Сюжеты

ЭХО ТЕРАКТОВ И СХВАТКА ЗА БАБКИ В РОССИЙСКОЙ ТАМОЖНЕ

Этот материал вышел в № 68 от 15 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ФСБ расширяет функции. «Управляемая демократия» тихо идет к диктатуре Два года назад не только Америка, но и весь мир были потрясены размахом и убийственностью терактов в Нью-Йорке и в Вашингтоне. Неуязвимая, казалось бы, единственная...


ФСБ расширяет функции. «Управляемая демократия» тихо идет к диктатуре
       

    
       Два года назад не только Америка, но и весь мир были потрясены размахом и убийственностью терактов в Нью-Йорке и в Вашингтоне. Неуязвимая, казалось бы, единственная сверхдержава, отделенная океанами от зон войн и этнорелигиозных конфликтов, оказалась на деле не слишком хорошо защищенной.
       Руководители экстремистов-террористов, когда задумывали удар, надеялись, похоже, на то, что публичная демонстрация уязвимости научит высокомерных янки скромности и заставит вернуться к традиционному изоляционизму — уползти назад за океан в свою «крепость Америка», закуклиться там, строить всякую противоракетную и прочую оборону, не лезть в чужие дела и в чужие драки — пусть горит Старый Свет огнем сам по себе...
       
       В Москве тоже многие полагали, что Вашингтон, убедившись в собственной слабости, будет больше уважать мнения других, и особенно Москвы. Казалось, наконец нашлась почва для равноправного партнерства, где у каждого — своя роль и развязаны руки для действий по собственному усмотрению против «общего врага» в своей зоне влияния (осталось только разграничить зоны: кому — Кавказ, кому — что). А в «террористы» каждая сторона имела бы право записывать (по взаимной договоренности), по сути, кому кого угодно.
       Официальное сочувствие, немедленно высказанное Америке два года назад Владимиром Путиным, и активная поддержка Москвой американского похода в Афганистан были явными проявлениями веры в то, что беда каким-то образом сравняла нас, несмотря на очевидные различия в весовых категориях.
       Казалось, что политическая и экономическая интеграция с Западом пойдет ускоренно, без придирок из-за Чечни, «управляемой демократии», из-за передачи передовых военных технологий в Китай и в Иран, — все сойдет за извинительную «особенность» союзника.
       Конечно, в среде военных, в спецслужбах, в оборонном комплексе и два года назад было много скептиков, которым выгодно продолжать считать Америку вечным, неизбежным врагом, центром мирового зла, базой транснациональных воротил с Уолл-стрит, которые через своих российских агентов-олигархов уже скупили полстраны, а теперь остальное готовы захапать под видом борьбы с мировым терроризмом.
       Два года назад эти скептики только ворчали по углам. Теперь, когда стало предельно ясно, что в своей новой мировой войне американцы будут действовать вместе с другими, а получится, и единолично — если надо, силовики и чекисты готовы воспользоваться разочарованием в правящих кругах и, как утверждает приближенный к Кремлю политолог Глеб Павловский, стать новым основным центром власти в стране, кардинально поменяв внутреннюю и внешнюю политику.
       Процесс перемен пошел всерьез перед иракской войной. Тогда глава кремлевской администрации Александр Волошин отправился в Вашингтон договариваться и заверял, что «мы не допустим, чтобы Ирак стал проблемой в наших отношениях».
       Но в Кремле тем временем группа силовиков-чекистов добилась другого решения, и министр Игорь Иванов через пару дней публично объявил, что мы используем право вето в Совбезе ООН.
       Эта принципиальная позиция вторжения, конечно, не остановила, но в корне поменяла внутренний политический расклад. Летом та же, по сути, группа инициировала «наезд» на нефтяную компанию «ЮКОС». Тому наезду было много причин, но не последней было то, что Михаил Ходорковский — самый публично проамериканский наш нефтяной магнат — и весной заявлял, что у России нет никакого интереса противостоять американцам по Ираку.
       Это было лишь начало большого передела. Стало известно, что готовится то ли частичное, то ли полное расформирование таможенного комитета с передачей самых лакомых функций в ФСБ и в некоторые другие ведомства.
       В коридорах комитета говорят как о решенном, что в ФСБ уйдут Главное управление борьбы с контрабандой (ГУБК) и Управление собственной безопасности. Подобное беспредельное расширение функций позволит чекистам безнаказанно и беспрепятственно «крышевать» всю внешнеторговую деятельность в стране.
       Казусы вроде скандала вокруг обвинений в контрабанде в деле фирмы «Три кита» станут в принципе невозможны, когда все окажется в одних руках. Кстати, замдиректора ФСБ генерал Юрий Заостровцев, замеченный в интересе к «Трем китам», также упомянут Павловским в качестве активного участника кремлевской группы силовиков-чекистов. Тем временем в оборонной промышленности, где сейчас создаются огромные, по большей части неучтенные прибыли от сделок по продаже оружия Китаю, Индии, Ирану и другим азиатским странам, активно создается сеть госхолдингов, подконтрольных той же группировке в Кремле.
       Чекисты, опоздавшие или не допущенные к госпирогу в самые лучшие, жирные ельцинские годы, теперь хотят все (или большую часть) отнять и поделить. Выступает данная группировка «здоровых сил» под вывеской национальной и патриотической: за возрождение великой России в виде жестко централизованного, жестко авторитарного государства, в котором господствуют, естественно, чекисты и прочие силовики.
       Предполагается также возрождение (хоть бы виртуальное) определенного силового противостояния с США как с центром мирового зла. Понятно, что и ксенофобия, и показной патриотизм — по большей части всего лишь прикрытие обыкновенной жажды набить собственный карман.
       Олигархи и прочие, кто помог Путину прийти к власти в 2000-м, хотели построить «управляемую», но все же демократию, сохранить умеренно прозападный внешнеполитический курс, направленный на конечную интеграцию в западное сообщество и в западную (мировую) экономику. Хотелось также, чтобы был «железный кулак» как гарантия невозможности коммунистического реванша и ренационализации госсобственности, приватизированной в девяностые.
       Но беда подкралась, откуда не ждали: изнутри того самого, вожделенного, кулака. Такова, впрочем, природа любой сделки с дьяволом авторитаризма.
       Из доклада Павловского следует, что несостоявшиеся творцы и сторонники «умеренного, цивилизованного» авторитаризма еще надеются на вмешательство Путина, как театрального «бога из машины», который силовиков-чекистов в последний момент остановит.
       Путин же пока балансирует над схваткой, но на какой стороне он в конце концов опустится, кого поддержит? Ведь чекисты — его бывшие коллеги и нынешние подчиненные — служат в его администрации, и трудно представить, что действуют они сами по себе.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera