Сюжеты

КАСТРЮЛЯ КАК СРЕДА ОБИТАНИЯ

Этот материал вышел в № 75 от 09 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Гламур против огрызков Есть повод вспомнить о вещах. Не о тех, которые в себе, а о самых что ни на есть бытовых. Тех самых, о которые бьются любовные лодки. В первых числах октября в Москве открылись сразу две выставки предметного дизайна....


Гламур против огрызков
       
       Есть повод вспомнить о вещах. Не о тех, которые в себе, а о самых что ни на есть бытовых. Тех самых, о которые бьются любовные лодки.
       В первых числах октября в Москве открылись сразу две выставки предметного дизайна. Гламурная Ambiente Rossija заняла три этажа ЦДХ, а изобретательное «Бюро находок» — маленький прокуренный зальчик в клубе-галерее «Муха» с шаткой железной лестницей. И если первая — прет-а-порте домашнего дизайна, то вторая — его секонд-хенд. Тщательное изучение обеих экспозиций наводит на мысль: если к итальянскому стеклу добавить дырявую алюминиевую кастрюлю, будет то же самое, как если бы пиджак «Прада» украсить лохматой сумочкой из индийского магазина колониальных товаров. То есть будет «самое оно».
       Красивое французско-итальянское слово «амбиенте», созвучное одному из самых занудных направлений современной электронной музыки, приблизительно переводится как «среда обитания». Пятая международная выставка с таким названием посвящена «украшению жилья и человека». Поскольку из украшений человека на выставке был только дальний уголок с турецкой бижутерией, можно подумать, что человека в основном украшает среда обитания. И несмотря на то что среда эта в каждой стране особенная, тенденции в мировой моде интерьерного дизайна диктуют Италия и Германия.
       Из почти двухсот фирм-участников пятой Ambiente, организованной «Экспо-парком» совместно с Messe Frankfurt, большая часть — оттуда.
       Нашлось место и российскому производителю, но мне из этих стендов запомнилась (конечно, запомнилась, ведь я ее с детства видеть не могу!) огромная деревянная хлебница-гроб с задвигающейся, словно железный занавес, наборной шторкой. Тот российский потребитель, на которого рассчитаны такие торговые выставки, не выберет ни одну из тысячи мелочей родного производства — перед ним распахнуты двери посудных бутиков.
       Вот и представлявший в Москве германскую часть экспозиции Венделин фон Бох (президент одной из самых роскошных компаний-производителей стекла и посуды Villeroy&Boch) с лукавой улыбкой поведал о национальных особенностях русского шопинга: в ассортименте российских филиалов его компании нет дешевых вещей, потому что они здесь почти не продаются!
       Бродишь среди расписного немецкого фарфора, авторской керамической плитки, тигровых шкурок от известных модельеров и причудливых напольных бутылей, опровергающих законы гравитации, — глаза пьянеют, а купить ничего не хочется. Наверное, это отсутствие культуры потребления: как-то непривычно нам покупать в музее.
       А если честно: не смогу я есть с этих тарелок. Из ажурных немецких — потому что бабушка никогда не доставала их из серванта — берегла мне на свадьбу. Из плоских, квадратных, из прозрачного яркого стекла тоже нельзя — потому что это артефакты и мысль о еде тут кощунственна. Когда-нибудь мы станем свободными от стыдных алюминиевых воспоминаний, нам надоест «Икеа», и глянцевые журналы станут реальностью.
       А сейчас из всех стендов меня могут согреть только авторские зеркала, где через ворота изысканных рам можно путешествовать по истории искусства, и уголок интерьера в стиле 50-х от «Декораторского ателье Марка Патлиса» — с радиолой «Эстония-2», старым телеком, чешскими плафонами и … всем тем, что никаким гламурным испытаниям у нас ни за что не отнять.
       В этих же деталях — источник вдохновения «Бюро находок», где вместо рассуждений о функциональности и комфорте художники работали руками — и привычные вещи «сходили с ума». Хронометр нахлобучен на срез водопроводной трубы, пуговицы плюс часовой механизм равняется рыба, а посеребренная кукла Барби… нет, не скажу! Как из этих огрызков бытия выводится формула Дома, того самого «амбиенте», — постичь невозможно, хотя находить глубокий художественный смысл в простых вещах нас учил еще Марсель Дюшан, самым известным произведением которого был обычный писсуар.
       На Ambiente Rossija символом домашнего уюта был сахарный перформанс: в центре экспозиции, на стенде одного фарфорового магната, перед ломящимся праздничным столом нарумяненные дети в шляпках старательно вытягивают немецкие рождественские песенки (вроде «В лесу родилась елочка»), а на их войлочные шляпки падают хлопья мыльной пены. Среди посетителей «Мухи» выделялись общительный Дмитрий Шагин (в тельняшке), эксцентричный Герман Виноградов (в шляпе с москитной сеткой) и «человек-перформанс» Андрей Бартенев — как всегда, в образе.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera