Сюжеты

ГЕНПРОКУРАТУРА, КАК ФУТБОЛИСТЫ, ВСЕ ВРЕМЯ ПРОИГРЫВАЕТ НА ВЫЕЗДЕ

Этот материал вышел в № 73 от 02 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Генеральная прокуратура — как сборная России по футболу — постоянно проигрывает на выезде. И поля там дурные (правовые в том числе), и судьи неправильные… Есть предложение: давайте в Генеральную прокуратуру тоже пригласим зарубежного...


Генеральная прокуратура — как сборная России по футболу — постоянно проигрывает на выезде. И поля там дурные (правовые в том числе), и судьи неправильные…
       
       Есть предложение: давайте в Генеральную прокуратуру тоже пригласим зарубежного тренера. Или хотя бы консультанта, чтобы каждый раз не падать физиономией в ту субстанцию, из которой никак не можем вылезти. Ведь еще со времен петровых считается, что прокуратура — не только государево око, но и в некотором роде — лицо страны. Остается надеяться, что с тех времен географическое положение прокуратуры на теле государства несколько сместилось (хотя сидеть в луже — тоже малоприятное времяпрепровождение).
       На втором подряд процессе об экстрадиции тех, кого мы просим нам доставить, иностранный прокурор, который представляет интересы своих российских коллег, вынужден прозрачно намекнуть суду, что даже он не видит оснований для выдачи. В английском варианте это касалось Закаева, в греческом — Гусинского. (Хотя зачем нужен Гусинский в России — загадка природы.) Ошарашенный судья пытается найти в зале заседаний представителей российской прокуратуры, но в стране, где все есть, таковых не оказывается. Или спрятались и не признались?
       Конфуз. Судья, подумав, дает российской стороне последний шанс — отсрочку в несколько дней, чтобы прокуроры смогли переписать свои документы. Ведь грекам хочется хотя бы понять, в чем Гусинского, собственно, обвиняют.
       Как эту возможность использует прокуратура? Например, какими аргументами подкрепит пассаж о долгах «Газпрому»? Откуда долги, если Гусинский достал на суде бумажку — знаменитые тайные протоколы, — из которой явствует, что наш газовый монополист никаких претензий к Владимиру Александровичу не имеет? Остается либо «ломать» нынешнее руководство «Газпрома», втягивая его в очередной скандал, либо «попереть в несознанку», доказывая, что все бумаги Гусинский подделывал долгими зимними израильскими ночами.
       Повисает полностью и постулат прокуратуры об отмывке денег, добытых преступным путем. Всем очевидно, что это был обыкновенный заем. В чем его преступная сущность? Единственный вариант для прокуратуры — доказать, что сам «Газпром» сначала добыл деньги преступным путем, а потом, сговорившись, ссудил их Гусинскому. Но почему-то кажется, что если таковые заявления будут сделаны, то на Большой Дмитровке и в прокурорских домах отключат не только газ, но и свет с канализацией, а заодно — и кислород.
       И абсолютно непонятно, почему по странам и весям продолжает кочевать этот цирк шапито с одним и тем же устаревшим номером. Ведь в Генеральной прокуратуре существует целое международное управление, которое должно заниматься изучением судебной практики других государств: на что реагируют, что во внимание не принимают… Очевидно, это управление находится в состоянии итальянской забастовки — на работу выходят, но ничего не делают.
       Пусть так, но, обжегшись в Испании, прокурорские могли бы догадаться нанять греческого юриста, который бы им все объяснил и про свои суды, и про свои законы. Тогда на свет могли появиться хотя бы приличные бумаги, при чтении которых не нужно было бы сдерживать приступы хохота. Но гордыня не позволяет. И как, например, зам генерального прокурора будет объяснять, почему ему — прокурору — нужны консультации адвоката?
       Очевидно, что за отведенное время прокуратура ничего сделать не сможет. Останется только заклеймить позором греческую хунту, вспомнив 60-е годы, и сказать, что Гусинский — оплот греческого православного сионизма, и потому в очередной раз вырвался из цепких объятий нашего правосудия. И вообще, мы окружены врагами — Испания, Дания, Англия дважды, теперь — Греция.
       Многовато проколов за один отчетный период: Закаев, Березовский, Гусинский… Из людей на «ский» остается, конечно, Ходорковский, до которого пытаются добраться с помощью Лебедева. Посмотрим, что даст эта двухходовка. Хотя почему-то кажется, что опять обернется позором. Ведь давно известно, что огромная бюрократическая машина слабее крупного капитала. По многим причинам, например, потому, что у бюрократов не умы гибкие, а другие части тела.
       Но теперь появилась новая проблема: угадать, где мы потерпим фиаско в следующий раз. Есть выход — прокурорам нужно написать письмо Гусинскому примерно такого содержания: «Уважаемый Владимир Александрович, не могли бы вы представить график и маршрут ваших передвижений на ближайшие два года, чтобы мы заранее знали, где получим оплеуху». Я думаю, что Гусинский как вежливый человек в такой малости не откажет.
       Но прокуроры не напишут, они искренне не понимают, почему их в разных странах посылают в одно и то же место. Ну не хватает образования… Конечно, были удачи — несколько экстрадиций разнообразных отморозков из той же Греции и Испании, от которых сами страны мечтали избавиться. И отдавать киллеров и бандитов будут по-прежнему, но как только речь зайдет о каких-то финансовых преступлениях, в любой стране мира Генеральной прокуратуре тут же намажут на бутерброд и Березовского, и Гусинского. Об Англии вообще не говорю, судиться там — дохлый номер, поскольку право прецедентное, и потому страдальцам с Большой Дмитровки нужно учить новый девиз: «С Темзы выдачи нет».
       Все это, конечно, смешно. Печально другое: если бы этот процесс проходил в России, то Гусинский на тех же самых основаниях, что не были приняты во внимание европейскими судами, был бы осужден. Потому что понятие правосудия в России абсолютно не соответствует понятию правосудия в приличных странах мира. И доказательств тому — миллион.
       У нас ведь не закон вершится, а система борется с людьми, которые перестали быть ей угодными. Орудие этой борьбы — прокуратура. Причем это не скальпель, а дубина, которая ради достижения цели, поставленной хозяином, охаживает всех направо и налево. Систему это устраивает, и потому у нас нет реального механизма контроля за прокуратурой. Конечно, можно было бы придумать какую-нибудь надзорную структуру. Но, правда, тогда потребуются и надзиратели за надзирающими. А как иначе, если в стране на правосудие нет ни социального, ни политического заказа?
       

       ведущий рубрики «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera