Сюжеты

ВЫБОРЫ ЗАКОНЧИЛИСЬ. ЗАБУДЬТЕ?

Этот материал вышел в № 76 от 13 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Победа Валентины Матвиенко может быть оспорена в суде Выборы губернатора Санкт-Петербурга, нравится это кому-то или не нравится, состоялись. И победитель, кто бы и как к нему ни относился, известен. Конечно, можно, как это делают сейчас...


Победа Валентины Матвиенко может быть оспорена в суде
       

    
       Выборы губернатора Санкт-Петербурга, нравится это кому-то или не нравится, состоялись. И победитель, кто бы и как к нему ни относился, известен. Конечно, можно, как это делают сейчас многие, просто констатировать, что на петербургских выборах проиграли не оппоненты Валентины Матвиенко — поражение потерпели простые избиратели. А победила не она сама — победил административный ресурс. Можно. Но гораздо полезнее проанализировать некоторые эпизоды этой весьма показательной кампании и извлечь уроки на будущее — политические, юридические, нравственные.
       
       Первый тезис, отчасти напоминающий миф, родился еще до выборов в извилистых коридорах известного здания на Старой площади: «Следующим губернатором Санкт-Петербурга обязательно станет В. Матвиенко». Для того чтобы эта мысль овладела массами и стала материальной силой, едва ли не с момента появления Валентины Ивановны в кабинете полномочного представителя президента РФ на Северо-Западе был организован небывалый информационный трафик. Полпред не появлялась разве что в передаче «Спокойной ночи, малыши!», да и то, скорее всего, по чьему-то недосмотру. Самое интересное — все это продолжалось и в ходе избирательной кампании. По тем каналам, которые не размещали политическую рекламу, ежедневно шли информационные сюжеты, героем которых в обязательном порядке была В. Матвиенко. Права других кандидатов, равно как и права избирателей, мало кого волновали. Важно, чтобы при упоминании фамилии «Матвиенко» в подсознании электората возникало слово «губернатор».
       Второй тезис, более похожий на миф, появился уже после выборов: «Горожане поддержали программу кандидата в губернаторы В. Матвиенко».
       Вообще-то те, на кого была рассчитана первая легенда, никаких программ, как правило, не читают. Они голосуют сердцем. Но допустим, поддержали. Если уж действительно именно программа кандидата Матвиенко стала основной причиной ее победы во втором туре выборов, возникает существенная юридическая неувязка. Дело в том, что, как рассказывала сама В. Матвиенко еще в начале июля на встрече в Университете экономики и финансов, программа эта разрабатывалась в течение трех месяцев и «никак не увязывалась с предстоящими выборами». То есть над документом работали сотрудники полпредства в рабочее время и использовали при этом свои служебные полномочия. Городской избирательной комиссии впору объявлять результаты выборов недействительными. Ведь победа достигнута за счет использования служебного положения полпреда, то есть грубо нарушен принцип равенства по отношению к другим кандидатам, не имеющим аналогичных ресурсов и стартовых возможностей.
       А если кандидаты не были поставлены в одинаковые условия, были ли выборы? Но это так, к слову. Потому что тут мы плавно переходим к главной особенности этой замечательной кампании.
       
       Любые выборы предполагают именно выбор. То есть кандидаты в честной конкурентной борьбе должны доказать, кто из них более других достоин доверия избирателя. Чтобы выборы были честными, закон предполагает, что у всех кандидатов на этот период есть равные права и как минимум право на агитацию.
       В Петербурге даже это естественное кандидатское право было нарушено. Первым об этом заявил М. Амосов. Он никак не мог понять, почему именно его агитаторов постоянно отводят в милицию, где держат по три часа, а потом с миром отпускают. Впрочем, та же участь постигла агитаторов А. Марковой и С. Беляева. Организаторам этих акций следовало бы для вида пару раз подержать в «обезьяннике» агитаторов В. Матвиенко. Тогда бы все списали на «тупых милиционеров», которые не отличают агитатора от уличного торговца…
       Таким образом, нарушение права кандидатов на агитацию налицо, и поскольку городская избирательная комиссия на эти факты практически никак не отреагировала, есть повод для отмены результатов выборов через суд, если, конечно, в России найдется хоть один судья, готовый принять к рассмотрению подобный иск.
       Помешать кандидатам вести агитацию легко. Стоит задержать под каким-либо предлогом тиражи их агитационных материалов — и агитировать просто нечем. Так случилось с кандидатами С. Беляевым и А. Марковой. Причем задержание агитационных материалов С. Беляева было совершено с особым цинизмом. Предлог — якобы полученные сведения о том, что в город везут материалы, порочащие самого С. Беляева.
       Кстати, Сергей Беляев, начавший свою кампанию с некоторым опозданием, учел печальный опыт своих коллег, у которых постоянно возникали проблемы с помещениями для встреч с избирателями. Он просто взял и арендовал для этих целей три туристских теплохода. Но уже на третий день у трапов избирателей приветствовали не агитаторы Беляева, а усиленные милицейские наряды.
       А когда на один из теплоходов ворвалась группа неизвестных в штатском, заявивших, что они — сотрудники милиции, и был избит капитан, владельцы плавсредств намек поняли правильно — и договор аренды был расторгнут. В последнюю неделю перед голосованием о своей поддержке кандидата Матвиенко заявили государственные служащие категории «А»: Б. Грызлов, С. Шойгу, В. Яковлев. То, что во время выборов именно эта категория высокопоставленных чиновников не имеет права заниматься агитацией, как-то забылось.
       Непосредственно в день голосования в утренних новостях РТР прошло сообщение, что против кандидата С. Беляева возбуждено уголовное дело. А ведь подобное заявление — явная агитация против конкретного кандидата. Странно, что юристы Беляева до сих пор не оспорили в суде результаты первого тура. У них есть для этого все основания.
       Дальше все шло как по нотам, написанным специально для выборов губернатора Санкт-Петербурга.
       На избирательном участке, расположенном в школе № 349, не заклеили, как это положено, фотографии снявшихся кандидатов, а просто наклеили под ними крупно выполненную надпись «снялся». Вышло так, что прямо над этой надписью находились фотографии кандидатов М. Амосова и А. Марковой — такое вот досадное недоразумение…
       На избирательных участках в Кировском районе вообще пытались не допустить до работы представителей А. Марковой.
       А на участке № 997, где голосуют пациенты психоневрологического интерната № 6, медицинские сестры, сопровождавшие эту категорию избирателей, входили вместе с ними в кабину для голосования. Наглядное воплощение мечты сторонников «управляемой демократии»: каждый гражданин свободно высказывает свое мнение в присутствии милиционера или психиатра. Любой из перечисленных фактов ярко свидетельствует о том, что на выборах губернатора Санкт-Петербурга избирателю не была предоставлена свобода выбора, а права большинства кандидатов на агитацию в свою пользу грубо попирались.
       Почему-то никому не пришло в голову, что количество нарушений, совершенных во время этих выборов, перешло в качество самого процесса. Городская избирательная комиссия, естественно, реагировала на все сигналы, но на каждый — отдельно, не увязывая их между собой, а потому сделала вывод: существенных нарушений не было.
       Если во время выборов ущемлено основное право кандидатов — право на агитацию, а в день голосования зафиксирован ряд нарушений вполне определенной направленности, то результаты первого тура, по идее, должны быть признаны недействительными. Вместо этого прошел второй тур, завершившийся победой «кандидата № 1».
       
       Кстати о «кандидате № 1». Пример, так сказать, из области прецедентного права. В одном из судов Санкт-Петербурга рассматривался иск к корпорации «ЛЭК». Она рекламировала одно из своих предприятий как «ЛЭК — строительная компания № 1», чем косвенно ущемляла права других компаний, умаляя их значение в глазах потребителя и нанося им тем самым существенный ущерб. Так вот «ЛЭК» выиграла суд, так как смогла доказать, представив соответствующие документы, что это дочернее предприятие так и называется: «ЛЭК — строительная компания № 1».
       Вряд ли Валентина Ивановна сможет представить прямое документальное подтверждение, что являлась на питерских выборах «кандидатом № 1», хотя эта мысль настойчиво внушалась некоторыми СМИ. А значит, избирателям постоянно сообщали недостоверную информацию о кандидате, что является нарушением избирательных прав и ущемляет права других кандидатов, умаляя их значение в глазах избирателей.
       Автор готов подарить эту идею конкурентам победившего кандидата, не теряющим надежду оспорить результаты выборов, и от тонкостей юридических переходит к итогам нравственным.
       Пятого октября прошел второй тур выборов губернатора Санкт-Петербурга, а уже шестого октября тихо скончался «Народный контроль» — широко разрекламированная общественная организация.
       А как красиво все начиналось! «Мы контролируем власть!» — сказали «народные контролеры». И действительно, в «НК» обратилось некоторое количество наивных граждан, отчаявшихся найти управу на чиновников. Откуда им было знать, что у «НК» была куда более важная задача, чем конкретная помощь горожанам.
       Самое интересное, что в городе все знали: «НК» работает на В. Матвиенко, публично заявив: «Народный контроль» поддержал программу В. Матвиенко». Не могла не знать и сама В. Матвиенко, что никакой это не «Народный контроль», а политический проект, сделанный под выборы и в итоге обманувший надежды избирателей, прежде всего пожилых и одиноких.
       Какие мелочи, когда на кону — победа. И неважно, кто и какую цену за эту победу заплатит. То, что явка на губернаторских выборах была крайне низкой, говорит не о том, что народ потерял интерес к самой избирательной процедуре. Низкая активность избирателей была заранее предусмотрена теми, кто спланировал эту беспрецедентную по количеству нарушений в пользу одного кандидата избирательную кампанию.
       Государственная власть пришла на выборы губернатора Санкт-Петербурга со своим административным ресурсом, а избиратель с этих выборов ушел. В России народ и власть по-прежнему существуют абсолютно параллельно, а если и пересекаются — то только в бесконечности.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera