Сюжеты

ПАДРЕ РЕАНИМАЦЦИОНЕ

Этот материал вышел в № 64 от 01 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Отец реанимации ушел из жизни в 94 года, вернув жизнь очень многим За рубежом, подводя итоги прошлого столетия, издали книгу «Великие имена ХХ века, гиганты медицины». Там названы немецкий физик Вильгельм Рентген, английский микробиолог,...


Отец реанимации ушел из жизни в 94 года, вернув жизнь очень многим
       

     
       За рубежом, подводя итоги прошлого столетия, издали книгу «Великие имена ХХ века, гиганты медицины». Там названы немецкий физик Вильгельм Рентген, английский микробиолог, первооткрыватель антибиотиков Александер Флеминг, австрийский психиатр Зигмунд Фрейд, французский физиолог Клод Бернар... И в этом ряду русское имя — патофизиолог Владимир Неговский. Недавно он ушел от нас — болезнь сердца...
       
       Человеческая жизнь конечна. Как сказал Пушкин: «Мы все уйдем под вечны своды, и чей-то, верно, близок час». Это так. Но в нашем отечестве в самом начале прошлого века в маленьком городке Козельске на Черниговщине в семье учителя родился человек, который впервые в истории медицины открыл и подтвердил, что не всякая смерть необратима. И то, что всегда было признаками гибели, — остановка сердца и дыхания, агония — нередко не окончательный приговор. Что погибающего можно вывести из этого состояния своевременными действиями медиков. Это состояние Владимир Неговский позднее назвал клинической смертью — в отличие от истинной, биологической смерти.
       Предерзостные эти идеи, которые молодой доктор, выпускник 2-го Московского медицинского института, высказывал в тридцатые годы, работая в Институте экспериментальной физиологии и терапии, а потом в Институте нейрохирургии, руководимом великим хирургом и деятелем науки Николаем Бурденко, — идеи эти часто вызывали скептическое отношение и даже насмешки коллег, и особенно чиновников от медицины. Николай Нилович Бурденко, однако, смотрел далеко вперед и в 1936 году открыл первую в мире научно-исследовательскую лабораторию экспериментальной физиологии по оживлению организма.
       Грянула война. Во фронтовых госпиталях, где работал Неговский, молодые парни погибали от потери крови, болевого шока. Доктору удалось возвратить к жизни десятки бойцов. Первым спасенным, восставшим со смертного одра, стал красноармеец Черепанов. В 1943 году вышла в свет монография Неговского «Восстановление жизненных функций организма, находящегося в состоянии агонии или клинической смерти».
       Это был первый вестник появления новой науки — реаниматологии. В 1946 году в хирургической клинике профессора Александра Бакулева открылся реанимационный центр, затем появилось первое такое отделение в Боткинской больнице. А в 1961 году на Международном конгрессе травматологов в Будапеште профессор, доктор медицинских наук Владимир Неговский заявил, что новая наука реаниматология живет и успешно развивается.
       Талантов в медицине немало. Но нечасто появляются люди, способные на то, что удалось Неговскому: открыть принципиально новую область в науке, создать школу, блестяще подтвердившую практикой справедливость этой теории.
       Прожив 94 года, он до последних дней сохранял ясность мышления, активно занимался наукой в Институте общей реаниматологии, которым бессменно руководил много лет, до 1988 года.
       Чтобы проложить новый путь в науке, пережить неизбежные нападки, косность, невежество, другие удары, надо еще иметь очень большой запас прочности. Как сказал поэт: «Все-таки железное здоровье надобно, чтоб этого дождаться» — дождаться признания, понимания.
       Казалось бы, океан лежит между обращенной к молодому Неговскому фразой: «А вы что — там, в моргах, трупы оживляете?» — и его полным признанием, мировой славой. Фразу произнес, выслушав подробнейший доклад Неговского, именитый чиновник от медицины. А совсем недавно, принимая наших специалистов в Питтсбурге, виднейший американский реаниматолог Питер Сафар назвал работы Неговского и его учеников классическими. Владимиру Александровичу хватило стойкости и воли пересечь океан, разделяющий эти две вехи жизни. И в этом — очень важный урок его жизни для всех нас.
       И ничего, что западные ученые, подхватившие идеи Неговского, работали, как правило, в гораздо лучших условиях, чем сами создатели реаниматологии. Видимо, это судьба российских ученых — ютиться в ветхих помещениях, «выбивать» оборудование, преодолевать тупое сопротивление чинуш и десятилетиями ждать «внедрения». Много сил отдавать делам, не имеющим никакого отношения к науке.
       Академик медицины, автор более чем ста монографий, переведенных на многие языки мира. Лауреат двух государственных премий и кавалер многих орденов, член многих зарубежных научных обществ и академий. Человек, которого итальянцы называли Падре Реанимацционе — отец реанимации. Память о нем пребудет всегда: в его учениках и учениках его учеников, в людях, спасенных им от преждевременной гибели, в их детях и детях их детей.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera