Сюжеты

ЛИКВИДАЦИЯ НА ДАЛЬНИХ ПОДСТУПАХ К МИРУ

Этот материал вышел в № 66 от 08 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В ночь с 1-го на 2 сентября в селении Янди-Котар Ачхой-Мартановского района Чечни был казнен Умар Мухтаров, местный житель. Все произошло по широко известному тут сценарию внесудебных адресных казней: после полуночи группа неизвестных...


       
       В ночь с 1-го на 2 сентября в селении Янди-Котар Ачхой-Мартановского района Чечни был казнен Умар Мухтаров, местный житель. Все произошло по широко известному тут сценарию внесудебных адресных казней: после полуночи группа неизвестных военных вошла в дом Мухтаровых, проверила у Умара паспорт, вывела на улицу, расстреляла из автомата и тихо удалились. Случилось то, что опять ДОЛЖНО БЫЛО СЛУЧИТЬСЯ?
       
       Некоторое время назад, впервые с начала второй войны, в Чечне появился Вагап Тутаков, ранее замеченный только за границей. Для знающих это была безусловная сенсация: Тутаков — заметная фигура из числа сторонников Масхадова и последовательный сторонник Ичкерии и идеи независимости. Тутаков не мог приехать сюда и сейчас только для того, чтобы повидаться с родственниками. Конечно, появление Тутакова, спецпредставителя ичкерийского парламента, в нынешней Чечне, готовящейся к президентским (в пику Масхадову) выборам 5 октября согласно Конституции, принятой 23 марта, — событие экстраординарное, совершенно не случайное, и просто так, без самых серьезных гарантий безопасности, он бы не пошел на подобный шаг.
       Так и было: Тутаков приехал ради наведения мостов с Масхадовым. Естественно, об этом не объявляли широко, как о правозащитном туризме актрисы Джоли в беженские лагеря. Но кому надо — отлично знали, что миссия Тутакова крайне важна. На Тутакова в кои-то веки была возложена роль посредника между силами сопротивления, подконтрольными Масхадову, лично Масхадовым и одним из кандидатов в президенты Чечни, на которого администрация президента Путина так же делает ставку, вопреки расхожему мнению, как и на Кадырова.
       Откровенно говоря, в последнее время именно Тутаков стал олицетворением некоторой надежды на хотя бы попытки договориться с «той стороной» и тем самым выйти из очевидного чеченского тупика, сохраняя лицо. Как известно, официальный Кремль в этом — мирных контактах — был до некоторых пор совершенно неприступен. А вот тут сдался: Тутаков получил гарантии безопасности для своего вояжа именно от администрации президента Путина. Гарантий для Тутакова добивался от Кремля, с одной стороны, Совет Европы, а с другой — Малик Сайдулаев, московский предприниматель родом из чеченского села Алхан-Юрт, баллотирующийся в президенты ЧР, прекрасно, видимо, понимающий, что без умиротворения «тех» движение вперед будет проблематичным.
       А теперь о казни Умара Мухтарова. Он был близким родственником Тутакова, и долгожданный посредник ночевал именно в его доме в ходе своей беспрецедентной нынешней миротворческой миссии в Чечню. И поэтому убийство никому не известного в России Мухтарова силами федеральных военнослужащих — это типичная демонстрационная ликвидация. Гарантии безопасности у Тутакова?.. Отлично!.. Уложим того, кто рядом, чтобы другим неповадно было. Казнь в Ачхой-Мартановском районе — предупреждение спецслужб всем, кто все еще хочет мирного урегулирования. Даже если эти желающие — кремлевские обитатели.
       Вопрос другой — каких спецслужб? И вот на него нет четкого ответа. Может быть, ГРУ. Может, ЦСН (бойцы-киллеры центра спецназначения ФСБ). Тихо, ночью, адресно и нечеченцы — почерк и тех, и других. А суть одна — ликвидация даже на дальних подступах к мирному процессу.
       Любопытно, что самого Тутакова не тронули — и не придраться. «Гарантии безопасности», выданные Совету Европы, соблюдены полностью.
       Но кому от этого легче? Совет Европы отсидится у себя в тихом Страсбурге. Тутаков уедет туда же и не вернется, сохраняя жизни других своих родственников…
       А мы? Всем известно, что Кремль конечно же не знает, как дальше быть с Чечней. У Кремля нет ни плана урегулирования этого тяжкого кризиса, ни понимания, что делать с Масхадовым, ни как быть с терактами и с собственноручно выращенным новым дракончиком по имени Кадыров. Нет в Кремле и единства. Вопреки расхожему мнению, Кремль — это не Путин, довлеющий над всем, а прежде всего дворцовые закоулки и коридоры. Именно в этих закоулках опять в России решается, кому жить, а кому приговор. Если в одном коридоре договорились миловать, то в другом черкнут: «казнить». Одни кремлевские люди ориентированы на ФСБ, другие — на ГРУ, третьи и вовсе думают, что сами справятся. В результате продолжение тяжелейшей государственной неуправляемости, властного тупоумия и — как итог — поддержка полнейшего раскардаша в Чечне со смертельным исходом.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera