Сюжеты

ФУТБОЛЬНАЯ ВСТРЕЧА С САМИМ СОБОЙ

Этот материал вышел в № 70 от 22 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Репортаж по дороге на стадион и со стадиона Осенью в Киев едут или по делам, или на Лигу чемпионов. А мне просто нравятся дорога, город и хороший футбол. Лига чемпионов — всего лишь повод для того, чтобы встретиться, посмотреть друг на...


Репортаж по дороге на стадион и со стадиона
       
       Осенью в Киев едут или по делам, или на Лигу чемпионов. А мне просто нравятся дорога, город и хороший футбол. Лига чемпионов — всего лишь повод для того, чтобы встретиться, посмотреть друг на друга, что-то для себя понять.
       — Что делать, если мечта исполнилась? — втолковывает мне Костя. — У меня она исполнилась в прошлом году, когда «Локо» стал чемпионом. Я шестнадцать лет болел за железнодорожников и все это время мечтал о чемпионстве. Теперь, наверное, буду до старости лет мечтать о выигрыше Лиги чемпионов.
       — Ще не вмэрла Украйна! — кричит Макс, он полночи разучивал украинский гимн. Запомнил только первую строчку. А кричит, потому что сам гимн никогда не слышал.
       «Морозиво!» — встречает меня Киев. Прощаюсь с попутчиками. Покупаю сливочное мороженое. «Мо-ро-зи-во», — медленно повторяю про себя, пробую слово на вкус. «Дякую!» — благодарю продавщицу. Теперь пешком по городу.
       Верховная рада Украины. Пикет. Десяток старушек с плакатами. Плакатов больше, чем пикетчиков. Успеваю прочитать знакомые слова: «деньги», «олигархи», «славяне». «Так похоже на Россию, только все же не Россия...». О чем и написал украинский президент Кучма в своей книжке, которую так и назвал — «Украина — не Россия».
       К Киеву сложно приноровиться. Идешь, спотыкаешься. Не потому, что темно, а так — неровно. Поднимаешься и спускаешься. В голове — поговорка: «Москва — город семи холмов». А что тогда Киев? Город «земля-и-воздух»? Нет, не только: огонь церквей, спокойный бег Днепра. Хлеб лежит в сумке уже два дня, а все равно вкусный. Удивляешься и все время ждешь подвоха. А его нет. Потом начинаешь понимать, что у города есть свое, непривычное. Язычество, православие, тысячелетняя история, и все это движется отдельно от тебя и всех остальных. Город, который, кажется, сам по себе.
       Ужасно то, что сегодня после матча уезжать.
       …Перехожу дорогу. Машины останавливаются, пропуская прохожего, к этому быстро привыкаешь. Несколько остановок от центра на метро — и ты на берегу Днепра. Песок, в метре — темная вода. Напротив, на другом берегу, выглядывающие из-за зелени деревьев золотые луковицы церквей.
       Рядом танцевальная площадка. Несколько пожилых пар кружатся в танце: кавалеры — с прямыми спинами, а дамы кокетливо запрокидывают головы. Тут же женщина ведет партнера и что-то ему рассказывает — он слушает, тяжело перебирая ногами.
       Перекрестки, переулки, тупики...
       «Город прекрасный, город счастливый». «Сейчас в нем великая усталость после страшных громыхавших лет, покой, — писал Михаил Булгаков. — Но трепет новой жизни я уже слышу. Его отстроят, опять закипят его улицы, и станет над рекой, которую любил Гоголь, опять царственный город».
       Царственным город не стал и счастливым тоже. Солнечные пятна на Днепре никуда не делись, а усталость от последних лет осталась. И «трепета новой жизни» — сколько угодно.
       «Не топчи карпатскую травку, свыня!» — корявым почерком выведено маркером на табличке, сообщающей, что эта часть Ботанического сада представляет флору Закарпатья.
       — А этот район в народе называют «междупопье» — он находится между двумя холмами, — объясняет мой дядя Юра. — Здесь, в Царском Селе, живут Юлечка Тимошенко, депутаты и все, все, все.
       Дядя Юра очень любит Москву. И не верит тому, что ему говорят о Городе, независимо от того, ругаешь российскую столицу или восторгаешься ей. У него свой Город. И свое представление о Москве.
       — Москва для многих украинцев — знак качества, — говорит дядя Юра. — Телевизионные новости начинаются с российских событий, продолжаются мировыми новостями, заканчиваются местными. И в этом, к сожалению, чувствуется некий комплекс неполноценности, некая провинциальность.
       …Когда долго идешь бесцельно, бессмысленно перебирая ногами, дорога приводит тебя к церкви. Софийский собор — вот, оказывается, что обходил, кружа по Подолу, Андреевскому спуску, Ботаническому саду, старательно сворачивая в переулки. «Выстраивая вокруг себя мир, натыкаешься на самого себя», — дядя Юра смотрит в темное небо, разглядывая киевскую ночь.
       …И снова в поезд. Матч закончился, закончился нелогично: в равной игре киевское «Динамо» выиграло у «Локомотива». Вообще-то спорт славян между собой не выявил победителя. И только вышедший на замену киевский бразилец Диого Ринкон забил два мяча.
       В поезде украинские таможенники шерстят россиян, российские — украинцев. А ты пьешь самогон с соседями по купе, разговариваешь. Границы между нами смазываются, нам есть что сказать друг другу. И есть куда возвращаться.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera