Сюжеты

АДМИРАЛ ОЦЕНИЛ СВОЮ БОЛЬ В МИЛЛИОН РУБЛЕЙ

Этот материал вышел в № 67 от 11 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

А страдания матерей погибших солдат суды оценивают максимум в 50 тысяч В марте этого года многие средства массовой информации рассказали о фактах неуставных отношений в двух военных училищах Санкт-Петербурга — Суворовском и Нахимовском....


А страдания матерей погибших солдат суды оценивают максимум в 50 тысяч
       
       В марте этого года многие средства массовой информации рассказали о фактах неуставных отношений в двух военных училищах Санкт-Петербурга — Суворовском и Нахимовском. Выступая на радио «Свобода» 14 марта, старший помощник военного прокурора Ленинградского военного округа Андрей Пичугин сказал: «Факты конфликтов между воспитанниками училища подтвердились. Материалы проверки (прокурорской. — Г. П.) в этой части направлены для принятия решения в Петроградское РОВД. Установлено, что командование училища информировалось ранее о случаях физического оскорбления нахимовцами друг друга, однако расследования по данным фактам не проводились, устранения причин нарушений не принимались, что привело к конфликтам, получившим широкий резонанс».
       Надо отметить, что резонанс по фактам «конфликтных ситуаций» (как мягко выразился представитель прокуратуры) стал возможен во многом благодаря информации, которую распространила общественная организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга». Сопредседатели этой правозащитной организации Элла Полякова и Елена Виленская и раньше неоднократно заявляли о фактах неуставных отношений в армейских подразделениях, о массовых побегах солдат из воинских частей… Дозаявлялись до того, что однажды министр обороны России Сергей Иванов выразил беспокойство по поводу того, что солдаты бегут не в прокуратуру и другие воинские организации, а к солдатским матерям, и намекнул, что вообще непонятно, на какие деньги финансируются и чем занимаются эти организации.
       Видимо, министра обороны внимательно слушают и всерьез воспринимают не только в армии. Уже 21 марта 2003 года Главное управление Министерства юстиции РФ по Санкт-Петербургу провело проверку «соответствия деятельности Санкт-Петербургской региональной общественной правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» уставным целям». По результатам проверки 26 июня солдатским матерям было вынесено письменное предупреждение, в котором, в частности, предписывалось «предложить организации привести свой Устав в соответствие с действующим законодательством». А в числе «грехов» материнских указаны: отсутствие решения о приеме в организацию 6 человек; утрата протоколов заседаний координационного центра; нечеткое указание полного наименования организации на бланках и печатях; непредоставление всей документации проверяющим лицам со ссылкой на конфиденциальность данных в них; получение заработной платы в то время, как ГПК РФ предусматривает добровольное объединение граждан на основе нематериальных потребностей. Отдельно отмечалось, что на стенах комнат расположены плакаты религиозного содержания и крест, «что свидетельствует о религиозной деятельности и не соответствует уставным целям…».
       Заместитель начальника Главного управления М. Мамиева предложила солдатским матерям устранить нарушения в месячный срок.
       Не знаю, сняли ли матери крест со стены, но на Государственном гербе Российской Федерации я насчитал пять (!) крестов. Интересно, заметило ли Министерство юстиции этот факт?
       Вслед за управлением справедливости (именно так в переводе с латыни звучит слово «юстиция») недовольство солдатскими матерями выразил начальник Нахимовского военно-морского училища контр-адмирал Александр Букин. 26 мая он подал в Куйбышевский суд Санкт-Петербурга исковое заявление о защите чести, достоинства и доброго имени должностного лица — контр-адмирала Букина Александра Николаевича. Из текста заявления видно, что Букину стало известно (каким образом — не указывается) о том, что Виленская Е.Ю. и Полякова Э.М. направили письмо в десять адресов: президенту РФ, министру обороны, главнокомандующему ВМФ, главному военному прокурору… И так далее.
       По мнению Букина, в письме содержатся сведения, порочащие не только его лично, но и «неопределенный круг офицеров и других лиц, чьи работа и жизнь связаны с Нахимовским училищем в том числе…». Далее перечислены медицинские, правоохранительные и иные органы, «в обязанности которых входит обеспечение правопорядка в училище, военном округе, военно-морском флоте, в Санкт-Петербурге и во всей Российской Федерации».
       Таким образом, контр-адмирал Букин дает понять суду, что он встал на защиту не только своего «доброго имени», но и своей адмиральской грудью с двумя, как указано в заявлении, орденами (между прочим, один из них — «За мужество») заслонил от коварных и злобных матерей всю Рассею-матушку.
       По мнению Букина, сведения о перечисленных в письме Виленской и Поляковой фактах безобразий в Нахимовском училище не соответствуют действительности, потому что «прокуратурой Петроградского района Санкт-Петербурга… отказано в возбуждении уголовных дел… по материалам проверок».
       Помните слова представителя военной прокуратуры о том, что «материалы проверок прокуратуры направлены для принятия решения в Петроградское РОВД»? Вот в РОВД и приняли решение: отказать в возбуждении уголовных дел... А раз «отказать», то получается, что и Букин теперь ни в чем не виноват.
       Здесь надо напомнить о том, что военно-морской флот дважды проводил проверку в Нахимовском училище. Первый раз комиссия под руководством адмирала Михаила Захаренко не обнаружила негативных фактов, а во второй раз, после того, как эти факты обнаружила военная прокуратура, безобразия внезапно нашлись. Да такие, что главком ВМФ Владимир Куроедов пообещал составить план оздоровления ситуации во всей системе образования ВМФ, заявив: «Мы должны изжить эти червоточины».
       Контр-адмирал Букин, похоже, решил сначала разобраться с «червоточинами» в организации солдатских матерей. По его мнению, письмом Виленской и Поляковой ему «причинены нравственные страдания, часто переходящие в связи с переживаниями в физическую боль». Особенную боль у контр-адмирала вызывает тот факт, что письмо адресовано различному «по статусу кругу должностных лиц государства». Боль усиливается еще и в связи с тем, что контр-адмиралу, как он пишет, «самому приходится проводить проверки в училище; все это требует времени и большого труда и, соответственно, причиняет длящиеся во времени страдания».
       Дочитав до этих слов, я чуть было не прослезился. Так жалко стало контр-адмирала Букина, которому самому приходится проводить проверки в училище, что тут же захотелось позвонить главкому ВМФ и, пользуясь давним личным знакомством, попросить его уволить со службы контр-адмирала Букина, прекратив тем самым его мучения, страдания и адскую физическую боль. Сдержало одно: мне, как и всей стране, известно, что главком в это время занят разбором ситуации с затонувшей атомной подводной лодкой К-159 и, возможно, сам своими руководящими указаниями доводит других адмиралов до «моральных и нравственных переживаний».
       Солдатские матери, конечно, тоже неправы. Из заявления товарища Букина я понял, что в своем послании они забыли упомянуть очень важные, с точки зрения тов. Букина, сведения. Например, о том, что тов. Букин является ветераном подразделений особого риска; что ему были объявлены благодарности — в 2002 году президентом России, а в 2003-м — губернатором Ленинградской области; что в Книге почетных гостей в 2002 году министр обороны сделал запись: «С пожеланием успехов, бодрости, оптимизма, стойкости духа…».
       Действительно, какой уж тут оптимизм, если письмо солдатские матери направили и президенту, и министру обороны, и главкому, и военному прокурору… А ну как все они поверят не Петроградскому РОВД, а результатам проверки военной прокуратуры? А что если вслед за этим последуют оргвыводы? Не помогут ни благодарности, ни орден «За мужество».
       Словом, обидели бабы мужика, за живое задели, самолюбие ущемили, больно сделали. Вот и написал он на девяти листах заявление в суд. Правда, просьба его к суду в конце заявления меня огорошила: контр-адмирал попросил всего лишь «обязать ответчиков отозвать свое письмо от всех должностных лиц» и взыскать с них по 500 000 рублей с каждой.
       А как же быть с опровержением порочащих Букина и весь земной шар сведений? Что-то я не пойму Букина: так были неуставные отношения между курсантами во вверенной ему «епархии» или их не было? Были ли факты обычного флотского бардака в стенах НВМУ или это фантазии прокурора Пичугина, подкрепленные письмом двух неугомонных матерей?
       Сопоставляя все факты, трудно не прийти к выводу о том, что на солдатских матерей Санкт-Петербурга попросту грубо наезжают: и министр обороны, и Главное управление юстиции, и товарищ Букин …Не удивлюсь, если наш самый честный и самый независимый в мире суд встанет на сторону мужественных, но обиженных адмиралов.
       Судебное заседание, кстати, назначено на 22 сентября этого года. Мы вам расскажем, чем там дело закончилось. Лишь бы с Букиным все в порядке было. А то эти боли… Особенно нравственные… Не говоря уже о физических… Ценой в миллион рублей…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera