Сюжеты

ПРОКУРАТУРА — «ЮКОС»: ПОЧЕМУ НЕ УДАЛСЯ БЛИЦКРИГ

Этот материал вышел в № 68 от 15 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Хроника боевых действий До сей поры олигархи систематически проигрывали все серьезные конфликты с системой. Олигарший крах всегда строился по одной и той же схеме. Ссора с власть имущими по вопросам, не имеющим отношения к бизнесу....


Хроника боевых действий
       
       До сей поры олигархи систематически проигрывали все серьезные конфликты с системой. Олигарший крах всегда строился по одной и той же схеме. Ссора с власть имущими по вопросам, не имеющим отношения к бизнесу. (Гусинский поддержал не тех на прошлых президентских выборах; Березовский заявил Путину: «Я тебя породил…»; Живило не нашел общего языка с губернатором Аманом Тулеевым…)
       Далее следует государев ответ — уголовно-экономическое обвинение. (Гусинского — в невозвращении газпромовского кредита, Березовского — в нарушении правил валютных операций менеджерами «Аэрофлота», Живило — в подготовке убийства губернатора.)
       Если это олигарха не проняло, следует фаза взятия заложников. Ближайших людей из окружения олигарха, владеющих финансовыми, а порой и личными секретами босса, арестовывают на несколько месяцев… или лет. (Из окружения Гусинского в заложники был взят Антон Титов, у Березовского — Николай Глушков.)
       После взятия заложников олигарх, как правило, уезжает за границу (Гусинский — в Испанию, Березовский — в Британию, Живило — во Францию) и из борца за демократию и диссидента превращается в «беглого приказчика». Российская прокуратура начинает долгие переговоры о выдаче беглеца с европейскими судами. Резон — «вы же видите сами: преступник убежал, убоявшись суда на родине». Параллельно идут переговоры с самим олигархом, в ходе которых он лишается самых лакомых кусков своего бизнеса (Гусинский — НТВ, Березовский — ТВ-6 и ОРТ). По мере отъема акций заложников отпускают, обвинения сворачивают, бизнес передают в более покладистые руки, и… цель считается достигнутой.
       
       С хозяйством Ходорковского все поначалу шло по выше описанному сценарию. Сначала недовольство тем, что деньги, связанные с «ЮКОСом», пошли не на предвыборные нужды партии власти, а, напротив, — к оппозиции: причем не только к «ЯБЛОКУ», но и к КПРФ. Далее — по накатанной: олигархи и силовики обменялись взаимными конспирологическими обвинениями, дошло и до заложников (Платон Лебедев и Алексей Пичугин сидят в тюрьмах). Банкиры из весьма приближенных к власти финансовых структур уже приступили к переговорам о реструктуризации «ЮКОСа» в свою пользу. И вдруг все оборвалось.
       Значит ли это, что государство отступилось от своего плана «разобраться» с «нелояльными богатеями»?
       Поскольку какой-либо официальной информации с этих фронтов нет, нам пришлось порасспрашивать наши инсайдерские источники, в том числе в силовых структурах. (Информация, пришедшая к нам, передана на условиях неразглашения источника.)
       Каждый генерал воюет по планам прошлой войны. И прокуратура не могла предположить, что юкосовские заложники поведут себя «неадекватно». Платон Лебедев передал из Лефортова записку, суть которой сводится к простому: «не прогибайтесь, сидеть буду, сколько надо». Алексей Пичугин повел себя еще «круче» — он отказался сотрудничать со следствием. В ответ на подобный поход «в несознанку» следствие, как правило, запрещает передачи, создает непокорным невыносимые условия в камере, провоцирует конфликты с сокамерниками.
       Но, несмотря на всю экстраординарность, действия Пичугина полностью вписываются в процессуальное законодательство. Генпрокуратура может заставить Пичугина участвовать только в принудительных следственных действиях: обыске, аресте, опознании. Но принудить к допросам и очным ставкам следователи не могут.
       Проявив неожиданную для таких богатых людей твердость, заложники развязали руки руководству «ЮКОСа». Ходорковский и его окружение решили не покидать Россию и остались «менеджерами самой прозрачной российской компании», а не «беглыми приказчиками».
       В ответ в недрах прокуратуры стали готовить массовые аресты среди менеджмента среднего звена. Любой целью необходимо было создать не политический, а уголовный фон всей этой истории. Все телефоны поставили на прослушку, даже случайный звонок человеку, в отношении которого велись оперативные действия, мог стать достаточным основанием для того, чтобы неудачно позвонивший менеджер был пристегнут к чужому уголовному делу. Весь списочный состав юкосовского менеджмента прогнали через компьютерную базу данных МВД и ФСБ, чтобы, опять-таки хотя бы косвенно, найти связь с любыми уголовными делами, а затем арестовать. В такую базу данных можно попасть запросто, если, например, у кого-нибудь из обвиняемых или потерпевших по какому-либо уголовному делу нашли в записной книжке ваш номер телефона.
       И летом сотрудники «ЮКОСа», уходя с работы, клали жесткий диск из собственного компьютера в карман, в котором также лежал авиабилет с открытой датой, — просто на всякий случай.
       Долго продолжаться так не могло. «ЮКОСу» повезло, что власть неудачно выбрала заложников. Но надеяться на везение и впредь — неосмотрительно, и компания начала вывозить на вполне законных основаниях на Кипр, в Грецию, во Францию и в Германию наиболее уязвимые фигуры из своего среднего управленческого звена, а верхушка сидела как вкопанная на месте, символизируя уверенность в собственной правоте.
       Поначалу прокуратура и ФСБ были уверены, что, лишившись некоторого количества пусть не главных, но и не самых последних винтиков, «ЮКОС» просядет организационно и рано или поздно сдастся. Однако нефтяники раскошелились на закрытые каналы спутниковой связи и закодированные интернет-тоннели, и эвакуированный менеджмент продолжил свою работу из-за границы в режиме он-лайн. Дело это не дешевое, но для «ЮКОСа» вполне по средствам.
       В принципе ничего нового в «ЮКОСе» не придумали, еще Гусинский в свое время управлял так «Медиа-Мостом» из Испании. Но разница в том, что там был сбежавший, а потому уязвимый глава компании, а здесь главы-то не сбежали и не утратили в глазах Запада своей легитимности.
       В настоящий момент среди фээсбэшников уже пошли разговоры о том, что их с «ЮКОСом» подставили. А неспособность прокуратуры в рамках отпущенных полномочий справиться с империей Ходорковского заставляет руководство этой службы искать «стрелочников», пока «стрелочниками» не сделают их самих. Поэтому целый ряд офицеров ФСБ и следователей прокуратуры очень скоро могут быть названы виновниками провала операции.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera