Сюжеты

ПРИЗРАК КОРРУПЦИИ В ДУМСКИХ КОРИДОРАХ

Этот материал вышел в № 73 от 02 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Совместная акция «Новой газеты» и Фонда «ИНДЕМ» Ротация депутатского корпуса чрезвычайно низка. Российские депутаты, впрочем, как и российские губернаторы, высиживают в Думе по нескольку сроков, благо у депутатов в этой области ограничений...


Совместная акция «Новой газеты» и Фонда «ИНДЕМ»
       
       Ротация депутатского корпуса чрезвычайно низка. Российские депутаты, впрочем, как и российские губернаторы, высиживают в Думе по нескольку сроков, благо у депутатов в этой области ограничений нет. Впрочем, нет худа без добра, по крайней мере известно, что можно от них ждать.
       «Новая газета» и Фонд «ИНДЕМ» открывают серию публикаций о результатах работы Государственной Думы в 1999 — 2003 годах. В этой серии эксперты фонда расскажут о том, как народные избранники голосовали по самым существенным законопроектам.
       Первая публикация посвящена принятию Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) весной 2000 г.
       Прежде всего, что такое КоАП.
       КоАп содержит правила взаимодействия чиновников и граждан и основное требование к нему — антикоррупционность. Очевидно, чем больше закон оставляет простора для чиновника, тем больше остается условий для коррупции.
       Кодекс сохранил в распоряжении чиновника широкие полномочия личного усмотрения, прежде всего:
       1. Наличие низших и высших пределов наказания («вилок»)
       Чиновник получает возможность выбора различных размеров штрафа, накладываемого на нарушителя. Наиболее примечательным примером является ст. 19.8 «Непредставление ходатайств, заявлений, сведений в антимонопольный орган». Санкция этой статьи предусматривает штраф от 500 до 5000 МРОТ. Непонятно, какие обстоятельства необходимо принимать во внимание при назначении штрафа.
       2. Наложение альтернативного административного взыскания
       Чиновник может выбрать не только разные размеры штрафа, но и «поиграть» дополнительными административными взысканиями. Так, ст. 12.28 ч. 1 предусматривает наложение административного штрафа в размере от пятнадцати до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда с лишением права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет или без такового.
       3. Совпадение административных правонарушений и уголовных преступлений
       Так, ст. 14.7 «Обман потребителей» полностью дублирует ст. 200 УК РФ. И таких дублированных статей наберется пара дюжин. Наличие «параллельных» преступлений в КоАП и УК означает возможность «по договоренности» перевести ответственность из уголовной в административную или наоборот.
       Как голосовали фракции Государственной Думы за новый проект КоАПа?
       Далеко не все депутаты — юристы, и можно допустить, что они не оценили коррупционные потенции, заложенные в новый закон. Однако Национальный антикоррупционный комитет распространил заявление с просьбой отправить проект кодекса на коренную переработку, мотивировав это именно коррупционными возможностями кодекса.
       Мнение антикоррупционного комитета не учли. Кодекс приняли. Но аналитики комитета вычленили на отдельное голосование 24 наиболее вопиющие статьи, обладавшие типовыми признаками коррупциогенности, и проанализировали, кто и как голосовал по ним. Подразумевалось, что гипотетический идеальный антикоррупционер должен был заблокировать их все.
       Было произведено вычисление рейтинга «антикоррупционности». С помощью последнего можно определить, в какой мере позиция конкретных депутатов, фракций, депутатских групп при голосовании препятствует или способствует коррупции.
       Для каждого депутата определялось, сколько раз данный депутат голосовал как «эталонный антикоррупционер». Чем выше рейтинг, тем больше конкретный депутат препятствует коррупции. И наоборот.
       Результаты сгруппированы по фракциям и депутатским группам и сведены в диаграмму. Самый высокий рейтинг антикоррупционности у «ЯБЛОКА» — 70,8; далее по нисходящей — СПС — 69,7; ЛДПР — 63,5; «ОВР» — 55; «Агропромышленная группа» — 39,5; независимые депутаты — 33,7; КПРФ — 28,7; «Регионы России» — 27,4; «Единство» — 26,5; «Народный депутат» — 23,9.
       Сразу оговоримся, что исследователи не могут выяснить, кто из депутатов голосовал по корыстному умыслу, а кто по недомыслию. Но результат налицо: второй год мы живем по кодексу, зарезервировавшему для гражданина позиции просителя или взяткодателя.
       Анализ принятия других законов читайте в следующих номерах «Новой газеты».
       
       "Новая газета" № 73

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera