Сюжеты

ГРОШОВЫЕ СНИМКИ ОКАЗАЛИСЬ БЕСЦЕННЫМИ

Этот материал вышел в № 75 от 09 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

125 фотографий за 150 лет От каждой из них веет уверенностью в стабильности и надежности этого мира, а их 125. Выставка «Вглядываясь в фотографии. 125 фотографий из коллекции нью-йоркского Музея современного искусства МОМА» в первую и...


125 фотографий за 150 лет
       

     
       От каждой из них веет уверенностью в стабильности и надежности этого мира, а их 125. Выставка «Вглядываясь в фотографии. 125 фотографий из коллекции нью-йоркского Музея современного искусства МОМА» в первую и главную очередь поражает возникшим у входа и не покидающим у выхода покоем, что бы ни зафиксировала светочувствительная эмульсия. Ворохом документов о том, что мир стоял и стоять будет.
       «Мадонна с детьми» Джулии Камерон 1866 года могла быть снята, нарисована или воспроизведена на компьютере в любом месте, в любую эпоху, но сейчас кажется, что полуразмытый альбуминовый отпечаток наиболее убедительно передает нервный, нежный, вечный родительский тремор. Интригу с датой закручивает женское имя фотографа, наверняка как алхимику и феминистке из первых ей крепко доставалось.
       Вот кадр, потрясающий простотой и масштабом, — «Грошовые снимки» Уокера Эванса 1936 года. Сотни портретов-марочек рядами — из тех, что в формате 9 на 12 хранят у сердца, вкладывают в почтовые конверты и прорези домашних альбомов, а сняты в соседнем ателье за копейку. Рекламный постер маленькой фотостудии (поверх лиц — большие буквы STUDIO) — как реклама простой улыбчивой жизни, где люди становятся лучше от одного желания понравиться друг другу.
       Шумные семейные ужины, благородная усталость циркачей, пыльные еще полсекунды назад футбольные бутсы (первое фотодоказательство закона инерции Ньютона), прелестные девушки, плетеные кресла сельского барокко, косые тени на теплых, согревшихся за день домах. Войн, боли, крови как будто не было и нет, все остались в кино, газетах и телевизоре. Похоже, это доминанта культурной американской пропаганды до 11 сентября. «How are you? — I am fine». При всем идеологическом фарисействе — сильнейшая мотивирующая установка. По форме острые, репортажные «Капитан Айк Флентон. Хребет безымянный» Дэвида Дугласа с окопными, военными глазами солдата в пол-листа или «Доктор Чериани» Юджина Смита, зашивающий ребенку бровь, — обе по сути эпос.
       Фотография — это то, что мы видим. Очень простые слова, но если вдуматься, они страшны. Идеальная фотография бесконечна: в ней можно жить, перетекать в слоях. Вот и получается, что момовская выставка — собрание идеальных фотографий, прихотливо и податливо меняющих значения, не исчерпываясь ни на секунду. И от этого тихонько кружится голова.
       125 авторски схваченных вечностей за последние 150 лет (примерно столько насчитывает вся история фотографии) — это ли не блестящая идея? 125 имен — великие и знаменитые: Ласло Мохой Надь, Ричард Аведон, Тина Модотти, Александр Родченко, Роберт Капа — уравнены с неизвестными и безымянными правом только на один кадр: каждый может увидеть вечность и сфотографировать ее. До 30-х годов снимки делали, укрывшись черным покрывалом. Их творцы пахли магнием, закрепителем; у них были черные ногти — фотография была окутана магией алхимии. Но и откинув покрывало и облачившись в доспехи простоты и доступности, великая фотография сохранила свою алхимическую природу и открывается только упрямым безумцам.
       И еще.
       Хорошая фотография всегда полнее и ярче любого рассказа о ней.
       
       Музей личных коллекций при Музее имени Пушкина.
       Волхонка, 14. До 16 ноября.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera