Сюжеты

ОБОРОНА НЕФТЕГАЗОВОЙ ТРУБЫ

Этот материал вышел в № 76 от 13 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Путин раскрыл основу нашей внешней политики В последние дни президент Владимир Путин и министр обороны Сергей Иванов много публично говорили о том, что «Россия оставляет за собой право наносить превентивные удары» по странам, откуда нам...


Путин раскрыл основу нашей внешней политики
       
       В последние дни президент Владимир Путин и министр обороны Сергей Иванов много публично говорили о том, что «Россия оставляет за собой право наносить превентивные удары» по странам, откуда нам кто-то чем-то угрожает. Поскольку при этом Путин также постоянно вспоминал о наличии у России нескольких десятков резервных межконтинентальных баллистических ракет УР100Н УТТХ, на Западе стали возникать подозрения: не занимается ли Москва, как в прежние времена, ядерным шантажом?
       Иванова даже специально с пристрастием расспросили на прошлой неделе в Колорадо-Спрингс на собрании министров обороны НАТО о сути задуманных ударов. Министр объяснил, что, мол, ядерное оружие Москва продолжает рассматривать исключительно как «средство политического сдерживания», а вот удары «обычными, неядерными, конвенциональными силами» действительно возможны в особых случаях.
       Это заявление практически всех сразу успокоило, поскольку наши «обычные силы» сегодня в таком состоянии, что наносить высокоточные, массированные и эффективные удары далеко в глубь чужой территории, особенно по мобильным и хорошо защищенным целям, они не в состоянии.
       Похоже, Путину о старых ракетах недавно доложили, и президента эта информация возбудила. Но статус ядерной державы у нас уже есть, и наличие нескольких дополнительных МБР, построенных в восьмидесятые, не прибавляет России веса в насущных международных делах. В этом наш президент смог убедиться на днях, когда выяснилось, что, несмотря на союз с Европой по Ираку и невзирая на УР100Н УТТХ, именно Евросоюз не пускает нас вступить во Всемирную торговую организацию.
       Известно, что на заседаниях среди своих Путин бывает очень крут и грозен, а вот публично, особенно при иностранцах, сдержан и корректен. Но на прошедшей неделе во время встречи в Екатеринбурге с канцлером ФРГ Герхардом Шредером президент не сдержался и обрушился на «евробюрократов», которые ставят России «неприемлемые условия».
       «Такая позиция ЕС по отношению к России является несправедливой и нечестной. Мы рассматриваем ее как попытку выкручивания рук. Но руки у России становятся все крепче, и вряд ли у ЕС получится их выкрутить», — заявил Путин.
       ЕС много лет добивается от нас ратификации Европейской энергетической хартии, которую мы уже подписали. Другие основные торговые партнеры ЕС, включая США, хартию ратифицировали, и теперь Еврокомиссия настаивает на том, чтобы Россию без ратификации в ВТО не пускать.
       «Евробюрократы» хотят открыть нашу трубопроводную систему для конкуренции и проводить аукционы на тарифы на транзит. В настоящее время внутри страны цены на энергоносители мизерны, а после транзита в Европу возрастают многократно. Многомиллиардные сверхприбыли, порожденные разницей в ценах, уходят в основном налево — в том числе в качестве «тарифов» — разным непонятным дочерним фирмам и посредникам с непрозрачной системой собственности.
       В случае принятия европейских правил игры миллиарды долларов пойдут в госбюджет, минуя коррумпированных чиновников, политиков и бизнесменов. «Газпром» решительно выступает против ратификации хартии. Теперь против выступил Путин.
       «Трубопроводная газовая система — это детище Советского Союза. Мы и дальше намерены сохранять контроль государства над газотранспортной системой и «Газпромом». «Газпром» делить не будем. И у Еврокомиссии не должно быть никаких иллюзий. В газовой сфере они будут иметь отношения с государством», — объявил Путин в Екатеринбурге обескураженному Шредеру.
       Понятно, «Газпром» сейчас под контролем «питерских». Резать по указу ЕС такую дойную корову — это вам не расширение НАТО, а настоящая угроза, и ярость — тоже неподдельная. За то, кому сидеть на трубе, в России, бывало, такое делали (и делают), в том числе «превентивно», чего ни в одной военной доктрине не прописано.
       Например, бытует мнение, что на «ЮКОС» Кремль «наехал» из-за какого-то там финансирования то ли «ЯБЛОКА», то ли коммунистов. Не смешно. Когда это выборы в Думу что-то по-настоящему важное в России решали? А вот то, что «ЮКОС» возглавил движение нефтяных компаний по строительству собственных, не зависимых от государства экспортных трубопроводов — на Запад с терминалом в Мурманске и на Восток в Китай, — это прискорбный факт, а также наказуемое высшей мерой «нарушение правил игры».
       Впрочем, Путин в Екатеринбурге не только гневался, но также предложил Шредеру решить дело мирно, не по хартии, а по нашим понятиям о справедливости. Европейцам намекнули, что Москва может начать продавать нефть не за доллары, а за евро. Правительство заявило, что «на взаимоприемлемых условиях» Россия может досрочно погасить часть долга Парижскому клубу, в котором Германия — главный наш кредитор. (Устав Парижского клуба не предусматривает «досрочного погашения долгов».) Еще подписали соглашение о транзите немецких военных грузов и солдат в Афганистан — в качестве аванса.
       Ничему столкновение с Еврокомиссией по калининградским визам наших не научило. Есть Шенген — будут визы, пусть переименованные. Есть энергохартия — надо ратифицировать и исполнять. «Евробюрократы» в обход параграфа, по понятиям, серьезные вопросы не решают. Они независимы, зарплаты и привилегии за беспорочную службу — сумасшедшие, снять их с должности досрочно — практически невозможно. Шредер Еврокомиссии не указ, а Путин с «крепкими» (силовыми) руками — тем более.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera