Сюжеты

КАРТА СОКРОВИЩ «ЮКОСа»

Этот материал вышел в № 74 от 06 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Сотрудники Генеральной прокуратуры совершили набег на детский лицей. Все, как всегда: автоматчики, маски-шоу и… растерянные дети, решившие, что началась война В пятницу Путин убеждал делегацию Давосского форума в стабильности и...


Сотрудники Генеральной прокуратуры совершили набег на детский лицей. Все, как всегда: автоматчики, маски-шоу и… растерянные дети, решившие, что началась война
       
       В пятницу Путин убеждал делегацию Давосского форума в стабильности и привлекательности российской экономики. Кроме президента, под занавес должен был выступить и крупный российский промышленник Михаил Ходорковский. Он, однако, так и не успел рассказать собравшимся о своем видении перспектив развития этой стабильной и привлекательной экономики, поскольку покинул мероприятие еще до прибытия президента. Ему сообщили, что Генпрокуратура проводит очередной обыск на объектах «ЮКОСа».
       Кстати, интересное совпадение: записку Ходорковскому подали таким образом, что он вольно или невольно вынужден был формально обозначить свое неуважение к Путину. Для тех, кто был не в курсе, демонстративный уход из зала накануне президентского выступления выглядел именно так. Возможно, из-за того, что вооруженное вторжение на территорию детского интерната по времени и дате подозрительно совпадает с предполагаемой встречей на форуме Путина и Ходорковского. Встреча не состоялась — Ходорковский был вынужден вообще отказаться от выступления.
       Около десяти часов утра толпа вооруженных людей ворвалась в подмосковную усадьбу Кораллово. Там с 1995 года под патронажем «ЮКОСа» работает лицей-интернат для сирот и детей из горячих точек. Пришельцы заняли территорию усадьбы, перекрыли все входы-выходы, расставив вдоль дорожек патрульных. Видимо, чтобы дети не разбежались и не унесли с собой тайны «ЮКОСа». Ну а затем группа во главе со старшим следователем Генпрокуратуры Михаилом Безуглым приступила к обыску в административных зданиях лицея.
       — По закону эти люди должны были предложить нам добровольно выдать необходимые им документы, — говорит адвокат «ЮКОСа» Ольга Сопова. — Тогда бы необходимости в обыске не было, потому что мы бы отдали все, что их интересовало.
       А интересовало Генпрокуратуру следующее: информационное письмо о смене названия «Доверительного инвестиционного банка» на «Банк «Траст», карта усадьбы, хозяйственное распоряжение отца олигарха Бориса Моисеевича Ходорковского, покровительствующего лицею, а также сломанный компьютер, некогда переданный интернату в порядке благотворительности.
       По словам Татьяны Исмаиловой, начальника отдела по информационной политике компании, работники следственной группы отказывались давать какие-либо разъяснения по поводу обыска, демонстративно поворачиваясь спиной.
       — Все бы им простил, — сокрушается Борис Ходорковский, — но зачем же к детям — с автоматами? Кто бы стал им здесь оказывать сопротивление? Неужели нельзя было прийти тихо?
       Многие дети в интернат приехали из горячих точек и, что такое автомат, уже знают. Самым маленьким пытались объяснить, что, когда здоровые дяди кирзовыми сапогами топчут аккуратные газоны, это такая игра. А те, что постарше, не поверили и подумали, что началась война. Теперь со всей страны в лицей звонят родственники воспитанников, и Борис Моисеевич уже подумывает о том, чтобы дать им телефон Безуглого: пусть сам все объясняет.
       Параллельно с обыском в Кораллове подобное мероприятие провели и в подмосковной деревне Жуковке, где находятся дома ряда руководителей компании. Рассчитывали, наверное, что если не дети, то взрослые что-то под подушками прячут. Говорят, что нашли документы, позволяющие точно подсчитать, сколько денег утаила от государства компания начиная с 1997 года.
       Сотрудники «ЮКОСа» убеждены, что обыски в заведениях, не имеющих прямого отношения к работе компании, носят характер устрашения. Однако Генпрокуратура просит зреть в корень и заявляет, что ее работа — отнюдь не беспорядочный террор. Напротив, все действия следственной группы подчинены жесткой логике: в ходе следствия по делу Лебедева была обнаружена карта, на которой помечены места, где спрятаны архивные документы по делу «Менатепа» и «ЮКОСа»… Прямо какой-то ремейк «Острова сокровищ».
       Таким вот нехитрым образом Генпрокуратура придала легитимность своим действиям. По установившейся практике, если следствие не желает разглашать источник информации или что-то делает, вовсе не опираясь на какие-либо источники, оно прибегает к так называемой оперативной зашифровке. То есть выдумывает такой источник и даже документально его оформляет. Видимо, там, где на упомянутой схеме были опрометчиво поставлены крестики, теперь и проводятся обыски.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera