Сюжеты

ОТДАМ СВОЙ ГОЛОС В БОГАТЫЕ РУКИ

Этот материал вышел в № 66 от 08 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Спрос на генералов уступает спросу на олигархов. Рынок, господа Неделю назад, во вторник, президент подписал соответствующий указ о выборах. Некоторые из нас полагали, что сразу же вслед за этим начнется предвыборная суета. Но вот...


Спрос на генералов уступает спросу на олигархов. Рынок, господа
       

    
       Неделю назад, во вторник, президент подписал соответствующий указ о выборах. Некоторые из нас полагали, что сразу же вслед за этим начнется предвыборная суета. Но вот пролетели семь дней, а все выглядит так же, как и до вердикта. Как следует из разговоров с функционерами из разных партий, они не рассчитывали, что В. Путин подпишет указ именно 2 сентября. Большинство полагало, что это произойдет в пятницу, 6-го, то есть ровно за три месяца до дня голосования. Исходя из этого, и были составлены планы рекламного продвижения партийных брендов. Политбойцы вырабатывали тот денежный ресурс, который считался не привязанным к календарю выборов и не регламентированным никакими правилами. Хотя поход А. Вешнякова в Кремль и состоялся чуть раньше (причина не имеет значения — может, президент попросту торопился на отдых в Сочи, кто знает), но вносить какие-либо коррективы уже не имело смысла, а потому все покатилось по инерции.
       
       Разговоры о каком-то «старте избирательной кампании» выглядят довольно смешно. Все равно как если бы на легкоатлетических соревнованиях судья, нажав секундомер, вдруг заметил, что бегуны-то уже давно убежали в сторону финиша.
       Хотя в общем-то все это не суть важно. Интересно другое: вот произносятся сейчас очень правильные речи про какую-то «прозрачность» и «этику отношений», а никто в них не верит. Все, кто имеет хотя бы отдаленное отношение к партиям, получившим право побороться за голоса и мандаты, знают, что у каждой из них есть своя «черная касса», есть свои «теневые» спонсоры и есть нанятые загодя «серые» пиарщики, за придумки которых никто не будет в ответе…
       Президент, подписав указ и сказав несколько напутственных слов, адресованных политбойцам, тут же — первым в стране! — нарушил закон о выборах: вслед за главой ЦИКа в Кремль была приглашена В. Матвиенко, находящаяся в отпуске, поскольку участвует в питерских выборах, и там ее слегка «попиарили» на высшем уровне. И вот что важно: А. Вешняков, ставший олицетворением избирательной принципиальности и непредвзятости, на сей счет не обмолвился ни словом. Возможно, они даже столкнулись с Матвиенко в президентской приемной, но он ее все равно не заметил. Мелочь, но она рождает серьезные последствия — создан прецедент, который почти наверняка превратит предстоящие выборы в повторение пройденного — то есть когда все строится по принципу «нельзя, но можно — правда, не всем».
       В последние дни в прессе опубликовано немало всевозможных аналитических предсказаний, из которых любопытствующий избиратель (есть такой немногочисленный вид россиянина) может понять, кто, с кем и за что борется, а главное — у кого какие шансы. Среди них есть довольно легковесные, а есть и весьма солидные, в основе которых, чувствуется, лежит серьезный анализ. И все-таки невозможно отделаться от мысли: неужели все так и будет?
       Дело в том, что сейчас у россиян сбиты политические ориентиры. Это подтвердит любой, кто бывает не только в сановных апартаментах или в гостях у высоколобых интеллектуалов. Российская политика и впрямь стала прозрачной. Настолько прозрачной, что в ней уже ничего реального не просматривается. Суета невидимок.
       Большинство участников нынешних выборов как минимум «не против Путина», а оппозиция — что правая, что левая — увлечена разборками с единомышленниками и никаких серьезных претензий к власти не выдвигает. Некоторые считают, что участие на стороне правых ненавистного обывателю энергетического олигарха придаст кампании некую остроту и пикантность, но это — тоже иллюзия. Лояльный к Кремлю А. Чубайс самое большее, на что способен, — внести в выборы присущий ему антикоммунизм. Но этот соус, как ни крути, с просроченным сроком годности — интригу 96-го года уже не удастся разыграть. Едва ли кто всерьез верит, что теперешние лидеры КПРФ могут и хотят заполучить в стране какую-то власть.
       Получается, избирателю не за что зацепиться. Даже если выстроить по ранжиру слева направо имена командиров главных партийных колонн — Зюганов, Глазьев, Рогозин, Селезнев, Райков, Грызлов, Миронов и т.д. — и попросить избирателя найти разницу (разумеется, политическую), то почти наверняка этого не сможет сделать никто. Российская многопартийность начисто лишена какой-либо идейной основы и какой-либо привязки к социальной среде. Поэтому, когда левые говорят, за что они сейчас борются, правые почти наверняка могут парировать: и мы — за то же! Да еще добавят: «Вы только рассуждаете, а мы — делаем!». И расскажут про участие своих представителей в историческом переустройстве России.
       Любопытное совпадение: в день, когда В. Путин официально дал старт выборам, в интернете появилась некая аналитическая записка Глеба Павловского под искрометным названием: «О негативных последствиях «летнего наступления» оппозиционного курсу Президента РФ меньшинства». Надо сказать, текст не для слабонервных. И от него очень отдает гапоновщиной. Похоже, политтехнолог, выполняя чей-то заказ, старается подвигнуть самолюбивого президента к мысли о том, что кое от кого в его окружении пора избавиться. Мало того что силовики занялись бизнесом и выдавливают из него тех, кто не желает с ними делиться, но они вообще покусились на святое — распускают слухи о какой-то слабости Путина (чтобы ничего дурного об авторе записки не подумали, он предусмотрительно берет это скверное слово в кавычки — «слабость»). Такое не прощается!
       Главное — вовсе не в том, что написано в этом интернет-доносе, а в том, что он значит, с точки зрения околотронной интриги. И что же? На предстоящее до парламентских и президентских выборов время можно забыть о борьбе Кремля с какой-то левой или правой оппозицией. Борьба будет вестись в самом окружении президента. И не потому, что, как пишет Павловский, силовики замыслили «ползучий переворот». Путин — порождение бюрократического компромисса, который никогда не бывает долгим. Рано или поздно, но наступает момент, когда власть, как говаривал классик, «начинает поедать самое себя». Политическая стабильность, которой так гордился Кремль, оказалась фикцией. И что важно — разношерстная команда президента, похоже, не намерена это скрывать.
       
       Нынешние политические ориентиры россиян причудливы и не укладываются ни в какую логическую схему. Собственно говоря, они всегда были такими (вспомните, как тысячи ограбленных С. Мавроди россиян на несколько лет защитили его парламентской неприкосновенностью). Но сейчас наше «народное волеизъявление» все более смахивает на пьесу абсурда, в которой чем глупее ситуация, тем более она значима для понимания авторского замысла. Часто говорят, что наши политики многое обещают, но мало делают. Мол, обманывают своего избирателя. Это и так, и не так. Конечно, сейчас, к примеру, разве что желторотый новичок не пообещает провести реформу ЖКХ так, чтобы население от нее не пострадало. Но разве можно подобное считать обманом, если избиратель в эти россказни изначально не верил?
       Это видно хотя бы по той рекламе, которую заготовили разные партии, — она ни о чем! Может, в ближайшие дни что-то и переменится, но пока заметна одна особенность нынешней кампании: избирателю ровным счетом ничего не обещают. Все строится на абстракциях. Партия жизни предлагает набор тостов, под которые можно опорожнить не одну бутылку горячительного. Правые намекают избирателю насчет общественной пользы массовой беременности. «Народники», старательно избегая называть какие-либо имена, адреса и явки, грозят «неминучей карой» коррупционерам и теленасильникам. Предвыборная пропаганда «Единой России» окончательно оформилась как милицейская сводка о совершенных и раскрытых по горячим следам преступлениях. Коммунисты тоже не обещают ничего конкретного, тем более что и без того ясно: они — за народ.
       Предвыборные обещания как политический товар окончательно утратили свое изначальное значение. К чему, если можно обойтись без них? Россияне, делая «осознанный выбор», все чаще руководствуются тем, что ближе всего к элементарному ощущению. Ощущению, что будет чуточку лучше, чуточку спокойнее, чуточку благополучнее. Общество нетребовательно, а потому и не происходит обычной для демократических систем ротации политических кадров. Вот уже десять лет у нас не появляется новых политиков, способных стать звездами первой величины. Политическая колода тасуется многократно и затерта до дыр. Для большинства наших избранников политика стала эдакой пожизненной каторгой, на которой они, не без удовольствия, проведут все оставшиеся годы жизни. В России политиками не рождаются. В России политиками умирают.
       
       Когда избиратель теряет интерес к обещаниям, на первый план выступают страхи. А страх всегда соседствует с ненавистью… Спросите любого среднестатистического россиянина: к кому он испытывает наибольшую неприязнь? Можно не сомневаться, каким будет чаще всего ответ: разумеется, к олигархам! Только не надо думать, что речь идет непременно о тех российских богатеях, чьи имена фигурируют в рейтингах журнала «Форбс» и чьи состояния оцениваются миллиардными суммами. В любом городе, поселке и даже небольшой деревеньке — всюду вам укажут на местного олигарха.
       Правда, на поверку может оказаться, что это обычный, средней руки, купчишка, как правило, выходец из старой номенклатуры, в свое время удачно обменявший партийные привилегии на какую-нибудь подходящую собственность. Но все равно — олигарх! Таких «почитают» ничуть не больше, чем богачей федерального разлива, а может, и меньше, потому что их достаток каждодневно режет глаза и терзает души.
       Но, при всей нелюбви к новоявленным богатеям, наши граждане более всего склонны видеть их во главе любой власти. По некоторым данным, выходцы из разного рода бизнеса сегодня составляют более 70 процентов всех избранных за последние годы руководителей муниципального звена. Среди руководителей губернского масштаба они составляют около половины.
       В последнее время в прессе много рассуждений о завтрашнем дне Р. Абрамовича — сохранит ли он свой бизнес в России и продолжит ли начатое на Чукотке. Какие только факты при этом не анализируются! Одному только «Челси» уделено столько внимания, что он для россиян стал не менее близким, чем какой-нибудь «Ротор». А ведь на самом деле главное состоит не в личных планах губернатора. Надо бы задуматься над другим вопросом: что будут делать осиротевшие чукчи, после того как олигарх их покинет?
       Воображение рисует просто леденящую душу картину: Абрамович машет платком с борта уходящего от причала белоснежного лайнера, а северяне в малицах плачут, стоя по колено в ледяной воде: «Благодетель ты наш, что ж теперь, однако, с нами будет?».
       Это не шутка — почти точная картина будущего. Многое из того, что в последнее время делалось на Чукотке, финансировалось, скорее всего, из собственного кошелька Абрамовича или, на худой конец, спонсировалось подконтрольными ему коммерческими структурами. Например, никогда прежде такое количество чукотских детей на лето не отправляли погреться на берегу теплого южного моря. А когда прежде, при какой такой власти чукча в чуме имел мобильник и мог, в случае чего, связаться с Большой землей и попросить о помощи? Теперь, говорят, имеет. И это тоже хорошо.
       И все-таки стоит задуматься: если власть может себе позволить решать хотя бы часть своих проблем за счет собственного кошелька избранного руководителя, то на эту самую часть она, эта власть, становится менее государственной. Граждане, приученные к щедротам богатого губернатора, уже не захотят выбирать никакого другого, потому что тот, будь он хоть семи пядей во лбу и трудяга, каких свет не видывал, сможет дать только то, что реально позволит бюджет. Вопрос происхождения богатств Р. Абрамовича абсолютно незначим в сравнении с тем, что он внес в нашу политическую действительность: это первый (и, наверное, все-таки не последний) случай, когда человек забавляется властью.
       Лет пять назад россияне отдавали голоса за сладкоречивых ораторов, за известных миру ученых, за овеянных славой военачальников. Теперь — чтоб с деньгами. Мы и не заметили, как население многих регионов — разве не что-то подобное произошло, к примеру, в Калмыкии? — постепенно превращается из граждан в зависимых вассалов, а сам субъект Федерации — в боярскую вотчину… Возможно, Р. Абрамович, отправляясь на Чукотку, руководствовался добрыми, альтруистскими побуждениями: хоть где-то устроить жизнь, похожую на жизнь? Но в результате — хотел он того или нет — преобразовал и без того несовершенную российскую демократию в нечто совсем уродливое — в «феодальную» демократию.
       Хотя, если разобраться, Чукотка в этом отношении не уникальна. Нечто подобное происходит во многих регионах России. Например, на Таймыре после А. Хлопонина и его преемника О. Бударгина едва ли когда выберут кого-нибудь, не связанного с «Норникелем». Жителям доказали правдивость истины: власть и деньги должны «вместе весело шагать». Тогда и рядовому гражданину что-нибудь перепадет. А что взять с того, за кем не стоят большие деньги?
       Еще недавно в России был спрос на генералов. Люди устали от беспорядка и бредили «сильной рукой». Кандидаты в шинелях буквально шли на ура. А. Лебедь в Красноярском крае, А. Руцкой в Курской области, Р. Аушев в Ингушетии, Б. Громов в Московской области, В. Егоров в Калининграде, В. Шаманов в Ульяновске. А сколько еще менее известных «лампасоносцев» встало у руля больших и малых регионов! А чего добились? Вид — бравый, строгости — хоть отбавляй, но ни один из генералов не может похвастать, что у него (или при нем) лучше, чем у других. Наверное, поэтому им так трудно переизбираться на второй срок. Выходит, население разочаровалось в способности военных что-то решить? Социологи отмечают, что причина глубже: население разочаровалось в государстве. Поэтому и обратило внимание на людей из бизнеса.
       Сейчас, если в выборах участвует крупный и солидный капиталист, он почти наверняка одерживает победу. Иной раз за него голосуют даже те, кто считает его грабителем и мироедом. Очень показательный факт: по рейтингу влиятельности чукотский губернатор, о деятельности которого в политических салонах Москвы говорят с насмешкой, занимает почетную третью позицию, тогда как ульяновский генерал-губернатор В. Шаманов, о котором одно время поговаривали как о возможном участнике будущих президентских выборов, — 81-ю, то есть почти замыкает федеральный список.
       Самый свежий пример — президентские выборы в Карачаево-Черкесии, на которых проиграл действующий президент генерал В. Семенов, а победил банкир, некогда работавший «местным Чубайсом» — главой республиканского Госкомимущества.
       Наверное, кто-то из идеологов «радикальных реформ» захлопает в ладоши: мол, наконец-то оценили! Но самое невероятное, что (это подтверждают многие опросы) отношение людей к тому, как страну приватизировали, не изменилось. А вот отношение к ее авторам и, самое важное, ее «продуктам» — уже другое. Политические ожидания российского населения утратили идеологическую ориентацию и стали более прагматичными.
       В последнее время только и разговоров было, что об А. Чубайсе. И в связи с энергетической катастрофой в Америке, и в связи с неладами в энергосетях Грузии, и даже в связи с выборами в Карачаево-Черкесии (все-таки победил его бывший коллега). Но более всего — в связи с тем, что он, по слухам, собирается стать № 3 в партийном списке СПС. На сей счет мнения высказывались разные, но чаще других — что Чубайс «потопит» правых. Потому что россияне не простят ему ни ваучеры, ни дефолт, ни веерные отключения. И вообще все, что у нас плохо, — это Чубайс.
       Хочу возразить: даже если Чубайс и повинен во многих бедах, у него есть шанс быть избранным хотя бы потому, что он при больших деньгах. Чубайс — это толстый кошелек. И есть надежда, что он его приоткроет. Убежден: если он захочет стать губернатором какого-нибудь региона — станет! Особенно если этот регион мучается без тепла и света. Ничего другого от общества, живущего в условиях «феодальной» демократии, ждать не следует.
       Политическая востребованность олигархов определяется не тем, что сейчас — спрос на людей, умеющих делать дело (состояние их кошельков доказывает, что они это умеют). В основе этого в общем-то нового для России явления — удивительная особенность нашего российского мироощущения: мы не верим ни в государство, ни в самих себя, а уповаем исключительно на щедрость и милосердие тех, кто якобы нас обманул и ограбил. А то, что обязательно обманули и ограбили, — в этом никогда не сомневаемся.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera