Сюжеты

НАРОД И НЕДРА

Этот материал вышел в № 69 от 18 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Может ли «простой россиянин» стать саудовским шейхом Мы не раз писали о проблеме «сырьевой ренты». На выборах этот вопрос приобретает дополнительный политический вес. Мы продолжаем исследования аргументов «за» и «против». Ценность доклада...


Может ли «простой россиянин» стать саудовским шейхом
       
       Мы не раз писали о проблеме «сырьевой ренты». На выборах этот вопрос приобретает дополнительный политический вес. Мы продолжаем исследования аргументов «за» и «против».
       
       Ценность доклада «Новый курс и новая нестабильность», посвященного теме природно-сырьевой ренты, — именно в его анонимности. (Совет по национальной стратегии открестился от авторства.) Идея ренты витает в воздухе, осаждаясь на поверхность политической жизни. Все чаще она отливается в знакомый облик Сергея Глазьева. Вот и на съезде глазьевского блока «Родина» вопрос о ренте был снова поднят на щит. Однако не станем сейчас выяснять, кого в итоге принесут на щите. Посмотрим на дело прямым взглядом (хотя и ясно, что сегодня это вопрос насквозь конъюнктурно-политический). Итак, в чем суть предложения о взимании максимальной природной ренты с собственников сырьевых компаний (подразумевается — частных)?
       Для обоснования ее необходимости выдвигаются два принципиальных довода. Один носит юридический характер, а другой — экономический. Начнем с выяснения прав, тем более что качать права гораздо легче, чем качать нефть. Согласно российской Конституции, утверждают поборники ренты — анонимные, а равно именитые, недра принадлежат народу. Однако этот документ отнюдь не устанавливает, какие следствия из этого обстоятельства вытекают для народа. Ясно одно: что народ в качестве абстрактного юридического понятия не может сам извлекать сырьевые запасы и должен кому-то доверить эту операцию. Добывающие, перерабатывающие и сбывающие компании могут быть либо государственными, либо частными. Какой собственник эффективней — вопрос не решенный и нас прямо не касающийся. Но в любом случае компания должна получить лицензию и затем платить налоги. Это и есть механизм, с помощью которого народ как собственник недр получает со своей собственности доход, то есть реализует свое конституционное право. Другое дело, что тут появляется новый посредник — государство, управляющее полученными средствами, причем часто так, что народ недоволен его распорядительностью. Но это уже проблема политического представительства, и мы воздержимся от обсуждения демократических институтов.
       Вернемся к постановке вопроса о ренте. По сути дела, предлагается сверх имеющихся механизмов по реализации прав народа как собственника ввести дополнительный инструмент. А именно — обязательные, причем предельно высокие, отчисления за использование компаниями того, что они сами не создали (то есть сырья), для получения прибыли. Здравый смысл подсказывает, что и народ не создал свои недра. Если кому и положены в данном случае отчисления, так это Создателю, но Он в них не нуждается. Так вот, народ тем самым соблазняют весьма сомнительным посулом. Суля высокую ренту, ему предлагают превратиться в рантье, то есть собственника, который сам не работает, но получает деньги за то, что позволяет другим использовать свое имущество. Уж кого-кого, а русского человека не стоит долго уговаривать согласиться на столь заманчивое предложение. Ему могут даже нашептать на ушко, что такой народ-рантье уже есть на свете — он-де проживает в Саудовской Аравии. А там такие жизненные стандарты! Именно на этом фоне так выигрышно звучат суровые слова о «максимальных изъятиях» и «раскулачивании»: мол, чем больше возьмут у сырьевиков, тем меньше народу придется вкалывать, чтобы добиться благосостояния. Если исходно социалистические идеи состояли в утверждении всеобщей необходимости созидательного труда, то российские «новые социалисты» — апологеты образа жизни рантье, то есть идеологи уклонения от труда.
       А вот теперь встает вопрос об экономических последствиях такого «раскулачивания». Напрасно было бы искать в Конституции указаний на то, по какой именно цене должны продаваться лицензии на месторождения или какой величины должны быть налоговые отчисления. О сырьевой ренте там и вовсе ничего не говорится. Все это призваны решать органы законодательной власти. Поэтому закономерно, что вопрос о максимальной природно-сырьевой ренте поставлен накануне выборов в Государственную Думу. Это выгодный предвыборный шаг. По мнению идеологов ренты, правительство неэффективно использует сверхдоходы сырьевых компаний, которые те получают из-за ажиотажа на мировом рынке, где цены на нефть, газ и другое сырье взвинчены. Во-первых, кабинет слишком мало берет; во-вторых, не на то тратит. Так что следует сменить курс: изъять сверхдоходы, наложив на сырьевые компании ренту, и направить полученные деньги на развитие высокотехнологичных производств. Очень простая схема. Между прочим, народ — уже не юридический, а реальный — издавна полагал, что простота — хуже воровства. В данном случае простота, по меньшей мере, мало отличается от воровства, причем (и это особенно печально) у самого себя. Поверив щедрым посулам, народ начнет планомерно обкрадывать себя. Сценарий до боли предсказуем: пикирующее падение прибыли, вслед за ним — сворачивание инвестиций в добычу и обработку сырья, а значит, гниение производства или срочная, а потому дешевая продажа его иностранцам, которые снимут с месторождений сливки — и испарятся. А вместо ломящихся сундуков народу достанется разбитое корыто.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera