Сюжеты

10 ЛЕТ С ЧЕРТИКОМ В ГОЛОВЕ

Этот материал вышел в № 75 от 09 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Александр Герасимов: «Новости по-прежнему наша профессия!» Для человека 10 лет — не так уж и много. К десяти годам человеческое существо успевает окончить три класса, обозначить жизненные приоритеты и научиться отличать мальчика от девочки...


Александр Герасимов: «Новости по-прежнему наша профессия!»
       

     
       Для человека 10 лет — не так уж и много. К десяти годам человеческое существо успевает окончить три класса, обозначить жизненные приоритеты и научиться отличать мальчика от девочки в подробностях. Десять лет для слона — вообще детский лепет. У слоних только беременность длится пять лет.
       А вот для телевидения 10 лет — это много. За это время можно с нуля создать канал, вырастить плеяду звезд, два раза сменить менеджмент и прочно держаться в тройке главных каналов страны.
       Об НТВ, юбилее и телевидении — первый заместитель гендиректора НТВ по информационному вещанию Александр Герасимов — «Новой газете».
       
       — Главный информационный повод на этой неделе — 10 лет телекомпании НТВ, к которой вы имеете непосредственное отношение.
       — Ну да, определенное имею.
       — Десять лет для телеканала — это много или мало?
       — В нашей стране каждый день — это много. А десять лет — это целая эпоха. Это три тысячи шестьсот пятьдесят дней.
       — НТВ создавалось как независимое телевидение…
       — На самом деле нет официальной расшифровки этого названия и никогда не было. Каждый расшифровывал так, как хотел. НТВ создавалось как негосударственное телевидение. Вообще, разговор о независимости СМИ бесконечен. Никто не говорил, что это независимое телевидение или еще какое-то на букву «н». Но то, что это негосударственное, — это исторический факт.
       — Спустя десять лет можно говорить об НТВ как о негосударственном, независимом канале?
       — Опять-таки если отбросить разговор о независимости в сторону, формально НТВ остается негосударственным каналом в ряду федеральных каналов. Можно говорить о демократичности канала, о его либеральности — это вещи очевидные, достаточно посмотреть эфир. Есть много тем и событий, которые мы освещаем, но на первых двух каналах они не появятся. И то, что сейчас канал существует в нынешнем виде, — это большой плюс для государства.
       — Вы помните, с чего кучка революционеров начинала НТВ десять лет назад?
       — Конечно. Ходили по восьмому этажу, на котором сидим и сейчас. У нас были три или четыре помещения, маленькая аппаратная, делали все на колене. Еще не выходя в эфир, мы решали всякие организационные вопросы, и лично я почему-то занимался поиском мебели. Мы все были творцами, умели писать, но не умели организовывать. Было много молодых ребят — студентов журфака, которые сегодня стали «классиками». Славка Грунский, Хабаров, Черкасов, Мацкявичюс… Сейчас кажется, что это была пионерская игра «Зарница». Ребята задумали поиграть в войнушку, а в результате получились нормальные боевые действия.
       — Вы были очевидцем того, как начиналось НТВ, и в курсе происходящего сейчас. Как, по-вашему: что изменилось, а что осталось прежним?
       — Прежним остался сам факт существования телекомпания — слава богу, НТВ было и остается в эфире. А изменилось, прежде всего, время, в котором все мы пребываем. Сильно изменились мы сами — повзрослели на десять лет. Взгляды на жизнь со временем меняются. И, наверное, главное — исчез дух единой команды. Когда НТВ только начиналось, это была небольшая кучка революционеров, которые начали заниматься совершенно не известным делом — новым, независимым телевидением. И в этом был дух сопричастности — мы стояли плечом к плечу. Каждый знал о своем коллеге все, дружили семьями, выпивали вместе, отдыхали вместе, работали вместе. Сейчас этого нет.
       — Лично вы скучаете по тем временам?
       — Скучаю? Можно ли скучать о прошедшем детстве или плакать о том, что в школу больше не ходишь, или убиваться, что позади университет? Все проходит в этой жизни. И нынешнее состояние — логическое продолжение, новая фаза существования. Есть работа, на которой ты прикручиваешь свои болты. А кроме этого, существует главная, наверное, жизнь — личная.
       — Но ведь командный дух зависит, скорее, от самих людей, чем от времени и внешних обстоятельств. Когда команда Киселева ушла с НТВ, на ТВ-6 они пришли также командой.
       — Я не берусь давать оценки команде, которая ушла на ТВ-6. Во многом это была протестная история. И я тоже ушел с канала исключительно из этих соображений. Но там все было по-другому и делалось не во имя, а вопреки. Доказать, что способны, что талантливы и смогут выжить. А не оттого, что хотелось отдать жизнь за команду, за дело. НТВ, конечно, много потеряло после их ухода. А Российское телевидение — приобрело, потому что сейчас практически на всех каналах работают люди, которые начинали НТВ. И сами знаете, эти люди далеко не последние на телевидении. Куда ни глянь — везде наши люди. Да и НТВ, наверное, было бы другим, если бы не произошло то, что произошло.
       — На НТВ два раза «громили верхушку», если можно так выразиться. После ухода команды Киселева канал некоторое время «провисал». А как повлияла зимняя смена менеджмента во главе с Йорданом?
       — Понятно, почему я так скажу, но мне кажется, что все меняется к лучшему. На канале работают талантливые люди, которые создают качественный продукт. Много контактов с производителями, которые хотят сотрудничать. Я понимаю, что телевидение — сфера бизнеса. Но все-таки в «телике» существует та самая творческая составляющая, которая может бизнес-составляющую либо подавить, либо усилить. То, что, с точки зрения бизнеса, у нас сейчас не самый лучший период, — это очевидно. Большая часть нынешних проблем закладывалась еще в прошлом году. Но та команда, которую собрал на НТВ Николай Сенкевич, вполне профессиональна и адекватно осознает проблемы. По моим ощущениям, понятны ошибки и понятно, как их исправлять. И неблагополучный период скоро закончится.
       — Откуда сейчас канал черпает «свежую кровь»? Из закрывающихся каналов или сам… растит?
       — По-разному. Слава богу, телевизионный рынок принимает сейчас цивилизованные формы. Много учебных заведений, много компаний, которые растят кадры. Но все равно это ручная работа, поштучная селекция журналистов. Это трепетная материя, и для того, чтобы вписаться в условия игры на НТВ, надо быть не совсем рядовым журналистом. Надо иметь чертика в голове.
       — Вы ушли в компанию Ren TV, а потом вернулись на канал. Как вы себя ощутили вновь в стенах НТВ и как вас приняли?
       — В итоге я почувствовал себя дома, хотя первая неделя была достаточно необычная. На восьмом этаже ведь черт знает сколько времени было прожито. И стены казались сначала какими-то другими, и много лиц незнакомых. Мне физически было сложно возвращаться, потому что я пришел сюда на костылях. Но дом есть дом.
       — В начале 90-х телевидение имело тенденцию калькировать западные образцы. А сейчас?
       — Сейчас сложился мировой стереотип публичного телевидения, и все значимые, зональные каналы похожи друг на друга. И по форме, и по технической оснащенности, и по содержанию. Законы телевидения так же универсальны, как законы физики. Самолеты летают вне зависимости от того, где они рассчитаны.
       — Но в чем тогда неординарность НТВ?
       — Так исторически сложилось, что аудитория НТВ несколько уже, чем аудитории Первого и Второго каналов, которые работают на весь возрастной и социальный диапазон. Статистика же показывает (на что, собственно, и было рассчитано), что наша аудитория ограничена в возрастных рамках — от 16 до 50. И в социальных рамках тоже — это люди образованные, знают свое место в жизни, могут с ним не соглашаться и бороться за место потеплее и получше; люди, которые живут, зная, зачем они это делают. И наш телевизионный продукт на это рассчитан. Например, если на Первом канале попсовый концерт может иметь 15 процентов рейтинга, у нас это невозможно по определению. Абсолютно одинаковые продукты на НТВ и на Первом будут иметь абсолютно разные рейтинги в силу разной аудитории. Поэтому, понимая, на кого мы работаем, на них и ориентируемся. Это видно по кинопоказу, по новостям, по тематическим программам.
       — За десять лет зритель НТВ изменился?
       — Зритель менялся вместе со страной. Люди живут в стране, а не рядом с телевизором. Люди изменились, в головах много чего поменялось, но та целевая аудитория, на которую мы работаем, осталась прежней.
       — Информационное вещание — визитная карточка НТВ. Сегодня, когда жизнь стала стабильнее, зритель ищет в телевидении развлечения. Разве нет?
       — Нет, это не соответствует действительности. Люди по-прежнему смотрят новости. Когда я сюда пришел, мне в наследство досталась информационная сетка с пятиминутными выпусками в начале каждого часа. Короткие новости — это формат радио, а не телевидения. И когда я переводил сетку в тот вид, который существует сейчас, мне все говорили: «Ты что, старик? В состоянии стабильности новости на фиг никому не нужны, просядем по рейтингам и потеряем кучу денег». Но рейтинги новостей — выше среднеканальных! Та часть аудитории, на которую мы работаем, интересуется тем, что происходит в мире. Новости по-прежнему остаются нашей профессией!
       — Телевидение — сфера довольно амбициозная. Какие планы к следующему юбилею? Обогнать по рейтингам Первый?
       — Ну, Первый канал обогнать невозможно в силу двух причин. Первая — это сеть распространения, которая составляет почти 99,9%. А вторая причина — память первой кнопки. Должно смениться несколько поколений, чтобы у аудитории не было прямой ассоциации, что Первый канал — действительно первый. Поэтому соревноваться с Первым бессмысленно. А что касается «России» — на нынешнем этапе тоже не очень равноценное соревнование, потому что вливания в «Россию» несопоставимы. Но надо ставить амбициозные цели. Всегда должен быть кто-то, кого надо перегнать.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera