Сюжеты

ШТОРМА НЕ БЫЛО. АДМИРАЛЫ СНОВА ВРУТ

Этот материал вышел в № 64 от 01 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

К-159 серии 627А пошла ко дну, когда на море было 3 балла. При таком волнении вообще-то можно купаться Не успела слегка утихнуть шумиха по поводу небывалых маневров на Дальнем Востоке, как вновь чудовищное разгильдяйство и...


К-159 серии 627А пошла ко дну, когда на море было 3 балла. При таком волнении вообще-то можно купаться
       

   
       Не успела слегка утихнуть шумиха по поводу небывалых маневров на Дальнем Востоке, как вновь чудовищное разгильдяйство и непрофессионализм, царящие на флоте, привели к еще одной катастрофе. В Баренцевом море в ночь с пятницы на субботу у острова Кильдин, на подходе к Полярному, на глубине 170 метров затонула при буксировке старая ядерная подлодка К-159 серии 627А. На лодке был экипаж в 10 человек, из моря подняли троих, один был живой. Начальник Главного штаба ВМФ адмирал Виктор Кравченко полагает, что больше не спасти.
       Как в августе 2000-го, начальники сразу начали «впендюривать» стране байки. Начальник пресс-службы ВМФ Игорь Дыгало, прославившийся сочинительством еще во время «Курска», объявил волнение моря силой 3 балла при силе ветра 2—5 м/с на момент катастрофы «штормом», который, мол, оторвал от лодки 4 понтона, в результате чего она и затонула. А потом еще пошел дождик, что привело в расстройство и неспособность спасательные силы Северного флота. Получается, наш флот может действовать только в полный штиль, при нулевой волне и ясной погоде? Так стоит ли такому флоту вообще выходить в море?
       
       Адмирал Эдуард Балтин полагает, что лодка затонула из-за нарушения правил буксировки; она не плавала с 1983 года и ее вообще нельзя было буксировать. «Я последний ходил на ней в море с исследовательскими целями и в тяжелых условиях. Она еще тогда у меня тонула: мы в подводном положении удерживались, а в надводном она теряла положительную плавучесть».
       ВМФ и Минобороны утверждают, что ядерные реакторы «заглушены» и что на месте нет сейчас утечки радиоактивности. Но со временем на дне неизбежно произойдет разгерметизация и утечка начнется, причем на сравнительно небольшой глубине, в районе интенсивного судоходства и рыболовства.
       К-159 в четыре раза меньше «Курска», но и много старее: вошла в строй в 63-м, а «Курск» — в 95-м. Если начнется утечка радиации, то иностранные специалисты, что успешно подняли «Курск» за более чем 100 млн долларов, и близко к месту не подойдут. А наши вечно врущие, разгильдяйские начальники сами смогут поднять? Или только разломают лодку и потом сошлются на «шторм»?
       Одна только в этом деле может быть для всех удача: главком ВМФ Владимир Куроедов так и не станет, похоже, министром обороны. Может, его даже наконец уволят и заменят другим, не хуже, адмиралом
       
       На прошлой неделе на Дальнем Востоке завершились крупнейшие за последние 15 лет маневры, в которых участвовали 70 тыс. человек, 65 кораблей, 7 подводных лодок (из них 5 атомных), 72 самолета и вертолета. В завершение было одновременно запущено 12 крылатых ракет — наземного, морского и воздушного базирования.
       По ходу учений два ударных вертолета «Ми-24» столкнулись в воздухе при пролете на небольшой высоте над взлетной полосой аэродрома вблизи Уссурийска. Шесть летчиков погибли, как утверждают власти, «в результате ошибки пилотирования». Главком ВМФ адмирал Владимир Куроедов объявил, что «подготовкой и проведением учений удовлетворен». Министр обороны Сергей Иванов тоже выразил удовлетворение, а в катастрофе под Уссурийском, которая, как сообщают, произошла у него на глазах, обвинил летчиков и руководителя полетов, заявив, что «это легкомыслие, бравада и воздушное хулиганство».
       В 2000 году сразу после гибели «Курска» адмирал Балтин утверждал, что, в принципе, было преступлением посылать на советского масштаба учения совершенно не готовые к этому экипажи и корабли. Доскональное расследование выявило, что экипаж «Курска» не имел серьезных навыков стрельбы практическими торпедами с концентрированной перекисью водорода в качестве окислителя. Протечка перекиси и пожар в торпедном отсеке погубили лодку, а неподготовленность средств спасения обрекла заранее на смерть выживших при взрыве.
       Многих виновных адмиралов через год с лишним отправили за то в отставку. Но главком Куроедов, вместе с другими долго кормивший страну байками о будто бы «чужой» американской подлодке, погубившей «Курск», уцелел, и сейчас видим — вполне оправился.
       Масштабные учения с использованием стареющей техники, при нынешнем упадке дисциплины и нарастающем снижении профессионализма командного состава, угрожают новыми чудовищными катастрофами. Касается это, конечно, не только нашей, но и других постсоветских армий.
       В октябре 2001-го во время плохо подготовленных учений украинских ПВО в Крыму сверхдальняя ракета С-200 сбила над Черным морем российский авиалайнер «Ту-154» авиакомпании «Сибирь» — и 77 человек погибли. Украинские генералы тоже врали, что они ни при чем; видные российские военачальники, что присутствовали на учениях в качестве наблюдателей и с самого начала знали, что случилось, сделали все возможное, чтобы это вранье прикрыть. Не лети самолет из Израиля, не будь на борту иностранных граждан — может, так бы и замотали дело.
       В этом году, впервые после окончания эпопеи с «Курском», Россия возобновила масштабные военные маневры, и, поскольку с дисциплиной и профессиональной готовностью дела обстоят все хуже и хуже, а техника ветшает, результат не замедлил сказаться — новая катастрофа, новые смерти. Начальство же, что без зазрения совести бессмысленно рискует жизнями людей, винит, естественно, исполнителей низшего звена в «легкомыслии и браваде».
       
       Понятно, что без маневров нельзя восстановить боеспособность, но проводить с ходу учения на полконтинента в условиях, когда вооруженные силы продолжают разлагаться, — прямое преступление и измена. Тем более что сейчас никто всерьез из-за границы нам не угрожает и нет никакого стратегического смысла устраивать «спектакли».
       В мае флот и стратегическая авиация проводили впервые за много лет маневры в Индийском океане — изображали уничтожение американской ударной авианосной группы и удар ядерными авиационными крылатыми ракетами по американской базе на острове Диего-Гарсия. Потом на Балтике флот с приданными силами изображал отражение нападения сил НАТО на Калининградскую область.
       Зачем все это делалось — умом не понять. Не собирается НАТО брать штурмом Калининград, а если вдруг пожелает, то российский флот в узости Балтийского моря отправят на дно в считаные минуты. В Индийский же океан в случае чего нашей мизерной эскадре без авиационного прикрытия вообще не дойти, и стратегические бомбардировщики, построенные без применения технологии «стелт», не долетят из-под Энгельса на Волге до рубежа пуска крылатых ракет по Диего-Гарсия — собьют. (У американцев сейчас авиабазы не только в Турции, но также в Афганистане и в Узбекистане.)
       Естественно, на Западе наши воинственные учения вызвали всего лишь брезгливое недоумение непонятной для нормальных людей тупой упертостью отечественных военачальников, еще живущих в исчезнувшем мире «холодной войны». Американцы оккупировали Ирак, потом отвели флот, большую часть боевой авиации, а также корпус морской пехоты с десантными судами и вертолетоносцами на отдых, текущий ремонт и пополнение припасов в преддверии новой широкомасштабной кампании, надо думать, по оккупации Северной Кореи. На маневры горстки российских кораблей американская армада не обратила ровным счетом никакого внимания.
       Впрочем, наши начальники только внешне выглядят не слишком умными и по-дурацки упертыми, а свой интерес при этом отменно понимают и блюдут. Масштабные маневры, что погубили «Курск», были нацелены не потенциального супостата пугать, а угодить Владимиру Путину, который с первых дней в Кремле выказывал особое расположение флоту и лично главкому Куроедову. Было мнение, что, восхитившись готовностью флота, президент назначит на смену маршалу Игорю Сергееву, которого все одно собрался снимать, министром — Куроедова. Командующий Северным флотом Вячеслав Попов в черед шел на место главкома, а его начальник штаба Михаил Моцак — из замов в комфлота. «Курск» уже лежал на дне, уцелевшие моряки умирали страшной смертью без помощи, а Попов успел дать интервью ТВ, что учения прошли в целом успешно.
       Теперь опять наступает время смены министра: Иванов, не пользующийся ни уважением, ни серьезным влиянием на реальный ход дел, явно созрел для повышения по службе. Вот и Куроедов снова в новостях делает широковещательные заявления, и офицеры рискуют жизнью на бессмысленно-помпезных учениях, которые сами — больше угроза для страны, чем любой заморский «потенциальный противник». На «Курске» после взрыва ядерные реакторы очень удачно и намертво заглохли — сработала автоматика. Как-то оно будет в следующий раз?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera