Сюжеты

ДИНОЗАВРОВ ЮБИЛЕЙ

Этот материал вышел в № 67 от 11 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Примерно в это время 20 лет назад на свет появились «Алиса», «АукцЫон» и «Несчастный случай» Я верю, что динозавры важны. Они не просто прошлое, а этап эволюции. Моему брату — двадцать. Я считаю его маленьким. Он человек другого поколения...


Примерно в это время 20 лет назад на свет появились «Алиса», «АукцЫон» и «Несчастный случай»
       
       Я верю, что динозавры важны. Они не просто прошлое, а этап эволюции.
       Моему брату — двадцать. Я считаю его маленьким. Он человек другого поколения и формации.
       20 — это значит, что он не застал Олимпиаду и не видел мишку. Какой с ним может быть разговор!
       …А вот черепахи живут долго. Для них 20 лет — это еще ясли.
       Рок-группы — непонятное создание. Вроде бы это — как брак. Много ли 20 лет для супругов? Представьте, что вы 20 лет стираете чужие носки. Конечно, за такое время они станут родными. На самом деле большинство «бронзовых» (?) браков — привычка (вторая натура).
       А вот как это 20 лет в творчестве? Это вам не носки стирать, а ноты скреплять в выигрышные комбинации. 20 лет групповой любви со слушателем — это сложно. Надо любить и друг друга, и его (аудиторию то есть)…
       А аудитория будет любить? Через 20 лет любая рок-группа для одних станет их молодостью, для других — старыми козлами.
       Старые козлы — это те, кто боится ими быть. Те, кто чувствует новое время и старается под него подстроиться, потому что подсознательно думает: «Не буду современным — буду старым козлом». Кто не меняется — выживает.
       Мой брат мало уважает русскую музыку. «Алису» отвергает совсем, «АукцЫон» принимает как мэтров, «Несчастный случай» слушает весной, когда длинноволосые девочки с журфака выходят на охоту и он не знает, которую выбрать. Тогда братишка вспоминает, что в студенческом театре по соседству с каменной коробкой знаний 20 лет назад начинал свои выступления Леша Кортнев…
       Мой друг (из тех, кому за 35) рассказывал, что в его студенчестве Леша Кортнев скромно выходил на сцену и исполнял «капустные» спектакли. Пел про зеленое кудрявое либидо и про генералов, которые не дают ему спать. (Потом эта кустарная композиция стала гимном всех «зайцев от армии»…)
       Конечно, когда-то Леша повзрослел, «засветил» лицо в «Прорве», а голос — на больших площадках, но те, кто полюбил его тогда, так и остались любить (потому что парень вышел из самодеятельности), потому что думают: и сами могли бы так…
       Сейчас с самодеятельностью в МГУ туговато. Наверное, потому, что не верят. А может, для того, чтобы поверить, нужен новый Леша Кортнев.
       «АукцЫон» не поет «я сошла с ума», они просто исполняют так, что сразу понятно: действительно сошли. Зачем петь и надрываться, когда можно делать? Поставить много музыкантов-артистов на сцену, поместить там же Гаркушу, чтобы тряс собою и перкуссией, и вот вам — получите сумасшедший дом. А сумасшедший дом во всех веках актуален. Вот сейчас, например. Песни «АукцЫона» в наш новый век даже рекламщики для кондиционеров используют. Так и пишут: «Зимы не будет». И неважно, что по другому поводу. Сломаются инструменты — пойдут ребята в креативную контору работать. Потому что когда не подстраиваешься под действительность, она обязательно подстроится под тебя.
       Про «Алису» мой друг (тот, кому за 35) сказал так: «Хорош был Кинчев, когда был наркоманом. Теперь православный — не то». Я говорю: «Наркоманом — это в смысле когда «красное на черном», что ли?» Он говорит: «Ну да. Мы — в месте, но никто не знает, в каком». И заржал.
       А брат мой (которому двадцать) недавно анекдот рассказал: «Пошел Кинчев писать за угол, выходит, а у него все штаны забрызганы:
       — Костя, как это тебя так? — спрашивают прохожие музыканта.
       — Это ветер, — отвечает цитатой из себя популярный деятель».
       Брат смеется.
       А между прочим группе «Алиса» в этом году — 20 лет. Ровесники они с моим братом. А брат про них — анекдоты. Значит, в анналы вошли, то есть в историю.
       — Вошедшие в историю — священные животные. Таких даже поздравлять как-то неприлично, все равно как женщину — с пятидесятилетием или Путина. Потому что можно их как угодно — старыми козлами, динозаврами, говнорокерами, но когда про людей анекдоты — это, наверное, лучший памятник.
       Думаю, глупо желать «Несчастному случаю», «Алисе» и «АукцЫону» творческих успехов. Это как супругам после 20 лет свадьбы советовать завести очередного ребенка. Или как брату моему объяснять, что «Алиса» — крутые чуваки», и перед ним махать флагом с надписью: «Все это — рок-н-ролл». Все равно не поймет и пальцем покрутит. Он-то в 83-м только родился, а ребята уже делом занялись.
       Наверное, для музыкантов важно, чтобы им пожелали стать такими, как Пушкин. Или хотя бы как поручик Ржевский. Про этого уже давно забыли, кто такой. А анекдоты все ходят.
       
       Юлия САНКОВИЧ
     
       
       ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
       
       Константин Кинчев, «Алиса»:
       — Хочу поздравить с двадцатилетием всех сверстников по музыкальной профессии. Поздравляю от всей души и желаю того, чего они сами себе хотят. С «Несчастным случаем» у меня ничего общего, а вот с «АукцЫоном» мы начинали бок о бок. Мне кажется, желать творческих успехов группам с 20-летним стажем глупо. Если коллектив просуществовал столько, значит, это заведомо состоявшаяся команда.
       Лично мне отмечать 20 лет творчества немного грустно: я ощущаю старость. Интересно, как себя чувствуют коллеги-юбиляры? По-моему, в отличие от живых людей для творческой команды это далеко не молодость.
       
       Алексей Кортнев, «Несчастный случай»:
       — В последние годы немало групп перешагнули 20-летний рубеж: «Алиса», «АукцЫон», «Пикник», «Секрет», «Крематорий». Честно говоря, среди этих динозавров есть и переростки. Я считаю, многим рокерам давно пора уйти на заслуженный покой.
       Наши «одногодки» «АукцЫон» и «Алиса» — совершенно разные группы, и отношение к их творчеству у меня кардинально противоположное. «АукцЫон» — моя любимая группа. Мне нравится у них все — стихи, музыка, аранжировки. У меня есть коллекция всех их пластинок, иногда даже удается сходить на концерт. А «Алиса» не интересует меня ни в каких проявлениях. Почему — объяснить не могу. Это вопрос вкуса.
       Всем 20-летним я хотел бы пожелать не попасть под бремя ответственности, не пытаться нести этот флаг, крест, как хотите, просто потому, что нужно. Главное — не уронить честь и достоинство рок-н-ролла двадцатилетней выдержки. Ребята, надо поступать сообразно своим желаниям и возможностям. И не лениться.
       Действительно популярными в народе могут стать только те рок-произведения, которые можно запросто самостоятельно наиграть на гитаре или спеть а капелла на скамейке перед домом. А под компьютер, согласитесь, никто дома не поет. Хотя есть много примеров удачного использования «динозаврами электроники» — тот же БГ или Бутусов. Но эти люди написали столько песен, способных прожить гораздо больше 20 лет, что такие эксперименты на их репутации рок-гуру никак не отразятся.
       Мы всю жизнь играли музыку, требующую немало физических и энергетических затрат. И с возрастом стали понимать, что делать это становится все тяжелее. Хотя и я, и остальные музыканты «Несчастного случая» находимся в неплохой физической форме и на здоровье не жалуемся, прыгать и устраивать на сцене «слем», как 15 лет назад, нам, взрослым мужикам, уже как-то… неприлично. Пришло время трансформации.
       Если брать наши дни, то даже у самых успешных групп срок жизни сегодня ограничивается пятью-шестью годами. Потом они либо распадаются, либо просто тихо сходят с музыкальной орбиты.
       В течение последних двадцати лет наша страна прошла через передел и социальной, и политической культуры — через настоящую мясорубку. Если в ближайшее время не будет таких социальных катастроф, какая произошла с Советским Союзом, то через 20 лет будет сотня команд, отмечающих юбилей, а не 5—6, как сейчас.
       Вполне возможно, что некоторые группы, которые сегодня популярны, проживут очень долго. Например, «Би-2» или «Сплин». Срок жизни группы и уровень таланта — вещи не связанные. Очень большое значение играет личностный фактор, который чаще всего не имеет отношения к качеству музыки.
       Мы никогда не пытались вводить в группе единоначалие. У каждого музыканта «Несчастного случая» — свои обязанности и дела. К тому же все мы ведем активную общественную жизнь вне группы и не зацикливаемся на музыке. Наша группа собиралась медленно, все долго притирались друг к другу, находили общий язык. И до сих пор мы в первую очередь интересны друг другу как люди, а уж потом как музыканты.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera