Сюжеты

НАДУЛИСЬ? ПОЛЕТЕЛИ!

Этот материал вышел в № 70 от 22 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Большинство нынешних партий похожи на воздушные шарики Российские выборы, где бы они ни проходили и кого бы ни избирали, стали на удивление однообразными. Всюду одно и то же — граждане задолго до голосования почти наверняка знают, кто...


Большинство нынешних партий похожи на воздушные шарики
       
       Российские выборы, где бы они ни проходили и кого бы ни избирали, стали на удивление однообразными. Всюду одно и то же — граждане задолго до голосования почти наверняка знают, кто будет избран. Неожиданностей уже не бывает. Выборы давно не рождают новых политиков. Все стало абсолютно предсказуемо, потому волеизъявление «верхов» опять стало важнее волеизъявления «низов».
       Даже предвыборная борьба, и та — всего лишь отражение подковерной возни, происходящей на самых высоких этажах власти. В политологических кругах нынешние партии оценивают уже не мерами «левизны» или «правизны», а их отношением к противоборствующим клановым группировкам: «Вот партии, опирающиеся на поддержку питерских силовиков! Эти — близки к выходцам из питерской мэрии. Те — направляются старокремлевской бюрократией…»
       
       Большинство нынешних партий — будто надувные шарики. Такие же задорные, рвущиеся вверх и… столь же недолговечные. Их привлекательности, как правило, хватает на короткий миг политического карнавала — каких-нибудь два-три месяца до выборов. А после? Все зависит от воли Кремля. Захочет — полетают по Думе до новых выборов. А не захочет, так ткнет в надоевший пузырь указующим перстом — хлоп! — и нет партии. А взамен надует что-нибудь новенькое. Так было с «Демвыбором» Гайдара, с «Нашим домом» Черномырдина, с «Отечеством» Лужкова, с «дембельскими» скороспелками Рыбкина и Шумейко. Все и не припомнить. Да и не надо. И без того понятно, что в России партии, даже играющие в оппозиционность, не говоря уже о бесчисленных «партиях власти», создаются только с высочайшего дозволения.
       Мы и не заметили, как выборы превратились в политический марафон, участникам которого еще на старте известно, кто получит кубок, а кого поощрят талонами на усиленное питание. Лидеры и аутсайдеры в любой момент могут поменяться ролями. И это никак не связано с изменчивостью настроений электората. Он, этот самый электорат, в нынешнем избирательном процессе вообще ничего не значит и, как в стародавние советские времена, являет собой бессловесную и достаточно управляемую толпу.
       Поэтому все зависит от «допинга», который власть дает то одним партиям, то другим, дабы, создав иллюзию напряженной, бескомпромиссной борьбы, получить желаемый для себя результат. А «допинг» известен — деньги и доступ к информационным ресурсам. У кого все это имеется, тот может на что-то рассчитывать. А коли нет — считай, полная безнадега.
       Партийцы, какой бы ориентации они ни были, очень любят ходить в Кремль. Там они занимаются тем, что на их языке называется «консультацией», а на самом деле — что-нибудь просят. Как правило, им это «что-нибудь» обещают, и они покупаются на эти посулы. Им кажется, что, если какой-нибудь близкий к президенту чиновник произнес заветное: «Политику вашей партии — одобряем!», значит, дело уже сделано.
       А барская любовь не только недолговечна, но еще и лицемерна. Иной раз одного ссужают деньгами и дозволяют покрасоваться на телеэкране лишь для того, чтобы кто-то другой, более нужный, почувствовал зависть и стал податливее. И сразу же у вчерашнего фаворита возникают проблемы. А следом партийные ряды начинают покидать соратники. Они объясняют, что по идейным соображениям, но на самом деле — по меркантильным; бегут, как правило, к тем, у кого больше шансов. То есть больше поддержка Кремля.
       Так, например, случилось с Народной партией, к которой у власти, похоже, в последнее время поубавился интерес. В околопартийных кругах поговаривают, что «пчелки» (символ партии Г. Райкова), пожелавшие идти на выборы «медведями», вначале посоветовались с кураторами в Кремле и только после этого, получив на перемену биологического вида высокое одобрение, заявили о «принципиальных разногласиях».
       Можно представить, какие из-за этого моральные страдания испытывает главный партийный босс! Хотя если разобраться, то во всем этом нет ничего удивительного. Так уж устроена наша демократия. Она очень напоминает игру в шахматы с самим собой: сделал ход белыми, повернул доску и сделал ход черными. Какой бы цвет в итоге ни выиграл, а победитель всегда один — тот, что попеременно играет то теми, то этими.
       Сейчас завершается первый этап избирательной кампании — формируются политические союзы и составляются избирательные списки. Буквально днями пройдут последние партийные съезды, и после этого можно будет судить, кто с кем и против кого. А покуда общее впечатление: российская многопартийность остановилась в своем взрослении. Мало того, она, похоже, впала в детство, ибо во многом повторяет самое себя десятилетней давности.
       Опять, как в незапамятные времена «раннего Ельцина», выборы станут состязанием политических дилетантов. И не оттого, что слишком много участников-новичков, хотя это и так. Проблема масштабнее: большей части партий-фаворитов, заявивших о своем участии в борьбе за Думу, на прошлых выборах или юридически не существовало или о них как о серьезных политических игроках вообще ничего не было известно. Полное впечатление, что начинаем с нуля.
       Во всяком случае, в нынешней, наспех скроенной многопартийности осмысленности не больше, чем было в конце 80-х годов. У большинства партий и формируемых ими предвыборных блоков нет ни идейной, ни социальной базы, а названия придуманы «от балды» или найдены по принципу «такого у нас еще нет».
       Когда политикам нечего сказать или страшно попасть впросак, они пускаются в пляс. Или затягивают что-нибудь задушевное. Если ориентироваться на это, то получается, что и в интеллектуальном плане наши партии деградируют. Только этим можно объяснить, что в нынешних избирательных списках рекордно большое число массовиков-затейников. И, понятное дело, тон задает «партия власти» — в сторонниках и членах «Единой России» ходит такое количество звезд шоу-бизнеса, что волей-неволей начинаешь сомневаться в предназначении будущей Думы: может, вскорости там будут исключительно развлекать и развлекаться?
       
       Новый блок, «Коалиция в поддержку Российской конституционно-демократической партии», решил не отставать от фаворитов и наметил вторым номером в своем избирательном списке замечательную актрису Ирину Алферову. Согласится она или нет — пока неизвестно.
       Но интересно даже не это, а то, как лидер новорожденного политформирования объяснил свой выбор: «Алферова — одна из немногих актрис, которые себя не скомпрометировали участием в других партиях». Замечательно! Выходит, теперь таких «немногих» будет ровно на одну меньше. А разве не забавно, что в список Аграрной партии включили композитора Максима Дунаевского, главрежа столичного театра Сергея Арцибашева и родственницу самого Филиппа Киркорова? А почему бы и нет? «Небось картошку все мы уважаем, когда с сальцом ее намять»! Так что, если разобраться, каждый из нас немного аграрий, а потому имеет полное право примкнуть.
       В общем, «идет-бредет веселый шум»! Им увлеклись даже те, кто по роду деятельности очень далек от мира развлечений. Например, главный выразитель интересов российской деревни — министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. Некоторое время назад он учредил какое-то малопонятное аграрное движение, видимо, без которого ему никак невозможно эффективно руководить своим министерством. Так же, как и министру внутренних дел не побороть преступность без поддержки собственной партии.
       А неделю назад министры-новаторы встретились и договорились о «полном взаимодействии на выборах». Было трогательно смотреть, как Грызлов и Гордеев жали друг другу руки, — может, и впрямь давно не виделись? — и выражали уверенность в общей победе. Как сказал после аграрий: «На селе слишком много накопилось наболевших проблем, и решение их возможно только с проверенными единомышленниками».
       Надо полагать, теперь на заседании правительства они будут держаться бок о бок, спина к спине. Вообще, надо бы распространить эту замечательную инициативу на весь кабинет. А то получается как-то не очень здорово: одни министры являются союзниками по коалиции, а другие — вроде сами по себе. Так не пойдет! Так мы никогда не наладим работу нашего правительства. Лозунгом дня должен стать: «Каждому федеральному министру — по политической партии!». И пускай взаимодействуют между собой уже как «проверенные единомышленники», а не как Касьянов на душу положит.
       Беспартийному избирателю, может, и все равно, а для претендентов на депутатские мандаты рождение федеральных избирательных списков — это самый драматичный момент, ибо номер в списке определяет шансы на попадание. Он — что-то вроде размера бюста у девушек с панели: с одним не застоишься, а с другим продрогнешь до костей в ожидании выгодного клиента.
       Сторонним наблюдателям не было видно, какие кипели страсти и какие рождались обиды. Куда там Шекспиру с его «быть или не быть»! Наши политики всегда хотят «быть». И не абы кем.
       Поэтому понятно негодование В. Шандыбина, на сегодняшний день самого колоритного коммуниста России. Это ж надо — рабочему человеку предпочли какого-то примазавшегося к партии буржуина Г. Семигина! Василий Иванович простоват, а потому не хочет принять очевидное — без идей в политику играть можно, а вот без денег — нет. Без денег в нее лучше не соваться.
       Поэтому в списке КПРФ и оказались два представителя «ЮКОСа» — Алексей Кондауров и Сергей Муравленко. Без сомнения, их интерес к коммунистической идее сродни тому, что проявляют австралийские папуасы к сохранению популяции белых медведей на Крайнем Севере. Нефтяная корпорация, столкнувшись с произволом властей, хочет иметь в будущей Думе свои собственные голоса. И готова за эту услугу отблагодарить. Причем не только коммунистов. У каждой партии есть некие весы, на одну чашу которых кладутся популярные имена, а на другую — толстые кошельки. Прежде бывало по-всякому, а сейчас кошельки почти всегда перевешивают.
       
       Надо сказать, первая тройка левых — Зюганов, Кондратенко, Харитонов — свидетельствует о том, что у компартии нет никакого притока свежей крови, а стало быть, велика опасность ее политической деградации. Как ни странно, но нечто подобное грозит и правому флангу. Первая тройка СПС (Немцов, Хакамада, Чубайс — эдакое «НеХаЧу!») — тоже не бог весть какая находка. Возраст — он в среднем более чем в два раза ниже, чем у коммунистов, — ничего не решает. Решает новизна идей, а их нет.
       Чубайс, например, повторил самого себя: когда-то, оправившись после демарша Коржакова, не разобравшегося с хозяйской коробкой из-под ксерокса, он вбивал гвоздь в гроб якобы навсегда почившего коммунизма. Теперь ему опять хочется совершить что-нибудь не менее героическое: «У нас впереди хорошая драка — не могу я пропустить такое событие!». Ну что на сей счет можно сказать?
       Боец! Правда, кулаками он, похоже, размахивает, прыгая перед зеркалом: коммунистам, по сути дела, уже не до Чубайса — они сейчас отмахиваются от бывших соратников. Хотя кое-кто из них все же купился — в стане Зюганова заговорили о том, что, если Чубайс уйдет в депутаты, правые останутся без денег, точнее, без того самого «молока свободы», которое дает дойная корова по кличке РАО «ЕЭС».
       Но напрасно товарищи возрадовались: «Было бы неправильно, если бы я оставил реформу электроэнергетики незаконченной». Забавная перепалка, нужная и той, и другой стороне: одни «отметились» в своем неприятии ненавистного приватизатора, а тот, в свою очередь, вколотил еще один ритуальный гвоздик в крышку пустого гроба коммунизма.
       Надо сказать, эспээсовцы в расчете на молодежный электорат, который, по выражению Хакамады, «вскормлен молоком свободы», постарались придать своим лидерам эдакий ореол значимости и романтизма.
       Большое впечатление на россиян должно было произвести поздравление, присланное Маргарет Тэтчер: это ж надо, какие у них связи! Не меньшее — презревший опасности Гайдар, отправляющийся в Ирак реформировать его тоталитарную экономику. Правда, позже его миссия оказалась почти мифом — американское посольство вообще отказалось комментировать факт приглашения Белым домом и даже выразило недоумение: зачем надо было об этом говорить на партийном съезде? Но это и неважно. Избиратель хоть краем уха, но все-таки что-то услышал о потенциальном героизме Егора Тимуровича. Пиар, конечно, незатейливый, но по нынешним временам сойдет и такой.
       
       За минувшее десятилетие «избирательное» мировоззрение нашего общества изменилось до неузнаваемости. Оно окончательно упустило возможность обрести какую-то смысловую основу. Поэтому в партийных штабах уже не придумывают никаких мудреных программ. Кому они нужны? Кто их станет читать? Ныне в ходу эффектные слоганы, вроде тех, что придумываются маркетологами для продвижения на рынок нового сорта пива или кетчупа. В политическом отношении все они так же бессмысленны, как прежний «Слава КПСС!». Даже еще бессмысленнее, потому что все направлено на опосредованную раскрутку партийного бренда.
       Все стараются добиться, чтобы партия олицетворялась избирателем с именем известного ему политика, а тот, в свою очередь, с чем-то уж очень приятным.
       Наверное, многие подметили, что во время трансляции победоносного для нас футбольного матча Россия—Швейцария все время показывали сидящих на трибуне лидеров «Единой России». Зачем? Чтобы широкие электоральные массы запомнили, как те переживали за спортивный престиж нашей страны. А когда матч закончился, партийные боссы — видимо, по чистой случайности! — оказались рядом с тренером и вставили несколько слов о том, что «Спортивная Россия — Единая Россия». Конечно, если бы наши, по обыкновению, продули, то ни Б. Грызлова, ни С. Шойгу перед телекамерой не оказалось бы. А так — другое дело: избиратель запомнил, что «Единая Россия» — это нечто связанное с нашими успехами на футбольном поле. Не было партии рядом — проигрывали всем подряд. А вот появились ее лидеры на трибуне — и какая классная вышла победа!
       У политтехнологов это называется каким-то мудреным «резонансом положительного восприятия». Если в предвыборный период эта самая штука возникает достаточно регулярно, можно оказаться в Думе, ничего определенного избирателю не пообещав.
       Но того приятного, что присутствует в нашей жизни, на всех политбойцов все равно не хватит. Да и не всех к этой приятности подпустят. Если завтра в Чечне пленят какого-нибудь Басаева, можно не сомневаться в том, лидер какой политической партии окажется на месте поимки и даст многочисленные интервью. Как говорится, кесарю — кесарево. А что остальным-то делать? Что угодно, только не умничать.
       Вот, например, В. Похмелкин не стал соблазнять россиян мудреной идеей либерализма (он, похоже, и сам в ней порядком запутался). Просто взял да и учредил вместе с Б. Федоровым «Новый курс — автомобильная Россия». Получился не избирательный блок, а загляденье! Классная придумка. Никто не может понять, какой политический смысл за этим названием может скрываться, но любой избиратель, особенно «с мотором», интуитивно чувствует: братцы, это ж наши люди! И сразу же домысливает за политиков то, о чем они, может, никогда вслух и не скажут: «Они — против произвола гаишников! Против непомерных пошлин на иномарки! За высокое качество отечественных машин! За дешевый бензин!».
       Сейчас многие идут по пути максимального «облегчения» избирательной идеи. Это действеннее, нежели привносить в нее серьезный политический смысл. Во всей российской политике становится «чуть больше Жириновского», потому что она все чаще говорит на языке толпы. Последствия этого не замедлят сказаться — очень вероятно, что в новой Думе будет еще больше странноватого вида избранников с политическим интеллектом салатного сельдерея.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera