Сюжеты

ВЕДЕРКО С БИЗНЕСОМ

Этот материал вышел в № 74 от 06 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Прибыль цветочницы Тамары Алексеевны съели менты и пожарные То, что у России есть бюджет, мы узнаем каждую осень, когда его начинают обсуждать в Государственной Думе. Все остальное время мы слышим только то, что в этом бюджете денег нет....


Прибыль цветочницы Тамары Алексеевны съели менты и пожарные
       

     
       То, что у России есть бюджет, мы узнаем каждую осень, когда его начинают обсуждать в Государственной Думе. Все остальное время мы слышим только то, что в этом бюджете денег нет. Как-то выяснилось, правда, что в стране два бюджета: «белый» — учтенный и «черный» — о котором мало кто знает. Потом обнаружили, что существует и третий — размер взяток чиновников сопоставим по сумме с тем, что так яростно обсуждают депутаты. И весь этот бардак наводит только на одну внятную мысль: очевидно, вся страна выживает как-то сама по себе, и гражданам ее абсолютно все равно, что там написано — в этом основном экономическом документе.
       Свои бюджеты, о которых нам почти ничего не известно, есть у города, района, семьи, пивной палатки, школы, адвокатской конторы, воинской части и психбольницы. Из чего складывают там дебет с кредитом, на чем строится их бизнес-план выживания? Чтобы разобраться в этом, «Новая газета» в лице Ивановой и Левиной открывает новую рубрику: «Бюджет народа». В первом выпуске мы подсчитаем (так сказать, проведем независимый аудит) бюджет самой маленькой «торговой точки» — уличной продавщицы цветов.
       
       – Почем букетик?
       — Двадцать рублей.
       — Свои цветочки, с дачи?
       — Да, под Чеховом выращиваем…
       Два десятка лет назад Тамара Алексеевна приехала в Москву из Украины. Не «лимитой» — был тогда такой унизительный термин, — а вышла замуж за летчика. Престижно по тем временам.
       Теперь тетя Тамара торгует цветами в подземном переходе возле ст. метро «Китай-город». Товар — фантастической красоты оранжерейные гладиолусы, сборные букетики из всякой садовой «мелочи»: бархатцев, календулы, садовой ромашки и астры. Зарабатывает — когда как. Если продаст все, что привезла, –домой вернется с двумя-тремястами рублей. Но бывает такое редко. Как правило, из шести-семи букетов гладиолусов, которые Тамара Алексеевна ежедневно выставляет в ведре на бетонной лестнице перехода, два-три у нее остаются.
       В подземном переходе, где мы стоим, холодно. Мерзнем. К Тамаре Алексеевне подходят редкие клиенты.
       — Почем гладиолусы?
       — Сто двадцать.
       Непонятно. Если один букет продается пусть даже по 100 рублей, почему же Тамара Алексеевна привозит домой всего 200—300 за день? Прикидываемся многоопытными аудиторами и спрашиваем прямо:
       — Сколько платите «крыше»?
       Тамару Алексеевну передернуло. «Крыша» — это больной вопрос. Картинных «быков с златыми цепями» здесь нет. Тетю Тамару вообще никто не защищает, хотя все разрешения подписаны и проштампованы. Только гоняют.
       — Вот до вас уже раз двадцать милиция приходила. Уже и у них в гостях успела сегодня побывать. Это ужас просто!
       Тамару Алексеевну часто штрафуют: «Ткнут мне книжицу какую-то в нос — а я что, понимаю, что там написано?! И берут. Сто, полста… Один раз даже пятьсот рублей взяли…». Водят пенсионерку в комнату милиции тоже с завидной регулярностью — раза два в неделю. Причем не просто водят, а со всеми цветами: два молодых здоровых лба в форме, а за ними — пенсионерка с 10-литровыми ведрами в каждой руке. После таких цветочных рейдов жены милиционеров получают букет к ужину.
       К уличным торговцам придираются даже пожарники.
       — Вот вчера пришел один. За пожарную безопасность отвечает. А я при чем? Не курю, костров не развожу… Цветы мои ему пожароопасными показались, что ли?!
       Отдать сто рублей все равно пришлось — так тут принято.
       По самому оптимистичному подсчету, пенсионерка на своих цветах может заработать… ну… тысяч девять рублей за месяц. Тамара Алексеевна живет в Москве, в Тушинском районе, в двухкомнатной квартире. С ней — муж, «мой дедуля», как она его называет. «Дедулю» полгода назад парализовало. С Тамарой Алексеевной живет и взрослая дочь — эпилептик. Валя совершенно нетрудоспособна. А еще в малогабаритной квартире обитают две внучки — 13-летняя Катя и 11-летняя Оля.
       Весь бюджет семьи — пенсия дедушки, пенсия бабушки и эти самые доморощенные гладиолусы. Пенсия дедушки, летчика-инвалида, — почти 5000 рублей. Пенсия бабушки — 1300.
       Зато есть сестра, у которой под Чеховом сад. Вот и живет семья тем, что сумеет на нем вырастить. На зиму Тамара Алексеевна делает запасы. Банки с огурцами крутит, варенье варит из черники, малины, земляники… В прошлую зиму, говорит, одних огурцов сто банок получилось. На вкусные огурчики находятся даже постоянные клиенты. Их Тамара Алексеевна знает в лицо. Когда под Новый год она располагается со своими банками все в том же переходе на «Китай-городе», клиент, говорит она, валом валит. Неудивительно. Маленькая баночка фабричных огурцов, законсервированных со всеми мыслимыми и немыслимыми добавками, в магазине обойдется минимум в 40 рублей. Тамара Алексеевна продает свои, домашние, с уксусом, перцем и лавровым листом закатанные, всего по 50 рублей за килограмм. Клиенту, конечно, приятно, только вот продавец не разживется.
       Когда запас соленых огурцов подходит к концу, Тамара Алексеевна приступает к варенью. Ягоды — частично сама в ближайшем лесу собирает, частично покупает.
       — Внучки-то помогают ягоды собирать?
       — Не-е-ет… Все сама, своими руками. Внучки у меня хорошо учатся — учителя хвалят…
       Варенье тоже бешеных денег не приносит. Килограмм ягод Тамара Алексеевна приобретает «на Выхине» по сотне. Продает варенье за двести. Тамара Алексеевна не бухгалтер. Стоимость сахара из чистой прибыли не вычитает. А если вычесть, то получится, что выгадывает она не больше 50 рублей на каждом килограмме ягод.
       Не считает она и банки, резинки, приправы для огурцов. Не считает удобрения для цветов. Не считает и регулярные поездки на электричке или на машине до Чехова и обратно. Не считает потраченных сил и здоровья…
       А если все это посчитать, то получится, что прибыли — пшик. И те 8-9 тысяч рублей, которые вроде бы зарабатывает Тамара Алексеевна, — это «грязные». Чистыми же выйдет тысяч пять. Остальные идут, так сказать, на развитие бизнеса.
       Куда Тамара Алексеевна тратит эти пять тысяч, объяснять, наверное, не стоит.
       — Лекарств куплю дедуле моему и дочке — так уже ничего не остается. А девочек одеть-обуть, к школе там всего купить… И за квартиру заплатить. Все деньги и уходят… Одним словом — натуральное хозяйство.
       

    


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera