Сюжеты

ЧЕРНЫЙ ОКТЯБРЬ В БЕЛОМ ДОМЕ

Этот материал вышел в № 71 от 25 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

10 лет назад прошелся по Москве короткий всполох гражданской войны. Все началось с Указа президента № 1400 К 10-летию трагических событий сентября — октября 1993 года были рассекречены материалы, собранные в Белом доме после силовой...


10 лет назад прошелся по Москве короткий всполох гражданской войны. Все началось с Указа президента № 1400
       

    
       К 10-летию трагических событий сентября — октября 1993 года были рассекречены материалы, собранные в Белом доме после силовой развязки политического кризиса. На страницах «Новой газеты» впервые публикуются стенограммы заседаний Верховного Совета РФ, Съезда народных депутатов и другие документы. Сотрудник «Мемориала» Семен Чарный по горячим следам написал книгу «Правда о "Черном октябре"». С согласия автора ее фрагменты также публикуются на наших полосах. Полностью книга выйдет в ближайшее время в издательстве «Яуза».
       
       С конца августа затухшее на лето противостояние властей начинает набирать обороты.
       Из книги Семена Чарного:
       «18 сентября достигает апогея словесная дуэль между Р. Хасбулатовым и пресс-секретарем Ельцина В. Костиковым. Спикер, выступая на собрании депутатов Советов всех уровней, говоря о состоянии Президента, делает характерный жест, с помощью которого в России принято изображать подвыпивших людей. Хасбулатов отметил, что сказанные в августе слова Ельцина об артподготовке и наступлении были восприняты тогда несерьезно. И подчеркнул, что, по его данным, Ельцин действительно ведет наступление на Советы и что «главного следует ожидать, возможно, в ближайшие дни»…
       Все это транслируется по телевидению. В ответ В. Костиков делает жесткое заявление с выпадами в адрес Р. Хасбулатова по поводу его нерусской национальности и, соответственно, неспособности «понять интересы России». Жесткое заявление Костикова положило начало краткой кампании, венцом которой должно было стать оглашение Указа. Однако из-за того, что силовые структуры заявили о своей неготовности и отсутствии координации между ними, оглашение Указа, для которого по указанию Ельцина был зарезервирован номер 1400, было перенесено на 21 сентября…
       Первые утечки информации о готовящихся действиях Ельцина начались уже 14—15 сентября. Вопрос о том, откуда к руководству ВС поступала информация, остается неясным. Сам Хасбулатов объявил позже, что 20 сентября его предупредил о коллегии Минобороны, на которой обсуждались будущие действия после возможного Указа, замминистра обороны генерал Кобец. Здесь Хасбулатов намеренно или ненамеренно путает события. Речь может идти о заседании, прошедшем 15—16 сентября, перед первой попыткой введения Указа № 1400 в действие».
       Надо сказать, что, помимо силовиков и связки Коржаков — Барсуков, о подготовке мер, сопровождавших обнародование Указа № 1400, Ельциным были проинформированы председатель правительства Виктор Черномырдин и группа руководителей парламентских комитетов, поддерживавших политику президента: Николай Рябов, Сергей Степашин, Сергей Ковалев и Александр Починок. Премьер и депутаты безуспешно пытались уговорить Ельцина отложить выступление.
       За два с половиной часа до оглашения Указа в Белом доме в экстренном порядке собрался Президиум ВС.
       Из стенограммы заседания Президиума Верховного Совета РФ, 21 сентября 1993 г., 17 ч. 30 м.
       Р. И. ХАСБУЛАТОВ: Уважаемые члены президиума, уважаемые представители прессы, все, кто участвует в нашем незапланированном заседании Президиума, я хотел бы обратить ваше внимание на следующее обстоятельство. <…> Вчера… я вам рассказал, что очень серьезные опасные движения внутренних частей были зафиксированы. <…> Когда я потребовал объяснений у заместителя министра внутренних дел (А. Куликова. — А.М.) по поводу того, почему введены войска, части, в том числе дивизия Дзержинского, другие части в Москву, то мне объяснили так, что речь идет о нападении на банк крупной банды. И для этого, оказывается, надо приводить в движение крупные массивы воинских частей. <…> К сожалению, сегодняшний день тоже подтверждает вот эти определенные усилия, определенные стремления к исполнению силовых методов. Могу сказать, что было заседание коллегии Министерства обороны. Перед ними тоже ставился этот вопрос о возможной поддержке со стороны Министерства обороны таких действий… <…>
       Может быть, вопросы есть? Пожалуйста, если есть вопросы, сомнения, давайте попробуем разобраться.
       С. В. СТЕПАШИН: Разрешите, Руслан Имранович?
       Я хочу обратиться к Председателю Верховного Совета и ко всем членам Президиума с одной просьбой. Во-первых, я хочу сказать, что в общем-то все мы с вами владеем той обстановкой, которая происходит, и наш комитет в том числе, и в Министерстве обороны, и в Министерстве безопасности. Сегодня утром у нас только что был министр безопасности, где мы рассматривали вопрос об утверждении его кандидатуры на Верховном Совете РФ. Связывался и разговаривал я сегодня с Ериным.
       То, что действительно сегодня мы переживаем не самый легкий, не самый приятный период в нашей жизни, — это факт. Но факт еще и другое. И здесь я могу дать вам полную гарантию и как офицер, и как председатель комитета, что ни одно воинское подразделение, будь то внутренних войск, в которых я служил больше двадцати лет, и та самая дивизия, где половина воспитанников моих, которых я прекрасно знаю и которые сегодня спасают нашу Россию, кстати, тем более подразделения Советских или Российских вооруженных сил, прошу прощения, где солдат-то у нас не осталось, Белый дом штурмовать не будут. <…>
       ХАСБУЛАТОВ: Извините, вам не надо давать нам гарантии. Ваши гарантии… Ну что вы гарантируете, и здесь через два часа окажется… И что мы будем делать с вашими гарантиями? Извините, и кто спрашивает ваших гарантий? Вы уж хорошо это знаете. Так что не надо от имени кого-то вам выступать. И от имени армии, безопасности, МВД — тем более. Извините, это ваша точка зрения — так и говорите. А что ж вы выступаете от имени всех? И, наверное, здесь мы собрались для того, чтобы познакомить с реальной ситуацией. Вы так вскользь обмолвились, что сегодня ситуация очень тревожная. Вот об этом и речь идет, почему она тревожная. Вы лучше скажите, почему. Почему она тревожная?
       СТЕПАШИН: Вы у меня спрашиваете, Руслан Имранович?
       Х.: Да, вас. Вы тогда уж ответьте, почему она тревожная? Кто ее тревожной делает?
       С.: Все вы вместе.
       Х.: Извините, я не делаю ее тревожной. Я только и делаю все, чтобы не было тревог.
       С.: Вы меня, пожалуйста, не перебивайте. Ваше субботнее выступление, в том числе оскорбление президента. К нему можно по-разному относиться, и ошибок у него больше, чем, наверное, у кого-либо…
       Х.: Кто-то должен это сказать.
       С.: Нет. Только не вы. И не в такой форме. Более того, вы оскорбили внутренние войска.
       Х.: Вот такие ваши позиции и обостряют. Если бы не было здесь вот таких позиций, наверное, не было бы обстановки такой.
       С.: Я так не считаю.
       Х.: Это вы так не считаете. Зачем вы сейчас перебранку затеваете?
       С.: Простите, вы попросили, чтобы я объяснился. Я объяснился, Руслан Имранович. Перепалку устраиваете вы. Благодарю за внимание.
       Х.: Да не надо никого благодарить.
       С.: Вас благодарю.
       Х.: Пожалуйста, Сергей Адамович.
       С. А. КОВАЛЕВ: Спасибо, Руслан Имранович. Я хотел бы услышать ваше объяснение относительно ваших субботних намеков, оскорбляющих…
       Х.: Да, послушайте…
       К.: Я хотел бы быть выслушанным.
       Х.: Мало ли что бы вы хотели. Я сейчас говорю не об этом.
       К.: Я имею на это право.
       Х.: Пожалуйста, прочитайте газеты, там все изложено.
       <…>
       К.: Я не кончил… Так вот, я хотел бы понять, не считаете ли вы, что Председатель Верховного Совета нагнетает обстановку в стране, безответственно выступая таким образом, как он это недавно сделал публично перед всем миром?
       Х.: Извините, мы собрали Президиум не для того, чтобы ваши, Сергей Адамович, безответственные слова тиражировать по всему миру… <…> Извините, все. Выключите микрофон Ковалева.
       
       Согласитесь, есть своя прелесть в том, чтобы просматривать действия игроков на политическом поле как бы в записи. И Хасбулатов, и Степашин, и Ковалев уже знают о том, что через пару часов Ельцин обнародует свой указ. Знают, но, как и положено игрокам, демонстрируют дриблинг.
       Из книги Семена Чарного:
       «20.00. Борис Ельцин выступил по 1-му каналу ТВ с обращением к гражданам России. В оценках противоборства федеральных институтов власти президент был категоричен и однозначен. По его мнению, ответственность за кризис народовластия, государственности, за провал экономических реформ, за невиданные масштабы беззакония, за невозможность навести в стране элементарный порядок и все остальные беды лежит на Съезде народных депутатов и Верховном Совете РФ. Действующая Конституция, заявил Борис Ельцин, не позволяет коренного обновления государственной власти в Российской Федерации, и поэтому президент вынужден идти единственным путем защиты демократии и свободы, то есть единолично, своей властью внести изменения в Основной Закон России. В том же выступлении Ельцин объявил о подписании Указа № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации»…
       Сразу же после завершения трансляции телевизионного обращения президента по внутренней радиосети Белого дома прозвучало приглашение народным депутатам собраться незамедлительно в зале заседания Совета Национальностей. Были отправлены автобусы к месту проживания иногородних депутатов. Уже в 21.00 началось заседание Президиума Верховного Совета, на котором Хасбулатов определил действия Ельцина как «государственный переворот». «Борис Ельцин нарушил Конституцию, изменил клятве на верность народу, и он должен быть немедленно отрешен от должности», — заявил Хасбулатов, ссылаясь на ст. 121-6 Конституции. Спикер тут же предложил отстранить Ельцина от власти и известить об этом регионы. Последнее, однако, стало весьма затруднительным уже к моменту, когда Хасбулатов произносил свои слова, — была отключена правительственная связь…
       Работа сессии Верховного Совета началась ровно в 00.00 22 сентября. Всего за полчаса депутаты приняли два кардинальных решения — в 0.17 136 (или, по другой версии, 144) голосами «за» прекратили президентские полномочия Ельцина «в связи с грубейшими нарушениями Конституции, выразившимися в издании им Указа от 21 сентября 1993 года № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации»», а через шесть минут Александр Руцкой наконец-то получил столь давно желанный им президентский пост. За это проголосовали 137 депутатов».
       Члены Верховного Совета С. Степашин и С. Ковалев покинули Белый дом сразу после заседания Президиума и больше там не появлялись. Еще один сторонник Ельцина, каковым он себя аккуратно объявил, А. Починок участвовал в ночном заседании 22 сентября. Более того, бесстрастные списки поименного голосования показывают, что он голосовал «за» по рассматриваемым сессией вопросам. Совсем не зря Александр Починок считается одним из самых непотопляемых политиков России минувшего десятилетия! Абсолютно по всем вопросам «за» голосовали и еще два политика, востребованных нынешней кремлевской властью, — А. Аслаханов и Р. Абдулатипов. А вот член Верховного Совета А. Вешняков по каким-то причинам манкировал сессию 22 сентября. Он появится в Белом доме 23-го, с началом работы съезда. Другой известный политик И. Рыбкин подтянулся в Белый дом только к утренним заседаниям сессии. И сразу проявил активность.
       Из стенограммы Чрезвычайной сессии Верховного Совета РФ, 22 сентября, 17.00
       ХАСБУЛАТОВ: Уважаемые депутаты, Иван Петрович Рыбкин просит слова для оглашения проекта Обращения. Пожалуйста.
       РЫБКИН И. П.: Уважаемые депутаты! По поручению Совета депутатских фракций предлагается принять Обращение Верховного Совета Российской Федерации к политическим партиям и общественным движениям России. Предлагается такой проект: «Уважаемые коллеги. В нашей стране объявлен очередной государственный переворот. Попрана Конституция РФ. Борис Ельцин своим указом прекратил деятельность высшего законодательного органа и Конституционного суда. Это попытка уйти от политической ответственности за нарастающий развал страны, межнациональные конфликты, за провал экономических реформ и обнищание народа. Исполняя свой конституционный долг, Верховный Совет России прекратил президентские полномочия Бориса Николаевича Ельцина… <…>
       Х.: Может быть, мы вот так напишем: «Обращение ВС РФ к гражданам Российской Федерации, политическим партиям и общественным движениям России».
       Р.: Я думаю, что это существенное и хорошее дополнение.
       Уже в ночь на 22 сентября Александр Руцкой развил бурную деятельность. Его указами были смещены со своих постов силовики В. Ерин, П. Грачев и Н. Голушко. Вместо них депутаты немедля утвердили в МВД — А. Дунаева, в Минобороны — В. Ачалова, в Министерство безопасности — В. Баранникова. Одна из найденных в кабинете Руцкого бумаг свидетельствует о стремлении тогда еще и.о. президента сформировать «под себя» правительство.
       Предложения по персоналиям.
       На первую роль целесообразно посмотреть:
       1. Ю. В. Скокова — эта кандидатура получила бы немедленное признание регионов, заинтересов. отн. зарубежных прав-в, одобрение ВПК. Показала бы солидарность формирующейся коалиции. Такое назначение сыграло бы важную роль при проведении президентской избирательной кампании.
       2. Неожиданно сильно выглядела бы кандидатура В. П. Мухи (новосибирский губернатор, публично поддержавший Руцкого и Верховный Совет. — А.М.). Здесь, как и в первом случае, можно рассчитывать на поддержку регионов. Такое назнач. создало бы устойчивое, неконъюнктурное правительство.
       3. Г. А. Явлинский — в случае его согласия это назначение расценивалось бы всеми как решимость Президента А. В. Руцкого действительно обновить экономическую политику на принципах разумной социально-ориентированной рыночной реформы.
       Вице-премьеры.
       1. Глазьев С. Ю. — первый вице-премьер, курирующий блок экономических реформ. Он же — министр промышленности и торговли.
       2. Олег Николаевич Сосковец — блок ВПК.
       3. А. П. Владиславлев — кадровая политика в аппарате правительства, вопросы ведомственной координации.
       4. М. И. Лапшин — блок АПК.
       5. Владимир Иванович Щербаков — блок региональной, федеративной экономической политики.
       6. Евгений Федорович Сабуров — блок социальной политики.
       Министры:
       1. Юлий Александрович Квицинский — министр иностранных дел.
       4. Н. С. Михалков — министр культуры.
       5. В. С. Липицкий — министр печати и информации.
       7. В. Б. Исаков — генеральный прокурор.
       8. Н. Н. Гончар — министр по делам СНГ.
       Находясь в состоянии тогда еще полублокады, оптимист Руцкой вовсю обсуждал состав своего правительства. Конечно же из людей, с которыми у него по прежней должности сложились неплохие контакты. Сентябрьские дни между тем подходили к концу, блокада ужесточалась и «сидельцам» необходимо было помимо составления бумажных списков предпринимать конкретные действия.
       
       (Продолжение следует)
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera