Сюжеты

СЕМЬ ДНЕЙ В ИСТОРИИ. ЧЕМ ОНИ ПОТРЯСЛИ МИР?

Этот материал вышел в № 73 от 02 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

6 октября 1927 года на Бродвее состоялась премьера фильма «Певец джаза» компании «Уорнер Бразерс». Битком набитый зал с восторгом внимал эстрадному артисту Олу Джолсону: «Минуточку-минуточку. Вы же еще не все слышали». Но зрителям было уже...


       
       6 октября 1927 года на Бродвее состоялась премьера фильма «Певец джаза» компании «Уорнер Бразерс». Битком набитый зал с восторгом внимал эстрадному артисту Олу Джолсону: «Минуточку-минуточку. Вы же еще не все слышали». Но зрителям было уже достаточно, ведь они впервые в мире смотрели художественное кино со словами! До этой знаменательной фразы на экранах властвовал «великий немой», а услышать можно было лишь тапера. Бедные таперы! Как мотыльки, потянулись они со всех концов Америки в Голливуд в надежде найти работу на озвучивании фильмов. Без куска хлеба остались и актеры, чей голос оказался непригодным для «великого звукового». Искусство, как всегда, потребовало жертв и получило их.
       
       7 октября 1806 года житель Лондона Ральф Ведгвуд получил патент на «аппарат, производящий копии оригинальных записей». При подробном рассмотрении аппарат оказался тонким листом бумаги, который пропитывался красящей жидкостью и сушился между двумя листами промокашки. В результате получался, по словам Ведгвуда, «стилографический писатель», по терминологии тех лет — «угольная бумага», а на наш взгляд, обыкновенная копирка. Канцелярские крысы, измученные перемарыванием бумаги, вздохнули с облегчением. А тут — вот радость-то — через пару лет и пишущую машинку создали. «Эрика» берет четыре копии…». Как раз через изобретенную Ведгвудом копирку.
       
       8 октября 1906 года на Оксфорд-стрит в салоне Карла Людвига Несслера собрался весь цвет парикмахеров Лондона. Хозяин демонстрировал придумку — свой собственный метод завивки волос на долгий срок с помощью новейших достижений химической науки. Затяжной была и сама процедура: терпеливый клиент шесть часов кряду держал на голове дюжину бигудей весом 800 граммов каждая. Но и результат впечатлял: кудри держались не полдня — день, а постоянно, то есть перманентно. Перманент понравился лондонцам, но показался дороговат. Выручила Первая мировая, от которой Несслер спасался в Штатах. А там уж американские кинозвезды головой пробили перманенту дорогу в жизнь.
       
       9 октября 1836 года (27 сентября по старому стилю) «в воскресенье все — от двора до последнего простолюдина — отправились смотреть пробу паровых карет на дороге в Павловск». Если строки из письма вдовы Карамзина кажутся вам невыразительными, читайте стихи Нестора Кукольника, написанные по этому поводу: «Волненье,/ Ожиданье, нетерпенье…/ Православный веселится / Наш народ./ И быстрее, шибче воли/ Поезд мчится в чистом поле». Мысленно положите их на музыку Глинки. Теперь вы имеете представление об открытии первой в России железной дороги Царское Село — Павловск. И немного российской реальности для полноты картины: дорогу до Питера не достроили, поэтому ограничились куском в 3,5 версты, паровозы не довезли, поэтому запрягли лошадей. Но к сроку — отрапортовали.
       
       10 октября 1913 года в 9 часов утра в Белом доме президент США Вильсон нажал на золоченую кнопку и совершил то, чему в течение 400 лет противилась церковь, — разделил соединенное Богом. Импульс, пробежавший в доли секунды полматерика, подорвал 20 тонн динамита, и получился Панамский канал — всего-то 81,6 километра вместо тысяч миль вокруг Южной Америки. И потребовалось, в общем-то, немного: разорить армию мелких вкладчиков французского акционерного общества, затеявшего эту стройку (даже термин «панама», обозначавший крупную аферу, появился), создать новое государство, отделив часть Колумбии, вынудить новую Панаму подписать договор о вечном владении США зоной канала. И поплыли. И корабли, и денежки.
       
       11 октября 1931 года к Максиму Горькому пришли важные гости: Иосиф Сталин, Вячеслав Молотов и Клим Ворошилов. Чем гостей поили-кормили, в мемуары не вошло, зато духовное угощение, а главное, реакция на него элитарных визитеров в истории сохранились, многократно оттиражированы и цитируются по всякому поводу. Мастер соцреализма А. Яр-Кравченко даже посвятил этой вечеринке картину «А.М. Горький читает 11 октября 1931 года И.В. Сталину, В.М. Молотову и К.Е. Ворошилову свою сказку «Девушка и смерть»». Рецензия, сделанная самым видным литературоведом из тройки слушателей, отскочит от зубов каждого ученика советского вуза и читателя современных газет: «Эта штука посильнее «Фауста» Гете».
       
       12 октября 1931 года на скале Корковаду, что высится над Рио-де-Жанейро, торжественно открыли статую Спасителя — родную сестру статуи Свободы. Что дает нам право так утверждать? Общность родины и сходство в биографиях скульптур. И ту, и другую создали в Париже и перевезли по частям за океан; и та, и другая — символы города и страны, где установлены, обе поражают величественностью и привлекают туристов. 30-метровая фигура Иисуса по силуэту похожа на крест — Христос широко (на 23 метра) раскинул руки, будто хочет обнять город и мир. А может, как шутят в Рио, Иисус смотрит на пляжи у подножия горы, и когда там появится хоть одна девственница, он хлопнет от удивления в ладоши.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera