Сюжеты

СУДЬБА АРБУЗА И ЧЕЛОВЕКА

Этот материал вышел в № 69 от 18 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Символом возрождения сельского хозяйства в Орловской губернии стал арбуз и кореец Ким У Михаила Хогировича Кима в деревне Пугачевка под Орлом выросли арбузы. Много — 40 тонн. Хотя, конечно, количество это можно оценивать по-разному. Для...


Символом возрождения сельского хозяйства в Орловской губернии стал арбуз и кореец Ким
       

     
       У Михаила Хогировича Кима в деревне Пугачевка под Орлом выросли арбузы. Много — 40 тонн. Хотя, конечно, количество это можно оценивать по-разному. Для корейца Кима — это сущий пустяк, для Орловской губернии — сказка.
       ...У Кима арбузы росли всегда. Не было такого года, чтобы не уродились у знатного передовика-агронома совхоза «Карбулакский» Республики Казахстан эти, по-научному говоря, ягоды. Он к этому факту собственной биографии привык настолько, что разговаривать ему с корреспондентом на вышеупомянутую тему как-то скучно. Да и, честное слово, был бы повод весомый. А то — арбузы…
       Всю свою сознательную жизнь Ким прожил в Казахстане. Так бы и жил дальше, если бы президент Назарбаев не совершил два, по его мнению, политических просчета. Во-первых, глава республики пустил заботу об орошаемых землях края на самотек, во-вторых, сделал государственным языком казахский, поставив русскоязычного корейца Кима в положение дискриминируемого меньшинства по языковому признаку. Соотечественники, уехавшие в Россию, сообщили Киму, что в России полно свободной земли и что говорить везде запросто можно на языке другого инородца — Пушкина. Два года назад Ким приехал в Орловскую губернию. Знакомый фермер — «хороший человек Шестаков Виктор Иванович» — дал ему 10 гектаров бросовой земли, предложив полную свободу сельскохозяйственной деятельности.
       Этот момент можно теперь считать историческим для орловского овощеводства в целом и для семьи переселенца Кима в частности.
       
       Здравствуй, русское поле…
       Ну вот. Шестаков дал земли, в селе Добром Михаил Хогирович и жена его Наташа сняли угол, и жизнь стала налаживаться. Кроме арбузов, посадил Ким и его друзья-переселенцы Ханы и Паки огурцы, капусту, помидоры, перец. Про помидоры, между прочим, местные Хогировича предупреждали: не растут тут помидоры, чернеют. Ким выражения «не растет» физиологически понять неспособен, поэтому помидоры посадил вопреки народному бесплодному опыту. Уродились помидоры. Просто их накрывать пленкой надо было в августе, когда росы холодные. И арбузы сажал совсем не для того, чтобы поразить воображение местных картофелеводов. А по привычке. Арбузы выросли тоже, как ненормальные. 40 тонн — и вот, что хочешь, то и делай с ними. Хорошо, помог райпотребсоюз и развез арбузы по торговым точкам по цене 4 рэ за килограмм. Арбузы горожане съели, а Ким таким образом прославился.
       Хозяин земли фермер Шестаков, посмотрев на овощной беспредел, пообещал Киму подвести воду к полю, но было поздно. Как написали в местной газете: «Умение Кима заметило районное и областное начальство». В совхозе «Сабурово» (ОАО АПО «Сабурово» правильнее будет, но язык на аббревиатуре свернешь, а смысл тот же) ему этой весной дали на 25 лет в аренду 50 га земли, за что попросили помочь вырастить овощи на 40 га совхозной. Помог, как умел. Рассказывать про урожай нынешнего года, или это вопрос уже риторический? Ну, в общем, вырастил опять Ким на свою голову овощного добра. Теперь вот сидит перед корреспондентом простой корейский мужик и с тоской в голосе докладывает: «На 40 гектарах чего выросло? Огурцов — 50 тонн, по два рубля в заготконтору сдавали, капусты — 70. Ее по три рубля взяли, 40 тонн моркови, вроде 10 — свеклы. Петрушка вот выросла, а сбыта нет. Приходится косить и выбрасывать…» Про арбузы его холодным летом 2003 лучше не спрашивать, потому что недозрели арбузы. А местные не верят, что если положить их в подвал, то они и без солнца дойдут…
       Тоска в голосе у Кима потому, что ни продать, ни вывезти выращенное по уму не получится. История, как вы правильно уже заметили, происходит в России, где когда хотят как лучше, получается по премьеру Черномырдину — и точка. В общем, дали Киму земли, к которой в бездорожье осеннее не проехать и выращенное не вывезти, а если б и была дорога, то все равно дело — дрянь. «Орел столько не проглотит, в Москву надо везти. А к кому я там сунусь. Раньше я на стадион «Динамо» на ярмарки ездил договора заключать. «Якутзолото» одного лука полторы тысячи тонн заказывало… Это, правда, до перестройки было. Сеять тоже нужно по контракту под заказ…». Масштабный человек Михаил Хогирович еще рассказывает мне про консервные заводы Орловщины, которые, по его расчетам, могли бы наладить переработку в понятных для него весовых категориях — по нескольку тысяч тонн за сезон…. Если в топ-менеджеры к Киму наймется губернатор Строев, дело, может, и сдвинется с мертвой точки. Надежда на такой поворот событий проглядывается. Весной губернатор предлагал ему взять в оборот четыре тысячи гектаров на правах главного агронома хозяйства. Ким отказался: «Техники никакой, на посевную и то не хватает. Что ж я буду должность занимать, а работать на чем?».
       Губернатор на отказ не обиделся, а, видно, принял к сведению, потому что пообещал следующей весной Киму лучшие заливные земли в окрестностях своей дачи.
       
       Быт переселенца
       Жизнью в селе Доброе Ким доволен. Мы пока по полям ездили, он сказал мне так: « Жилье дали хорошее — центральное отопление, канализация…» Ну напросилась я в гости, хотя Михаил Хогирович такого поворота событий не планировал. Подтверждаю: жилье правильное. Целый детский сад, который закрыли за ненадобностью. Живут в детском учреждении две корейские семьи. Кимы: Михаил и жена его Наташа Акулова, дочь Кима от первого корейского брака Таня с мужем и сыном Сергеем — раз. Боря и Таня Цай (в той же национальной пропорции) и дочь их Марина — два. Это на их совести урожай нынешнего года. Быт налажен. Спят переселенцы на перевернутых шкафах с положенными поверху матрасами, есть детсадовские стулья на тонких алюминиевых ножках и на кухне казенный шкаф с посудой, который дан во временное пользование. Самая уютная комната — у четы Кимов, она маленькая, и на желтой стене нарисован веселый щенок с ромашкой в зубах, правда, немного облупившийся в части хвоста. Пути к возвращению в Казахстан, считай, отрезаны — ни работы нет, ни жилья. Боря и Таня Цай свою двухкомнатную квартиру продали за тысячу долларов, которые ушли на переезд. Кимы свою квартиру оставили дочери Наташе.
       Расклад благосостояния у переселенцев выглядит так. Кроме регистрации, никаких подъемных денег или кредитов на обустройство миграционная служба им не выделила. Зарплаты Цаи и Кимы не получают, процента от выращенного для «Сабурова» урожая — тоже. Сейчас проедают деньги, которые получили от продажи огурцов со своего надела. Огурцы ушли по два рубля за кг, и деньги на исходе. «Если к зиме работы не найдем — наша-то сезонная, — голодать будем», — поделилась прогнозами Таня. «Да не пропадем, — дала отпор упадническим настроениям Наташа, — здесь, знаете, люди какие хорошие. Нам молоко бесплатно дают, и сало, даже мясо иногда приносят. А хлеб мы сами печем…» Наташа еще помолчала минуту и добавила: «Мне здесь нравится. Очень нравится… До того небо здесь низкое, тучи, кажется, затылок заденут. Я не набожная, а все равно думаю, что до Бога тут поближе будет». Михаил Хогирович в диалог не вмешивался, а пристально смотрел в окно. Перехватив мой взгляд, пояснил, показав на кучу арбузов, сваленных у стены: «Вот тот, кажется, спелый. Борь, неси его сюда…». Боря принес, но арбуз не оправдал ожиданий.
       А знаете, чем закончилась наша встреча? В кухню влетела раскрасневшаяся Наташа с криком: « У меня внук родился! В Алма-Ате. Митькой назвали». Она, оказывается, звонить выходила. Ну и честно скажу: не стали мы больше говорить про сельское хозяйство. Сгонял Боря к «хорошей женщине Зинаиде Петровне» за самым популярным напитком среднерусских широт. Поставили на стол, окружив корейскими салатами, и выпили за прибавление в семействе.
       
       Перспективы
       Губернатор Егор Строев следующей весной, выйдя на крыльцо своего дома, будет воочию наблюдать возрождение овощеводства Орловщины, порученное им агроному Киму. Дальновидное решение: как подсчитали местные хозяйственники, прибыль от овощей на 40 гектарах равна прибыли зерновых на полутора тысячах.
       Местные жители после долгой поры безработицы получат шанс достойного заработка — Ким в этом году за день работы платил по 100 рублей в день, чем снискал всенародную любовь и уважение. Он еще арбузы даром раздавал.
       Переселенцы Цаи и Кимы окончательно приживутся и станут поставщиками-монополистами арбузов на Орловщине.
       
       Справка «Новой газеты»
       В 2002 году МВД России выпустило инструктивное письмо, которое запрещает признавать вынужденным переселенцем человека, приобретшего российское гражданство после прибытия на территорию России. Абсолютное же большинство мигрантов имеют гражданства тех стран, в которых прожили большую часть жизни. За последние полгода в Орловскую область, по данным миграционной службы, прибыли 192 человека. 190 согласно новой инструкции статус вынужденного переселенца не получили и, следовательно, на поддержку федерального бюджета рассчитывать не могут. За последнее десятилетие статус вынужденных переселенцев в Орле получили 15 179 человек — 1,76 процента от общей численности населения области. Как следует из отчета управления по делам миграции Орловской области: «… В целом наличие вынужденных переселенцев не дестабилизирует социально-политическую обстановку в области».
       
       P.S. …А у местных, которым Ким семена давал, знаете, почему арбузы не выросли? Сеять нужно под положенную на землю пленку. Когда росток проклюнется, прорезать дырочку и выпустить на свободу. Каждый.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera