Сюжеты

КОЗА-МОСТРА

Этот материал вышел в № 63 от 28 Августа 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вчера открылся юбилейный, 60-й Венецианский кинофестиваль, рожденный в 1932 году Знаменитая «Венецианская Мостра», расположившаяся на острове Лидо, — дама престарелая, можно сказать, долгожитель. Среди ее любимчиков — Лукино Висконти (пять...


Вчера открылся юбилейный, 60-й Венецианский кинофестиваль, рожденный в 1932 году
       

   
       Знаменитая «Венецианская Мостра», расположившаяся на острове Лидо, — дама престарелая, можно сказать, долгожитель. Среди ее любимчиков — Лукино Висконти (пять премий), Луи Маль (четыре премии), Жан-Люк Годар и Роберт Флаэрти, Кэндзи Мидзогути, Элиа Казан и наш Отар Иоселиани (по три премии). Именно Венеция вознесла на мировой пьедестал Андрея Тарковского, к вящему неудовольствию советских киночиновников. Фестиваль откровенно благоволит и к Андрею Кончаловскому. Здесь был отмечен его дебют «Мальчик голубь» (в один год с триумфом «Иванова детства»), а в прошлом году удостоился награды «Дом дураков».
       В последнее время «Мостра», как и другие европейские фестивали, переживала кризис. Венецию трясла лихорадка перемен (впрочем, разве сама Европа не содрогалась в землетрясениях политических и социальных переустройств?). Лозунги фестиваля менялись как перчатки вместе с его президентами. Репутация изменчивости и неустойчивости, слава «вращающихся дверей» (пропускающих все новых и новых руководителей) — в результате начали поговаривать, что Венеция на глазах увязает в песках лагуны, заметно уступая фаворитам — Канну и Берлину.
       В прошлом году буквально накануне фестиваля в Венецию был призван как неотложная помощь отверженный «Берлинале» Морис де Хадельн.
       Изруганный за пристрастие к продукции голливудских мейджоров, Хадельн задался целью вернуть «Мостре» роль подиума Высокой киномоды. При этом он полагает, что арт-хауз (к которому Венеция традиционно пристрастна) следует противопоставлять коммерческому мейнстриму. Хадельн уважает зрителя, считая его достаточно тонким и образованным, чтобы откликнуться на стоящее кинотворение.
       Новый директор не рушит до основания форму фестиваля, апробированную предшественником Альберто Барберой. Но прибавляет остроты ощущений. Конкурс «Против течения» — букет фильмов, альтернативных основной программе. Возрождает он традицию «Берлинале» — показывать фильмы короткого метра перед основным конкурсом, а не в отдельном программном «гетто». Среди явных пристрастий Хадельна и раздел «Новые территории». Здесь демонстрируются экспериментальные ленты без форматных и жанровых ограничений: будь это клип, цифровой опус или широкоформатное мегаполотно. В общем, Хадельн понимает, что прекрасная, но на глазах стареющая «Мостра» нуждается в срочной «подтяжке».
       Юбилейный фестиваль ждали с затаенным волнением. Уже в Канне стало ясно, что ряд ведущих режиссеров мира не успевают закончить свои работы для показа на Французской Ривьере. Венеция получила шанс стать первой фестивальной дамой планеты. Полностью реализовать его не удалось, главные хиты года «Убить Билла» Квентина Тарантино и «2046» Вонга Кар-Вая заполучить не удалось. И все же главный конкурс выглядит впечатляюще. Его почтили своим вниманием ветераны: Маргарет фон Тротта, Марко Белоккио, Маноэль де Оливейра. Долгожданный «Затойчи» Такеши Китано будет соперничать с фильмом многообещающего Алехандро Гонсалеса Инарриту (автора яростной картины «Сука-любовь») «21 грамм» и лентой «До свидания в гостинице Дракона» обладателя «Золотого льва» Цая Мин-Ляна.
       Фестиваль открылся фильмом Вуди Аллена «Что угодно, только не это». Восемь раз фильмы Аллена демонстрировались в Венеции, здесь, в «Палаццо Кавалли», они с юной кореянкой Сон Чжи сыграли свадьбу. Для Хадельна было принципиально важным уговорить капризного манхэттенского затворника лично посетить остров Лидо и открыть юбилейный форум. Образ независимого от Голливуда Аллена олицетворяет кинематографическую нишу, которую стремится занять Хадельн: не мурлыкающий под нос арт-хауз и не глянцевые картины с Беверли-Хиллз, а внегеографическое, непредсказуемое, интеллектуальное кинозрелище.
       Внеконкурсная программа полностью отвечает этой сверхзадаче. Это настоящий фестиваль фестивалей, на котором представлены новые фильмы Бернардо Бертолуччи, братьев Коэнов, Роберта Родригеса, Джеймса Айвори, Рауля Руиса, Казуеши Кумакири, Бабака Пайами.
       На пресс-конференции Морис де Хадельн назвал фантастическое число отсмотренных для фестиваля игровых и документальных картин: 1540. Проигнорировав новые работы мэтров (в частности, Мельникова, Соловьева, Хотиненко), «Мостра» обратила внимание на новое поколение российских кинематографистов. В конкурсе уже нашумевший продукт REN TV «Возвращение». Дебют Андрея Звягинцева всколыхнул кинематографическое сообщество. Из-за него чуть не переругались крупнейшие форумы: Локарно, Монреаль и Венеция. В очередной раз российская пресса, кинематографическое сообщество узнали имя подающего большие надежды режиссера из уст западных фестивальных отборщиков. Кроме Звягинцева, во внеконкурсную программу приглашена картина «Последний поезд» Германа-младшего. К тому же в конкурсной картине Бруно Дюмона (обладателя каннских призов за фильм «Человечность») «Двадцать девять ладоней» главную роль сыграла молодая актриса Катя Голубева. Похоже, после мощного прорыва нашего кино на «Венецианской Мостре» в 60-х российское кино дождалось… «Возвращения».
       

         
       P.S. О том, как дебютный фильм Андрея Звягинцева встречен в Венеции, и о самом фестивале читайте в следующих номерах.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera