Сюжеты

ГЕНЕРАЛ РОМАНОВ ЖИВ И ПОМОГАЕТ ВЫЖИВАТЬ ДРУГИМ

Этот материал вышел в № 72 от 29 Сентября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

ГЕНЕРАЛ РОМАНОВ ЖИВ И ПОМОГАЕТ ВЫЖИВАТЬ ДРУГИМ В прошедшую субботу Анатолию Александровичу Романову исполнилось 55 лет А через неделю, 6 октября, будет восемь лет с того дня, когда автомобиль с генералом-миротворцем Анатолием Романовым...


ГЕНЕРАЛ РОМАНОВ ЖИВ И ПОМОГАЕТ ВЫЖИВАТЬ ДРУГИМ
В прошедшую субботу Анатолию Александровичу Романову исполнилось 55 лет
       

    
       А через неделю, 6 октября, будет восемь лет с того дня, когда автомобиль с генералом-миротворцем Анатолием Романовым наехал на управляемый фугас, установленный в тоннеле при выезде с площади Минутка на проспект Ленина в Грозном.
       С тех пор Анатолий Александрович — стационарный больной Главного военного госпиталя им. Бурденко. Искусство врачей помогло сохранить генералу жизнь, но последствия тяжелейших ранений головы, позвоночника да фактически всего тела, увы, не позволяют пока вернуть его к активной жизни.
       Впрочем, все относительно. «Успехи в лечении колоссальны, если исходить из того, что было», — считает жена генерала.
       Наша беседа с ней состоялась накануне дня рождения легендарного командующего внутренними войсками.
       
       — Лариса Васильевна, как отметите юбилей Анатолия Александровича?
       — Безусловно, весь день буду с Толей. У него хорошая двухкомнатная палата в кардиологическом отделении госпиталя Бурденко. Придут родные, друзья, коллеги, безусловно, нынешний командующий внутренними войсками генерал армии Тихомиров и его предшественники Куликов, Шкирко, Овчинников — все, кто многие годы служил с ним вместе. Обязательно погуляем по аллеям госпиталя, а возможно, поедем на дачу.
       — Здоровье генерала позволяет покидать территорию госпиталя?
       — Да. Он уже давно не привязан ни к каким аппаратам. Дышит самостоятельно. Он ведь не реанимационный больной. И мы уже не раз выезжали на дачу. Правда, под наблюдением врачей. Это для страховки. Но за годы его лечения я уже сама достаточно разбираюсь в его состоянии, так что справилась бы самостоятельно.
       Для восстановления функций памяти очень важно, чтобы Толя был в привычной домашней обстановке. Он реагирует: это ель, это травка, это дом. Очень хорошо реагирует на людей в военной форме. Это ему привычно, это его жизнь. И, конечно, эмоции — и улыбка, и слезы.
       А ведь всего этого не было. Все очень медленно, но восстанавливается. Потом, и опыта лечения людей с такими ранениями тоже не было. А теперь на нашем опыте разрабатывается целая система. И она уже помогает не только спасать жизни, но и возвращать к более активной жизни многих людей, получивших ранения и травмы.
       Помните, как еще президент Ельцин почти восемь лет назад сказал: «Генерал Романов должен жить». И он жив и помогает выживать другим. А ведь на Толе буквально не было живого места, не осталось ни одного неповрежденного органа. Сейчас все раны зарубцевались.
       — А как происходит прием пищи?
       — Пока учимся пить только водичку. Все остальное — через трубку. Глотательный рефлекс тоже подлежит восстановлению. Успехи и здесь есть.
       — Удивительно, Лариса Васильевна, как оптимистично вы на все смотрите.
       — А мы не имеем права падать духом! Потом, я реально вижу, какой путь всеми нами — врачами, медсестрами, нянечками, мной, дочерью Викторией и, конечно, самим Толей, — пройден за эти годы.
       Нет, нет! Генерал Романов в хорошей форме, и он, и мы будем продолжать бороться и активно жить. И все это благодаря ежедневной системе: процедуры, массаж, ЛФК, психологические тренинги, прогулки в коляске. На днях купили новую, очень удобную — немецкую.
       — У вас взрослая дочь. Сколько лет вы вместе с Анатолием Александровичем?
       — Больше 30 лет. В 1971 году поженились. В тот год я окончила в родном Саратове Техникум книжной торговли. А Толя еще был курсантом Саратовского училища МВД. В училище он поступил, отслужив два года срочной службы в армии.
       После окончания, в 1972 году, Толю как круглого отличника оставили служить в училище, уже офицером.
       За двенадцать лет его службы в Саратове он заочно окончил Академию МВД, а я — экономический институт, дочка — несколько классов средней школы. В 1984 году Толю назначили начальником штаба полка в Челябинской области, а потом — командиром полка. Здесь он пять лет прослужил. А затем был переведен в Москву начальником штаба дивизии. После окончания Академии Генерального штаба снова уехали в Челябинскую область, где Толя командовал дивизией.
       Когда Анатолий Сергеевич Куликов возглавил внутренние войска, он предложил Романова в свои заместители.
       Тут как раз и Чечня началась. И с первых дней Толя был там. А когда в июне 1995 года Куликов стал министром внутренних дел, Романова назначили командовать внутренними войсками, и он возглавил группировку в Чечне. Несколько месяцев он вел переговоры с Масхадовым, и если бы не тот взрыв 6 октября, возможно, и не было бы тех тысяч потерь и военных, и мирных жителей, о которых вы пишете в «Новой газете».
       — А он вам рассказывал в период тех переговоров, что есть надежда на мирные договоренности?
       — Он верил. Но в то же время он понимал, что достаточно и противников мирного исхода, и все очень непросто с обеих сторон.
       — А вам известно, кто организовал тот взрыв?
       — Неофициальных разговоров было много, и сейчас есть. А официально ничего не известно. Я даже не знаю, продолжается ли следствие.
       — Вы сильный человек, не падали духом и боролись вместе с медиками за жизнь Анатолия Александровича. И Виктория, ваша дочь, тоже, я знаю, постоянно рядом с отцом…
       — Когда случилась эта трагедия, Вика только что окончила психологический факультет пединститута и работала в музыкальном колледже. И были у нее большие планы.
       Но менее чем через год ей пришлось оставить эту работу, так как потребовалась ее помощь в реабилитации отца. Рядом кроме врачей и медсестер всегда должен был быть родной человек. И вот почти год она от отца не отходила. Каждой из женщин, попавших в такое положение, как мы, нельзя надеяться только на помощь государства.
       Локальные войны в нашей стране длятся уже долгие годы. Через них прошли уже сотни тысяч и даже миллионы людей. И не только мужчины, но и женщины. И многие женщины перенесли стресс: и те, кто сам оказался в этих «горячих точках», и те, кто потерял в них своих сыновей, мужей, отцов. Или они вернулись инвалидами. И я этот стресс перенесла. Хотя, наверное, его до конца и невозможно пережить. Нельзя тем, кто попал в такое положение, терять волю и интерес к жизни. Мы должны сами себе помочь. И морально, и материально.
       — Где вы работаете?
       — Вот уже 15-й год я работаю в холдинге «Библио-Глобус» — директором центра развития. Разрабатываю проекты и веду их от предложения до реализации. Пропаганда книги — это профессия всей моей жизни. Я член Конфедерации деловых женщин России, которую до недавнего времени возглавляла Галина Николаевна Карелова. А после того, как она ушла в правительство, руководит Лидия Васильевна Блохина.
       Кроме того, по просьбе коллег моего мужа я возглавила Фонд развития физкультуры, спорта и медицины им. генерала Романова. Этот фонд некоммерческий. Уже семь лет мы пропагандируем здоровый образ жизни, проводим соревнования.
       И вот, получив такой личный опыт женщины, прошедшей через локальный конфликт... Нет-нет, я нигде не воевала. Но я жена военного, и все мы — жены, матери — эти локальные войны перенесли на себе… Так вот, я хотела бы инициировать создание ассоциации женщин — участниц локальных конфликтов. Дело не только в материальной поддержке. Каждая из нас может проявить себя с большой пользой и для общества, и для себя самой, и для своих родных и близких во многих добрых делах. Кто-то — в бизнесе, кто-то — в политике, кто-то — в уходе за теми же ранеными, в педагогике, искусстве…
       В общем, мы, женщины, если хотим полноценно жить, должны перестать ныть и найти применение своим силам. Только так можно вывести себя из стресса и помочь в этом другим. Как раз этим и должна заниматься ассоциация женщин — участниц локальных конфликтов. Первый такой опыт уже есть у женщин Дагестана.
       Безусловно, если нам удастся создать такое движение, то двери в него будут открыты всем, и в первую очередь — чеченским женщинам.
       — Я желаю вам, Лариса Васильевна, успеха и в этом деле, как и в деле борьбы за здоровье вашего мужа.
       — Мы сильные, мы все выдержим и победим.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera