Сюжеты

КАРТА СОКРОВИЩ «ЮКОСа»

Этот материал вышел в № 74 от 06 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Сотрудники Генеральной прокуратуры совершили набег на детский лицей. Все, как всегда: автоматчики, маски-шоу и… растерянные дети, решившие, что началась война В пятницу Путин убеждал делегацию Давосского форума в стабильности и...


Сотрудники Генеральной прокуратуры совершили набег на детский лицей. Все, как всегда: автоматчики, маски-шоу и… растерянные дети, решившие, что началась война
       
       В пятницу Путин убеждал делегацию Давосского форума в стабильности и привлекательности российской экономики. Кроме президента, под занавес должен был выступить и крупный российский промышленник Михаил Ходорковский. Он, однако, так и не успел рассказать собравшимся о своем видении перспектив развития этой стабильной и привлекательной экономики, поскольку покинул мероприятие еще до прибытия президента. Ему сообщили, что Генпрокуратура проводит очередной обыск на объектах «ЮКОСа».
       Кстати, интересное совпадение: записку Ходорковскому подали таким образом, что он вольно или невольно вынужден был формально обозначить свое неуважение к Путину. Для тех, кто был не в курсе, демонстративный уход из зала накануне президентского выступления выглядел именно так. Возможно, из-за того, что вооруженное вторжение на территорию детского интерната по времени и дате подозрительно совпадает с предполагаемой встречей на форуме Путина и Ходорковского. Встреча не состоялась — Ходорковский был вынужден вообще отказаться от выступления.
       Около десяти часов утра толпа вооруженных людей ворвалась в подмосковную усадьбу Кораллово. Там с 1995 года под патронажем «ЮКОСа» работает лицей-интернат для сирот и детей из горячих точек. Пришельцы заняли территорию усадьбы, перекрыли все входы-выходы, расставив вдоль дорожек патрульных. Видимо, чтобы дети не разбежались и не унесли с собой тайны «ЮКОСа». Ну а затем группа во главе со старшим следователем Генпрокуратуры Михаилом Безуглым приступила к обыску в административных зданиях лицея.
       — По закону эти люди должны были предложить нам добровольно выдать необходимые им документы, — говорит адвокат «ЮКОСа» Ольга Сопова. — Тогда бы необходимости в обыске не было, потому что мы бы отдали все, что их интересовало.
       А интересовало Генпрокуратуру следующее: информационное письмо о смене названия «Доверительного инвестиционного банка» на «Банк «Траст», карта усадьбы, хозяйственное распоряжение отца олигарха Бориса Моисеевича Ходорковского, покровительствующего лицею, а также сломанный компьютер, некогда переданный интернату в порядке благотворительности.
       По словам Татьяны Исмаиловой, начальника отдела по информационной политике компании, работники следственной группы отказывались давать какие-либо разъяснения по поводу обыска, демонстративно поворачиваясь спиной.
       — Все бы им простил, — сокрушается Борис Ходорковский, — но зачем же к детям — с автоматами? Кто бы стал им здесь оказывать сопротивление? Неужели нельзя было прийти тихо?
       Многие дети в интернат приехали из горячих точек и, что такое автомат, уже знают. Самым маленьким пытались объяснить, что, когда здоровые дяди кирзовыми сапогами топчут аккуратные газоны, это такая игра. А те, что постарше, не поверили и подумали, что началась война. Теперь со всей страны в лицей звонят родственники воспитанников, и Борис Моисеевич уже подумывает о том, чтобы дать им телефон Безуглого: пусть сам все объясняет.
       Параллельно с обыском в Кораллове подобное мероприятие провели и в подмосковной деревне Жуковке, где находятся дома ряда руководителей компании. Рассчитывали, наверное, что если не дети, то взрослые что-то под подушками прячут. Говорят, что нашли документы, позволяющие точно подсчитать, сколько денег утаила от государства компания начиная с 1997 года.
       Сотрудники «ЮКОСа» убеждены, что обыски в заведениях, не имеющих прямого отношения к работе компании, носят характер устрашения. Однако Генпрокуратура просит зреть в корень и заявляет, что ее работа — отнюдь не беспорядочный террор. Напротив, все действия следственной группы подчинены жесткой логике: в ходе следствия по делу Лебедева была обнаружена карта, на которой помечены места, где спрятаны архивные документы по делу «Менатепа» и «ЮКОСа»… Прямо какой-то ремейк «Острова сокровищ».
       Таким вот нехитрым образом Генпрокуратура придала легитимность своим действиям. По установившейся практике, если следствие не желает разглашать источник информации или что-то делает, вовсе не опираясь на какие-либо источники, оно прибегает к так называемой оперативной зашифровке. То есть выдумывает такой источник и даже документально его оформляет. Видимо, там, где на упомянутой схеме были опрометчиво поставлены крестики, теперь и проводятся обыски.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera