Сюжеты

ПАМЯТНИК ИСТОРИИ. ПОД КЛЮЧ

Этот материал вышел в № 70 от 22 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Новые русские ассимилируют древних славян Если ехать по Рублевке мимо Барвихи и Горок-10, попадешь в Поречье. Впрочем, что тут, что там — разницы нет. На дороге — парад иномарок, за заборами — особняки. Раньше там были еще и исторические...


Новые русские ассимилируют древних славян
       
       Если ехать по Рублевке мимо Барвихи и Горок-10, попадешь в Поречье. Впрочем, что тут, что там — разницы нет. На дороге — парад иномарок, за заборами — особняки.
       Раньше там были еще и исторические памятники. X—XIII веков. Три поселения и кладбище древних славян. Теперь там тоже — особняки.
       ...Археолог Александр Лазукин работает на свалке. Ведет раскопки. Если разгрести пивные бутылки, пакеты и осколки кирпичей, за десять минут обнаруживаются: семь облепленных землей глиняных обломков, непонятный металлический крючок и верхний край горшка с характерными нарезками.
       — Керамика, десятый век, вятичи, — Саша любовно поглаживает осколок.
       Вообще-то это не свалка. Еще пару месяцев назад на этом месте был исторический памятник федерального значения: два селища (поселка) древних славян — вятичей — X—XIII веков, селище раннего железного века и курганный могильник. Уникальный комплекс из жилищ и 26 могил-курганов в одном месте.
       Больше 13 тысяч кв. метров истории, лежащей сразу под слоем дерна. Даже раскапывать ничего не нужно: протянул руку — черепки десятивековой давности. Глубина культурного слоя — полметра — для раннеславянских селищ почти уникальна.
       — Для любого археолога — находка! — говорит Саша. И тут же исправляется: — Была.
       Прошлой весной территорию памятников отдали под застройку. Разделили ровно на два участка. На поселении Х века достраивается двухэтажный особняк. Селище железного века срыто под котлован для дома, на территорию могильника сбрасывается строительный мусор. Скоро и туда будет не попасть. «Недоступен для исследований» — иногда этот археологический термин подразумевает не природные условия, а обычный забор.
       — Ну как же это, как же это так… — тихо приговаривает Саша, блуждая между сваленными горками земли. — Мы тут раньше пацанов с лопатами гоняли, а бульдозеры проморгали…
       Памятники федерального значения охраняются государством, а значит — никак. Таблички на них не вешают, ограды вокруг не делают (на уцелевших курганах и сейчас видны вырытые ворами ямы). Обычно их раскапывают, изучают, выбирают все ценное — и забывают. Но на раскопки, простите за банальность, нужны деньги. Ценность историческая с ценностью материальной не совпадает. Вот и подумали: раз ждали селища десять веков, подождут еще. А земля вокруг Рублевки дорожала.
       — Землеотвод на территорию, где находятся археологические памятники, не может быть дан ни в коем случае! — объясняет археолог Андрей Кириллович Станюкович. Доктор исторических наук, член-корреспондент Российской академии естественных наук, один из руководителей Звенигородского этнографического музея, он первый обнаружил варварство. Теперь в шоке все археологи области.
       Формально территория, на которой находились селища, относится к Звенигороду. Скорее всего, разрешение на ее долгосрочную аренду (по Земельному кодексу продать ее нельзя) дал бывший глава администрации Юрий Панов. Чтобы сдать землю, нужно разрешение Управления по охране недвижимых памятников при областном Министерстве культуры, где прекрасно знали о селищах и их научной ценности. Предположений у археологов всего два: либо запрос о землеотводе в министерство не дошел (точнее, не отправлялся), либо кого-то из министерских чиновников купили.
       Для справки: цена сотки земли в Поречье — минимум 10—15 тысяч долларов. Это если без селищ Х века. С ними, наверное, столько же. Просто еще не поняли, что надо брать дороже. Не научились еще памятники продавать.
       — Типичная архитектура позднего средневековья. — Наметанный взгляд археолога Саши осматривает недостроенный двухэтажный особняк на месте селища. — Варвары!
       Стоящий на стройке рабочий — таджик — за хозяина обижается:
       — Ему иначе нельзя. Это ж Бондаренко строит! Ну магнат. Нефть, газ, все дела…
       Селища у Рублевки: вятичи — десятый век. Бизнесмен Бондаренко — двадцать первый.
       Если виновного (чиновника либо арендатора участка) найдут, по статье 243 Уголовного кодекса ему грозит штраф до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда, или до пяти лет заключения. На то, что при строительстве коттеджей выкорчеваны столетние деревья и нарушена водоохранная зона, вряд ли даже внимание обратят: привыкли.
       Строительство дома на месте могильника пока приостановлено: как рассказали рабочие, хозяина убили. «Проклятие мертвых действует», — констатирует Андрей Кириллович.
       Вокруг особняка Бондаренко на днях должны распахивать землю. Даже если строительство прекратят уже завтра (а его, разумеется, не прекратят), из всего комплекса селищ останется цела едва ли треть. Остальное уже не спасти.
       
       P.S. В бронзовом веке на берегу Москвы-реки жили дьяковцы — маленькая финноугорская народность. Потом пришли славяне. Не прогнали, влили в себя дьяковцев, приняли чужую цивилизацию и включили в свою. Закон истории: более развитая культура всегда ассимилирует слабую. Теперь ассимилировали славян. И археологов вместе с ними.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera