли вагоны метро на конечных станциях. Машинисты не приветствовали побудку прилично одетых граждан. Ведь просыпались заспавшиеся пассажиры обычно без кошелька, мобильного, плеера, часов и других ценностей.
       Так вот, я разбудил этого парня, но он, очнувшись, начал вести себя по-хамски. Положил ноги на сиденье, ругался, оскорбил какую-то девушку. Я попытался одернуть его, а он полез «выяснять отношения». Не сказать, что он был очень пьян, и слова в общем-то понимал… Когда он произнес сакраментальное: «Чо те надо?!»… Это выражение и его производные с характерными вариациями и интонациями вызывают у меня безусловный рефлекс.
       Дальнейшее я вспоминаю отрывочно. Помню, ударил. Следующее воспоминание — он лежит весь в крови, меня оттаскивают от него мои перепуганные друзья. Он встал, ударил первую попавшуюся под горячую руку девушку по лицу и выбежал в закрывающиеся двери на какой-то станции метро.
       Такой мрази все равно, кому и как мстить. А людишки они очень злопамятные. Им главное — ударить и убежать. Убежать, если они могут получить в ответ. Наверное, такие подвиги греют им душу в холодные одинокие вечера.
       Я могу объяснить человеку, что он не прав. Словами. Интеллекта, образования, красноречия хватает. Но практика показывает, что словами практически никому из таких ничего не объяснишь. Агрессивное окружение, уродливые промышленные зоны, спальные районы — все это не может дать им ничего, кроме ощущения беспросветности и злобы.
       Самое неприятное, что я уже от них практически ничем не отличаюсь. Жена пугается, когда я в очередной раз прихожу с разбитыми руками и ссадинами. Друзья оттаскивают меня от очередной жертвы плохого воспитания, на которых я реагирую неадекватно. На работе, правда, об этом практически ничего не знают, потому что мои похождения, тьфу-тьфу-тьфу, пока обходятся без особых последствий. Недавно меня оттаскивали от дедушки, который попросил денег на хлеб, а когда я ему ссудил необходимую сумму, начал выговаривать мне: «какая пошла молодежь», «вот в наше время» и так далее. Слава богу, удар перехватил мой друг, а я, очнувшись, заорал: «Беги, дед, иначе я за себя не отвечаю».
       После таких историй мне становится страшно: во что я превращаюсь? Почему я бьюсь с этими убогими людьми? Не их вина, что они такие, но и не моя вина в том, каким стал я. Получается какой-то бойцовский круг. И кажется, на самом деле никто не виноват. Они бьют нас, я бьюсь с ними. Пока существуют они, будут существовать такие, как я. Разорвать этот круг невозможно.
       …Есть у меня такая уверенность, что в этом мире все возможно. Хочешь под окнами пруд с лебедями — это возможно. Хочешь заработать миллион — почему бы его и не заработать? Хочешь стать генеральным директором — пожалуйста. Нет ничего, что не было бы в твоих силах. А в своих силах я уверен. Нужно четко знать свою цель и средства достижения ее. Только я не вижу, как можно поменять мир и себя.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera