Сюжеты

«СВЯЗНОЙ». ФРАГМЕНТ СЦЕНАРИЯ

Этот материал вышел в № 68 от 15 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

20 сентября — годовщина трагедии в Кармадонском ущелье… Публикуем фрагмент сценария «Связной» — последней завершенной работы Сергея Бодрова-младшего. Фильм именно по этому сценарию Сергей Бодров и его коллеги начинали снимать в горах...


       

    
       20 сентября — годовщина трагедии в Кармадонском ущелье… Публикуем фрагмент сценария «Связной» — последней завершенной работы Сергея Бодрова-младшего.
       Фильм именно по этому сценарию Сергей Бодров и его коллеги начинали снимать в горах Осетии. Кавказ в сценарии романтичен: горы, селения, старинный обряд ловли змеи — инициация мужчины и защитника… Город в «Связном» реалистичен и страшен: аэропорт — перевалочный пункт наркотранзита, «хаты», на которых держат заложников, мусорные контейнеры во дворах.
       Содержимое этих контейнеров исследует «мусоросборщик» Леша, бывший «кавказский пленник», потерявший обе ноги на войне. Московский мусор для него — летопись городского криминала. И просто хроника жизни… В кабине оранжевой машины установлен монитор наблюдения.
       А героиня фильма, Катя, отбывает в колонии срок за наркодилерство.
       И все же фильм «Связной» должен был стать не хроникой захватов и освобождений, не летописью жизни, от которой остается опаленный и окровавленный мусор, а историей любви…
       Полностью сценарий публикуется в сентябрьском номере журнала «Искусство кино»
       
    
       Продолжение. Начало в № 67
       
       МОСКВА
       Двор просматривался хорошо, хотя начинало темнеть. К первому подъезду подкатило такси, вышли мужчина и девушка, нарядные, с гладиолусами. Из багажника выгрузили большую коробку — наверное, телевизор, упакованный по-подарочному, с лентами. Расплатились, вошли в подъезд.
       …Лифт остановился на последнем этаже. Катя вышла, следом Армен выволок коробку. Они поднялись еще на пролет — чердачная дверь приоткрылась, выглянул Леша в одежде жэковского сантехника.
       — Чего-то долго ехали…
       — Пробки, — буркнул Армен, вылезая на чердак с тяжеленной коробкой.
       Леша ножом обрезал ленты, вскрыл картон. Из коробки, отчаянно виляя обрубками хвостов, вылезли два пса.
       — Ну, вызывай такси, — тихо сказал Леха, открывая чемоданчик. — Часов на семь.
       Из чемоданчика он достал спортивный костюм, нацепил поводки и стал переодеваться.
       — А ты куда? — спросил Армен, набирая номер.
       — Пойду посвечусь с собачками. Выходить потом спокойнее…
       — Машину можно заказать? На 19 часов… Серафимовича, 2, подъезд 1, квартира 26…
       Из подъезда вышел в очках и шапочке собачник с двумя стаффордширскими терьерами. Пошел за дом, на детскую площадку.
       На площадке гуляли несколько мам с колясками, взрослые девицы курили на карусели, мальчишки катались на велосипедах. В теньке, с пивом, сидели беспризорники.
       Собачник развернул свой рулон, вынул какие-то рейки. Через полминуты на земле распластался цветастый воздушный змей. Велосипедисты заинтересовались, а раскосый мальчик почему-то заулыбался. Когда конструкция полностью была готова, пацаны подгребли. Раскосому собачник доверил катушку.
       Ветер был хороший, и, к всеобщему удовольствию, змей без усилий взмыл в небо.
       
       Катя смотрела вверх. Над крышей, над их головами и другими крышами трепетал в небе цветной змей — огромный раскрашенный голубь.
       — Ты подумать обещала… Я приехал тогда через неделю, а ты пропала…
       — Замки открывать научилась…
       Армен посмотрел на нее.
       — Сбежала? Ты сказала, еще раз встретимся — так и вышло. Другой жизни нет у меня. Мне без тебя уже делать нечего. Скажи что-нибудь… Если вправду жених ждет…
       — Думаю, ждет.
       — Кто он?
       — Не знаю пока.
       Скрипнула чердачная дверь, вернулся Леша с собаками.
       — Ну все, срисовали.
       Они посидели какое-то время молча, потом Леша глянул на часы и кивнул Кате. Она поднялась и скрылась за дверью.
       — Ствол давай, — попросил Леша.
       — А чего так? — хмуро спросил Армен, протягивая пистолет.
       — А нечего там стволами махать… Еще собаку подстрелишь мне… — Леша спрятал пистолет и, разодрав картонную коробку, вытащил уложенный по диагонали на дне старинный пехотный палаш. — На вот тебе, мушкетер… Пофехтуешь, если что…
       Армен удивленно оглядел музейную шпагу, оторвал куски скотча, встал и сделал несколько движений.
       — Тяжелая…
       Из чемоданчика Леша достал какой-то пузырек и выложил для себя увесистые наунчаки.
       — Вот… — Он акуратно расправил палки. — А то, знаешь, пуля не всякого берет…
       Потом отвинтил крышечку с пузырька.
       — Дай-ка, — показал он на шпагу. — Святой водичкой брызну, что ли… — И деловито окропил Арменово и свое оружие.
       — А если нет там никого? — мрачно спросил Армен. — Если семья обычная?
       — Берем «бабки», камни, золото. И уходим.
       Проходя шестой этаж, Катя посмотрела на дверь склочной соседки, а у самой лестницы остановилась поправить туфельку. Оперлась на железную дверь, подумала о чем-то, глядя в пол, а ее ладонь, накрыв замочную скважину, просто повернулась по часовой стрелке. Она чуть закусила губу — и замок тихонько щелкнул. Катя будто стряхнула что-то с руки, выдохнула и пошла вниз.
       Леша толкнул дверь и нырнул внутрь, вслед за собаками. В квартире громко работал телевизор. Армен видел темный коридор, потом собаки без единого звука вильнули влево, рыжей молнией метнулась кошка, Леша скрылся в проеме. Из коридора Армен увидел тетку на кресле — Лиду, он ее узнал. На груди у нее сидел пес и, кажется, держал за горло. Леша как раз снимал с нее собаку, когда рот Лиды искривился, набирая воздух для крика.
       — Тихо, — сказал ей Леша, коротко оглянулся на Армена, показывая взглядом в глубь квартиры, и, обернувшись к Лиде, молниеносно щелкнул ей по голове наунчакой.
       Лида стала оседать, а из соседней комнаты раздался крик. Армен понял, что это его недосмотр, рванул туда. Леша же, поймав Лидину руку с пультом от телевизора, быстро прибавил звук.
       В соседней комнате лысый дядька в трусах и майке боролся с собакой, пытаясь оторвать ее от руки и кружась на месте. Второй пес сидел на кровати над молодой девкой, которая отчаянно визжала, мешая псу сосредоточиться и решить, что правильнее — придушить ее или помочь товарищу. Девка была почти голая.
       — Тихо, — опять над ухом прозвучал Лешин голос.
       Раздались свист наунчаки и звонкий щелчок деревяшкой по черепу. Дядька завалился, пес с кровати спрыгнул, девка завизжала еще громче, и Армену пришлось броситься затыкать ей рот простынями. Пока он вязал ее, Леха с собаками оказался уже в последней комнате с зеркальным шкафом. Там никого не было.
       — Пусто, — сказал Леша и вернулся.
       Стаффордширы, роняя слюни, кружили вокруг него и не могли успокоиться. Обезумевшая кошка зажалась на серванте, один пес прыгнул было за ней, но получил от Леши пинка. Армен обескураженно огляделся.
       Девка с забитой в рот простыней не спускала с него глаз.
       — Деньги, золото, ценности? — обратился к ней Леша.
       
       Из подъезда вышла нарядная девушка, кажется, чуть навеселе, огляделась по сторонам, помахала таксисту и направилась к машине.
       Плюхнулась на заднее сиденье, сверкнув коленками, потом опять вылезла и, задрав голову, заорала на весь двор:
       — Арме-е-ен! Арменчик!
       Но проковылял алкаш с сеткой, протрусили собаки мимо помойки, а девушкиного кавалера не было. Она еще посмотрела наверх, потом в сторону наблюдавших и опять уселась в такси.
       Армен отрешенно вышел из комнаты, где Леха потрошил сервант. Лида так и сидела в своем кресле у телевизора, правда, ее голова уже была обмотана скотчем. Кухня и последняя комната действительно были пусты. Собаки все кружили по квартире, а Армен глядел на себя в зеркало в стенном шкафу. В маске из чулка и со шпагой. Собаки тоже остановились и вдруг зарычали на отражение.
       Армен почувствовал что-то не то, оглянулся, но тут зеркало дрогнуло и поехало вбок. Сразу что-то вспыхнуло и захлопало оттуда, взвизгнула и бросилась навстречу огню собака, другой пес закружился на месте, в глаза ударило порохом, Армен отшатнулся.
       Из коридора хлопнуло тоже, зеркало осыпалось и открыло проем в шкафу — в соседнюю квартиру. Под вешалками с пиджаками, в пороховом дыму, лежали человек и собака, густо усеянные зеркальными осколками, как шары под потолком дискотеки. Армен выскочил в коридор и увидел в глубине у входной двери еще чье-то тело, над ним Лешу, который медленно оборачивался, и Лысого, который буквально летел на него в совершенно неправдоподобном для своей комплекции прыжке.
       От удара ногой Леша прикрыться почти не успел. Лысый практически снес его и тут же, как в фильмах про Шаолинь, растопырив пальцы, воткнул ему пару ударов в горло и в голову. Лысый был серьезный мастер.
       Армен увидел, как запрыгал по паркету в сторону кухни Лехин пистолет с глушителем. Лысый, видимо, почувствовав сзади Армена, который растерянно двигался вперед в нелепой фехтовальной стойке, метнулся за пистолетом. Но Леха, цепляясь за него, поволокся следом, как тряпичная кукла.
       Армен устремился за ними на кухню, где Лысому наконец удалось Леху стряхнуть; тот попытался достать его наунчаками, но Лысый с поразительной ловкостью ушел от удара и, одновременно проведя прием «подметание», срубил Лешины ноги. Леша рухнул как подкошенный, кажется, приложившись головой о раковину, а Лысый, практически не разгибаясь, влепил снизу ногой Армену.
       И как тот ни был готов, но отлетел обратно в коридор, споткнувшись о злосчастную кошку. Лысый моментально подхватил кошку и, когда Армен разогнулся, метнул ее прямо ему в лицо.
       Леха опять свистнул понизу наунчаками, целя по коленке, но Лысый взвился в воздух и сам прыгнул Леше на ногу, которая, как известно, хоть и была ненастоящая, но что-то в ней треснуло.
       — Коли его насмерть! — отчаянно прохрипел Леха. — Руби руки!
       Лысый растопырил пальцы, готовясь к последнему сокрушительному прыжку, но тут за окном что-то хлопнуло, со звоном ударило в стекло и закрыло его цветным полотнищем. Это был воздушный змей. Лысый судорожно обернулся, а Армен, полуслепой от крови, наконец сделал выпад — и клинок неожиданно вошел Лысому прямо в живот. Тот и сам не поверил, посмотрел себе на майку, как-то неловко поправил очки и стал оседать на пол. Так же медленно отлипло снаружи полотнище — и ветер подхватил его.
       — Все! Убил я его! — вырвалось у Армена.
       — Старухина квартира, — прохрипел Леша, подобрал пистолет и, ковыляя, бросился к двери. Армену он махнул на стенной шкаф в комнате сам, перешагнув тело у входа в прихожую, ринулся на лестницу.
       
       Они встретились в комнате соседней квартиры, похожей на больничную палату. Здесь были койка с капельницей, сердечная аппаратура, лекарства. Никого в квартире не было. С этой стороны зеркальный шкаф был нормальной дверью. Леша посмотрел на собаку, аккуратно поднял ее, но челюсти намертво сомкнулись на руке застреленного, оторвать было невозможно.
       — Борю убили, — констатировал Леша и шагнул дальше, разведя рукой пиджаки.
       Второй пес лежал в углу, в луже крови. Леша присел, потом взял и понес собаку на кровать. Он положил ее, быстро обмотал наволочкой и стал рыться в лекарствах.
       — Нету никого, — произнес Армен и без сил опустился на кровать.
       — Иди девицу спрашивай, — кивнул Леша в сторону той квартиры. — Такси ждет.
       Встать Армен не мог, он смотрел, как Леша делает собаке укол, даже подал ему пластырь, не выпуская свое оружие.
       — Иди, Армен. Мне собаку к врачу срочно надо.
       Пес лежал на подушке и смотрел Леше в глаза. Армен тяжело поднялся и шагнул к проему.
       Напротив него стояла Лида со скотчем на лице и с помповым ружьем в руках. Ноги причем тоже были связаны, поэтому видеть ее здесь было совсем неожиданно. Грохнул выстрел в упор, сзади «плеснул» стеклом шкаф с лекарствами.
       Лида хотела передернуть, но скотч на скуле вдруг лопнул маленькой дырочкой, отчего Лида дернула головой и упала, некрасиво задрав халат.
       Леша же, с пистолетом в руке, смотрел на Армена как-то странно.
       Он приподнялся и, взяв Армена за плечо, заглянул ему за спину. Там были здоровая дырка в стене и размочаленная панель шкафа.
       — Ну вот, — тихо сказал Леша. — А ты не верил, что от пули заговоренные бывают…
       Леха прошел в соседнюю комнату — там на обоях тоже были дырки от пуль, покачал головой, сел рядом с мертвым псом.
       — Зря, значит, Боря спасал…
       Он все же освободил руку убитого от собачьих зубов, сорвал с вешалки пальто, стал заворачивать пса и наткнулся взглядом на Лидины ноги.
       — Что-то тоже рано проснулась, красавица, — сказал он. — Ладно, пошли отсюда, тащи девку.
       — Сейчас, — хриплым голосом ответил Армен и пошел в комнату.
       Связанная девка непостижимым образом почти выбралась в форточку. Вся она была уже снаружи, только нижняя часть тела оставалась внутри. Армен схватил ее за ноги, подоспел Леша. Девка извивалась и шипела, как змея.
       — Держи, сейчас укольчик ей сделаю…
       Леха рванул обратно и увидел под потолком ванной рыжую кошку, которая точно таким же манером забивалась в неимоверно узкую щель вытяжки.
       — Смотри, тоже ведьма небось…
       Он подставил табуретку и стал выволакивать кошку за хвост.
       — Зачем она тебе? — крикнул Армен, с трудом удерживая девку.
       — Застрянет же в шахте — орать будет, — ответил Леша и, матерясь, посадил кошку в какую-то кастрюлю на кухне, прихлопнув чугунной крышкой.
       Он вернулся со шприцем, вместе они прижали девку к полу и закатили в вену снотворное.
       — Давай накинь на нее что-нибудь…
       Армен нес завернутого в пальто мертвого Борю, Леха — раненого Арчи. Они выбрались через чердак на крышу, положили Борю в коробку. Леша тихонько выглянул вниз.
       — Видишь, не пришлось вечером с собачками выйти… Иди за ведьмой, заговоренный… Такси ждет.
       — Нести ее, что ли?
       — Неси смелей, типа пьяная… Песни пой.
       — А ты?
       — Меня за углом подберете, я через тот подъезд выйду…
       Армен, покачиваясь, вышел из подъезда с безжизненной девкой на руках.
       Какая-то припозднившаяся старушка опасливо его обошла, народу во дворе почти не было, но дойти до такси Армену казалось невозможным.
       Тогда, по Лешиному совету, он затянул скверным голосом: «Я могилу ми-и-илой иска-а-а-ал, но ее найти не-е-легко-о-о…» — и решительно двинулся к машине.
       — Нам товарища подхватить еще надо, из соседнего дома, — за углом тормозните у арки.
       Леха положил Арчи назад, к Кате. Вернулся за коробкой, которую поставили в багажник.
       Такси тронулось. Водитель посматривал то на спящую девицу, то на перебинтованную собаку: компания была странная.
       — Подрался, что ли, пес ваш? — спросил он.
       — Ага, — кивнул Леха.
       — У меня тоже собаку ротвейлер во дворе порвал… Я этому соседу сказал: «Если волкодава твоего еще без намордника увижу — сам вас обоих загрызу».
       — А кто у вас? — сочувственно спросила Катя.
       — Эрдель.
       — Вас как зовут, извините?
       — Володя…
       — Володя, — сказала она очень тихим голосом, потом пристально посмотрела на него и чуть коснулась рукой затылка.
       Володя поморщился, как будто у него заболела голова, и уставился на дорогу.
       — Можем не пересаживаться, Леш, — уверенно сказала Катя. — Володя ничего не запомнит.
       — Как знаешь, — ответил Леша. — Россолимо, 16, ветеринарка.
       — Подрался, что ли, пес ваш? — спросил таксист. <…>
       
       КАВКАЗ
       Камера проехала по темному помещению типа гаража, потом включили накамерный свет. В цементной яме, прикованный к трубе наручниками, сидел сильно избитый человек в спецназовской форме. Щурился от света. Рядом стояла пластиковая бутылка из-под пепси.
       — Фамилия, имя?— спросили из-за кадра.
       — Семенов Алексей…
       — Громче!
       Ботинком ему ударили в голову.
       Леша подождал и повторил.
       — Звание!
       — Капитан.
       — Корабля, нах? — уточнил «ботинок» после удара.
       Кто-то хохотнул.
       — ФСБ, — ответил Леша, пуская кровавые слюни.
       Ботинок припечатал в третий раз.
       Камеру опустили, картинка куда-то уехала, мелькнули ноги. Видимо, вошел новый человек. Произнесли несколько фраз. Потом кто-то вышел. В кадре появились чьи-то спина и затылок.
       — Вспомнил, нет? — спросил человек.
       Леша помолчал, потом помотал головой.
       — Вспоминай. Аэропорт помнишь?
       — Помню.
       — Сапоги с товаром помнишь?
       — Помню.
       — А девчонки этой как фамилия?
       — Не помню.
       Человек помолчал, достал пистолет.
       — Может, тебе ноги думать мешают?
       — Нет.
       — Может, ты думаешь, что уйдешь отсюда?
       — Нет.
       — Правильно. Если уползешь только.
       Человек взвел затвор и выстрелил Леше в коленку. Тот выгнулся и ударился головой о трубу. Человек обернулся на камеру. Это был Ильяс.
       — Чего тебе надо? Убери это, — вдруг наехал он на оператора.
       Камера ушла, свет погас.
       — Вспоминай.
       Ответа не было, в темноте грохнул еще один выстрел.
       

     
     
       От редакции:
       Публикуем банковские реквизиты, по которым можно перечислить денежные средства в Фонд поддержки семей и родственников членов съемочной группы Сергея Бодрова.
       Федеральный фонд социальной и экономической поддержки
       Отечественной кинематографии
       ИНН 7710056226
       Р/С 406 038 101 000 050 000 01
       АКБ «ИНКАРОБАНК» (ЗАО)
       БИК 044 579 124
       К/С 301 018 103 000 000 001 24
       В назначении платежа просим указывать:
       Благотворительная Программа «Помощь семьям и родственникам членов группы Сергея Бодрова».
       Контактные телефоны фонда: (095) 229-98-95; (095) 229-66-11
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera