Сюжеты

Я ПЛЫЛ В ТРЮМЕ ДО МАРСЕЛЯ. КАК МОЙ ГЕРОЙ

Этот материал вышел в № 74 от 06 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Я ПЛЫЛ В ТРЮМЕ ДО МАРСЕЛЯ. КАК МОЙ ГЕРОЙ Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке, в «руине» (странном зданьице, совместившем черты XVII и XIX веков, расчищенные реставраторами XXI) открылась выставка литографий французского художника...


Я ПЛЫЛ В ТРЮМЕ ДО МАРСЕЛЯ. КАК МОЙ ГЕРОЙ
       

     
       Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке, в «руине» (странном зданьице, совместившем черты XVII и XIX веков, расчищенные реставраторами XXI) открылась выставка литографий французского художника Лионеля Гибу «Плот Медузы». Резкие черно-красные листы Гибу рассказывают историю крушения фрегата «Медуза» в 1816 году, странствий экипажа на плоту, отчаяния и одичания, встречи людей, подошедших к черте людоедства, со стаей летучих рыб — и спасения тех, кто сохранил силу духа.
       Текст к этим листам написал Мишель Турнье. Как всегда — совмещая жанры хроники, притчи, приключенческого романа и философского трактата.
       Живой классик французской прозы приехал в Россию впервые. Он открыл выставку «Плот Медузы», прочел во Французском культурном центре лекцию «Роман как контрабанда философии», побывал в Ясной Поляне. И провел два урока в школах — в Туле и в Москве. Как проводил прежде — в школах Франции, Канады, Италии, Германии, Египта, Габона.
       В 1967-м роман «Пятница» принес 43-летнему журналисту Турнье премию Французской академии и прочную славу. С тех времен и до сих пор писатель-философ, лауреат Гонкуровской премии, член Гонкуровской академии систематически проводит уроки в школах разных стран мира.
       И со взрослыми на лекциях разговаривает азартно, как с детьми.
       
       Книга Турнье — о странствии Трех Волхвов — «Гаспар, Мельхиор и Бальтазар» (ясная и нарядная, как флорентийские фрески XV века с тем же сюжетом), роман «Пятница, или Тихоокеанский лимб» — притча о Робинзоне как символе человека нового времени; роман «Лесной царь» — о надзирателе из военной школы юнгштурмовцев, подростков, предназначенных рейхом к героической гибели в конце Второй мировой, переведены у нас в 1990-х и переизданы не раз.
       Повесть «Пятница, или Дикая жизнь» вышла в Москве только что. И это — начало открытия другого Турнье. Почти все его философские романы пересказаны им самим для детей. Турнье гордится умением объяснить десятилетним доказательства бытия Божия. Составляет детскую антологию текстов о Рождестве. И рассказывает в классных комнатах на разных континентах свои сказки о тихом деревенском булочнике Пьеро и художнике Арлекине, «обладавшем редкостным чувством цвета».
       «В глубине каждой вещи плавает рыба» — Турнье любит эту строку средневекового поэта. В глубине каждого текста Турнье за стремительным действием мерцает одна из легенд старой Европы. А за ней — философская идея, которой одушевлен роман. (А уж в самой глубине — упомянутая им рыба. Самый древний из визуальных знаков христианства.)
       О многослойности текстов Турнье и говорил в московской лекции. Зал Библиотеки иностранной литературы был переполнен. Франкофоны (в большинстве — очень юные) не нуждались в переводе. И спрашивали обо всех книгах Турнье — и переведенных на русский, и прочитанных (как оказалось — сотнями москвичей) в оригинале.
       — Структуралист Жиль Делез посвятил эссе вашему роману о Робинзоне и Пятнице. Он утверждал, что вы писали о «дегуманизации» Робинзона, о невозможности для человека, освобожденного от норм цивилизации, воспринять другого человека. Делез был прав?
       — Я всегда говорил, что пишу лишь половину своей книги. Вторую половину — создает в своем воображении каждый из моих читателей. Но «вторая половина» романа «Пятница», созданная Жилем Делезом, — мне не близка.
       — В 1980-м вы выпустили роман о пути Трех Волхвов в Вифлеем. А вслед за ним — роман о путях алжирских иммигрантов в Париж. Вы действительно прошли их дорогами, когда работали над книгой?
       — Да. Роман «Золотая капля» («Goutte d'or», русский перевод отсутствует. — Е.Д.) вышел в 1986-м. Я понял, что иммиграция очень важна для меня. Я действительно прошел их дорогами. Из деревни в глубине Алжира автостопом добирался до побережья. Бродил в порту. Искал жилье там же, где они. Подсаживался к этим парням в кабачках, где они собирались, чтоб обмениваться сведениями… Плыл в трюме до Марселя — среди таких, как мой герой.
       …И в этом романе есть внутренняя тема: философия изображения. Книга начинается с того, что герой пасет овец в горах. Возле него тормозит мощный автомобиль. Из-за руля выходит туристка, парижанка, — чтобы сделать «экзотический» снимок. Но в цивилизации, к которой принадлежит этот парень, изображение человека запрещено! Для него это очень важно.
       Он отправляется в Париж еще и для того, чтоб «вернуть свой образ». И из аскетического мира он попадает в мир, где изображение всемогуще! Мы завалены, почти затоптаны мощью изображения! Мой герой, не знавший ни уличной рекламы, ни иллюстрированных журналов, ни красоты зрительного образа, ни его соблазна, — стал жертвой нашего мира.
       Впрочем, в финале он возвращается домой. И становится мастером каллиграфии, примиряя культуру, к которой принадлежит, и новый опыт.
       — Ваши персонажи — Волхвы, Робинзон, Лесной Царь, Пьеро, Арлекин и Коломбина, Жанна д'Арк и даже Жиль де Рэ, прототип Синей Бороды в сказке Перро, — вышли из культурного пантеона старой Европы. Новый век сделал мир мультикультурным. Верите ли вы в «закат Европы»?
       — Но это зависит от самой Европы! От силы духа и дара европейцев XXI века — и больше ни от чего! В ХIX веке Франция дала Гюго, Германия — Гете, Россия — Толстого. Их мощь, их книги, эстетика и социальная энергия этих книг сделали наш континент «центром мира». Если у них будут достойные наследники — что же сможет привести к «закату Европы»?
       — И вы так систематически, так упорно работаете в детской литературе и беседуете с детьми, выполняя свою часть труда сохранения Европы?
       — Вовсе нет! Я — скромнейший европейский литератор средней руки. Все, что я делаю, — делаю для собственного удовольствия. Я просто люблю говорить с детьми.
       — Как прошли ваши уроки в Москве и Тульской губернии?
       — Замечательно! Живые, умные, доброжелательные, очень контактные дети. И — поразительное разнообразие лиц, типов. Кажется — такого разнообразия детских лиц я не видел еще ни в одной стране.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera