Сюжеты

Я ОТКАЖУСЬ ОТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ, ЕСЛИ ВЛАСТЬ ПОВЕРНЕТСЯ ЛИЦОМ К НАРОДУ

Этот материал вышел в № 75 от 09 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Я ОТКАЖУСЬ ОТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ, ЕСЛИ ВЛАСТЬ ПОВЕРНЕТСЯ ЛИЦОМ К НАРОДУ Один из участников питерских выборов находился в самом невыгодном положении. Интервью с ним не печатали газеты. Ему не предоставлялось бесплатное время в эфире. У...


Я ОТКАЖУСЬ ОТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ, ЕСЛИ ВЛАСТЬ ПОВЕРНЕТСЯ ЛИЦОМ К НАРОДУ
       
       Один из участников питерских выборов находился в самом невыгодном положении. Интервью с ним не печатали газеты. Ему не предоставлялось бесплатное время в эфире. У него не было агитаторов, доверенных лиц, избирательного фонда и счета в банке. Его даже не зарегистрировала избирательная комиссия. И, несмотря на это, он был третьим в первом туре выборов и вполне мог оказаться вторым — во втором туре…
       Сегодня — впервые в отечественной политической истории — «Кандидат против всех» отвечает на вопросы журналиста «Новой газеты».
       
       — Чем вы объясняете свой неожиданно высокий результат? Все-таки 110 тысяч голосов в первом туре и 130 тысяч — во втором. Кто эти люди?
       — Те, кого нельзя заставить голосовать по команде. То есть свободные и ответственные граждане.
       — Но именно тех, кто голосовал за вас, как раз и упрекали в безответственности!
       — Да, в одной из питерских газет заявили, что «поджечь почтовый ящик, разбить витрину и проголосовать «против всех» — это поступки одного ряда». В другой статье говорилось, что мои сторонники — это разрушители «основы демократии — свободных выборов». А в третьей договорились до того, что «против всех» голосуют только потенциальные террористы, которые «берут в заложники мюзиклы вместе со зрителями», «таранят больницы вместе с врачами и пациентами» и «взрывают дома со спящими жителями»…
       — А вы сами представляете, из кого состоит ваш электорат?
       — Конечно. Мои сторонники считали, что никто из кандидатов не достоин их доверия, и хотели добиться назначения новых выборов губернатора, с новыми кандидатами. Они не хотят возвращаться в старые времена, когда полагалось единодушно поддерживать кандидатов власти, а все инакомыслящие записывались во враги народа. Они понимают, что в число «врагов» может попасть кто угодно. Просто потому, что они уже привыкли к определенному уровню свободы и расставаться с этой «дурной привычкой» им чрезвычайно тяжело…
       — Против вас использовался административный ресурс?
       — Я трудный объект в этом смысле: меня нельзя лишить регистрации, агитацию за меня трудно признать незаконной. Мне нет нужды отчитываться за расходование средств из избирательного фонда.
       — У вас уже есть опыт выборной борьбы. Кто ваш основной противник?
       — Я участвовал в выборах самого разного уровня. Результаты были разные. Еще в 1989 году, на выборах народных депутатов СССР, во многих округах в Ленинграде большинство голосовали за меня, чтобы провалить представителей обкома КПСС. И провалили, после чего в этих округах назначили новые выборы, на которых горожане избрали достойных депутатов. Кстати, одним из проигравших был председатель Ленгорисполкома Владимир Ходырев, а заместителем работала Валентина Матвиенко, попавшая в народные депутаты СССР по квоте Комитета советских женщин. Но это так, к слову…
       На выборах в Госдуму 1993 года моим главным удачливым соперником был Владимир Жириновский. Именно он «подгреб» под себя часть моего электората. Мой избиратель был тогда еще молод и незрел. Ему казалось, что проголосовать за Жириновского — значит, дать власти понять, что правила игры она не может устанавливать единолично. В 1995-м мне пришлось конкурировать уже с коммунистами. С каждыми новыми выборами иллюзии у избирателей все меньше, а мои позиции крепнут.
       — На какой результат рассчитываете на ближайших думских выборах?
       — Я не ставлю перед собой нереальных задач, большинства получить не удастся, а вот 5-процентный барьер перевалю. Думаю, что, если все пройдет по-честному, мой результат будет сопоставим с результатами «ЯБЛОКА», СПС, ЛДПР.
       Другое дело, что голоса, отданные за меня, при распределении мест в Думе пропорционально распределяются между теми, против кого они направлены. Для того чтобы добиться успеха, мне нужно собрать очень высокий процент — на парламентских выборах это нереально, так что главные баталии у меня впереди.
       — Какие именно? Когда?
       — Думаю, что на ближайших президентских выборах я буду главным конкурентом нынешнего президента. Рассчитываю как минимум на второй результат.
       — На победу не замахиваетесь?
       — Для этого надо набрать, причем в первом туре, 50% голосов. Путин все-таки очень популярный политик, так что придется подождать до 2008 года, когда мои шансы на победу могут сильно возрасти.
       — На что вы рассчитываете, делая такие оптимистичные прогнозы?
       — Да вы посмотрите на питерские выборы. Большинство избирателей — почти три четверти — вообще не пошли на выборы. А это и есть мой электорат. Если бы эти люди поддержали меня, у города был бы шанс на новые выборы.
       — Но это же бесконечные выборы; ни президентом, ни губернатором вы стать все равно не сможете. Тогда зачем все это?
       — Если власть не в состоянии играть по демократическим правилам и действовать в интересах избирателей, в том числе моих, пусть назначает очередные выборы или уж отказывается от них. Вот если власть повернется лицом к народу, я откажусь от политической борьбы. Вы сразу это увидите по результатам голосования.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera