Сюжеты

ГАЗЕТНЫЙ МАГНАТ УЛИЧНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Этот материал вышел в № 76 от 13 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Каждый из нас хотя бы раз в месяц занимается делом государственной важности — составлением проекта семейного бюджета. Как правило, прений по этому поводу, как в Государственной Думе, не возникает: ведь зарплата большинства россиян...


       

    
       Каждый из нас хотя бы раз в месяц занимается делом государственной важности — составлением проекта семейного бюджета. Как правило, прений по этому поводу, как в Государственной Думе, не возникает: ведь зарплата большинства россиян соответствует лишь расходам по статье «выживание».
       Правда, у многих наших сограждан в придачу к получке имеются дополнительные доходы, гордо именуемые «мелким бизнесом». Похоже, что именно эти «подработки» в конечном итоге позволяют выжить не только «малообеспеченным слоям населения», но и всей России в целом. А значит, подсчитав бюджеты самых мелких хозяйствующих субъектов, можно выяснить «прочность» бюджета державы.
       В прошлом выпуске рубрики «Бюджет народа» «Новая газета» сверила баланс импровизированной «торговой точки» уличной цветочницы. Выяснилось: успешному развитию «бизнеса» мешают прежде всего взятки, на которые уходит половина выручки. Сегодня мы проводим аудит более солидного предприятия — столичного газетного киоска.
       
       Ветер сломал зонт. Кряк – и все. Рядом – палатка с газетами, синий такой матерчатый домик. Внутри на складном туристическом стуле ежится продавщица, укутанная в военный бушлат.
       Познакомились. Продавец Людмила Ивановна работает тут недавно, третий месяц. Торговать газетами ей не нравится.
       — Уже поздно. Почему вы палатку не сворачиваете?
       — Чтобы вам было где от дождя прятаться.
       — А если серьезно?
       — Серьезно — это только хозяин может сделать. В смысле решить, что пора сворачиваться.
       Хозяин прилавка, по словам Людмилы Ивановны, мужчина серьезный. Настоящее «всевидящее око». С утра пришел, проконтролировал, что товар на точку прибыл в нормальном состоянии, поговорил с продавцом и поехал по своим делам. Вроде и не вернется сегодня больше. Ан нет — только расслабишься, чаю из термоса нальешь, а он уже появился, навис над тобой грозовой тучей. Вот и у Людмилы Ивановны хозяин имеет нехорошую привычку возвращаться в самое неподходящее время. Интересно ему, как там продавец работает, не дремлет ли на посту.
       
       Лоточная медиаимперия
       Владелец торговой точки, крепкий парень с патриархальным именем Василий, уже несколько лет держит в столице несколько газетных киосков. Сейчас у него пять точек. Две — в центре, три — на окраинах. Раскрывать нам все адреса он отказался: говорит, это может повредить бизнесу. Главное, чтобы киоск был максимум в двухстах метрах от метро.
       Открыть газетный ларек не так уж сложно. Идешь в управу приглянувшегося района, платишь от 300 до 800 долларов в зависимости от предполагаемого месторасположения палатки, сооружаешь нанятому продавцу «рабочее место» — и готово, можешь считать дивиденды. Единственное неудобство — форму и внешний вид ларька определяет не хозяин, а управа. Якобы в зависимости от архитектурного ландшафта района. На самом же деле управе на ландшафт глубоко плевать. А вот чем монументальнее будет палатка, тем больше надо будет заплатить, «пробивая» разрешение на ее установку.
       Заручившись согласием районного начальства на устройство торговой точки, нужно купить сам ларек. Классический лоток — железный каркас с тентом и столиком, на котором раскладывают газеты, стоит 200 — 300 долларов. А палатка — маленький домик со стенами, дверью и окошечком для покупателей — обойдется в две тысячи у. е. У Василия монументальный киоск всего один.
       
       Информация в розницу
       Первая партия товара — испытательная: владелец точки пытается изучить пристрастия местной читающей публики. Закупает у оптовиков все подряд, чтобы посмотреть, что на новом месте продается лучше, а потом уже отбирает наиболее популярные издания и работает с ними постоянно.
       Пробный «бумажный» шар стоит сто долларов. Правда, тут все зависит от места. Если киоск стоит у станции метро, то проходящий мимо народ будет покупать больше газет и журналов, чем в отдаленном, малолюдном месте. Каждая катастрофа, от землетрясения до теракта, как это ни цинично звучит, приносит Василию дополнительный доход: услышав сенсационную новость по телевизору, москвичи срочно покупают газеты — для полноты информации. Поэтому держатель газетных лотков знаком с информационным пространством не хуже любого журналиста.
       В литературных пристрастиях жителей столицы можно заметить четкое территориальное деление. На окраинах лучше идут бульварная пресса, детективы и дамские романы в мягких обложках. В центре — наоборот: замечательно раскупаются качественные издания в солидных переплетах. Например, в октябре на свою торговую точку, расположенную в районе Черкизовского рынка, Василий выписывал от трех до пяти экземпляров нового романа Пелевина. Правда, распродавались не все. Зато в центре уже к полудню ежедневно разбирали около двадцати штук. А Донцова вне зависимости от переплета везде идет нарасхват. Большое подспорье бизнесу оказывают телесериалы: после недавнего показа фильма «Идиот» Василий специально закупил и удачно распродал крупную партию неликвидного до этого времени Достоевского.
       
       «Точечная» прибыль
       Прибыль один ларек приносит неплохую — от двух до десяти тысяч рублей в день. Василий говорит, что столь существенная разница легко объяснима:
       — На торговлю влияет каждая мелочь: погода, день недели, время года, праздники. Пошел дождик — и все, покупателей сразу меньше.
       Около шестидесяти процентов из ежедневной выручки идет на закупку товара на следующий день.
       — Грубо говоря, мне остается сорок процентов, — говорит Василий. — Но из этих денег еще надо платить за уборку территории, свет… Но это немного: максимум тысяча рублей в месяц.
       Гораздо больше денег уходит на то, чтобы «все было нормально», как говорит наш лоточный магнат. За спокойствие ежемесячно приходится отдавать 200—300 долларов.
       — Это для «крыши»?
       — Нет… — Василий смеется. — Это трудно назвать «крышей» — деньги идут в районную управу.
       — А бандиты не пристают?
       — Да что вы… Не знаю, как уж там они этот вопрос решают, но бандиты на меня еще не «наезжали». Видимо, управа с ними сама договаривается. Меня это не касается.
     
       Время работы
       Естественно, доход буквально съедают расходы на зарплату продавцов. Схема и сумма оплаты зависит от степени нахальства наемного работника. К примеру, если он без всяких дополнительных условий согласится работать зимой, то Василий ему зарплату поднимать не будет. А если хороший торговец вдруг откажется стоять на морозе, тогда Василий, может быть, и сделает ему прибавку к еженедельному жалованью.
       Продавцы работают в паре — день через день. Как правило, Василий платит своим работникам 200—300 рублей в день — опять-таки в зависимости от места расположения и доходности лотка. Бывает, что продавец получает три процента от дневной выручки. Расчет — раз в неделю.
       Найти хорошего продавца — проблема. Наш «газетный магнат» предпочитает нанимать жителей Подмосковья и украинцев. Казалось бы, нелогично — к ним больше цепляется милиция. Но Василий в этом деле разбирается:
       — Судите сами: какой же нормальный москвич пойдет на такую работу. Вставать надо ни свет ни заря, стоять в жару и холод. При этом заработок не такой уж и большой. На подобную работу из москвичей только алкоголики согласятся. А зачем они мне? Напьются, заснут, а весь товар у них украдут. Или деньги неправильно посчитают, а то и прикарманят всю выручку.
       Взял я как-то одну москвичку. Она три дня проработала, а на четвертый вместе с деньгами пропала. Так я ее и не нашел. А провинциалы — совсем другое дело. Они приезжают в столицу деньги зарабатывать. Любой копейке рады...
       Василий предпочел бы брать на работу мужчин. Они и разгрузить товар сами могут, и палатку свернуть. Но непьющие мужики на эту работу не идут. Сейчас все продавцы на пяти точках Василия — женщины.
       Рабочий день газетного ларька бывает недолгим, бывает, наоборот, чуть ли не суточным. Работа начинается везде по-разному: в центре — с девяти утра, на окраине — в пять. К примеру, палатка Василия на Черкизовском рынке вообще открывается в 4.30 утра — именно в это время рыночные торговцы идут на работу. После пяти вечера в центре покупателей почти не бывает, можно закрываться. А вот периферийные точки сворачиваются ближе к десяти.
       Кажется, разбогатеть на уличной продаже газет просто. Но судите сами: Василию каждый день надо раза по два появиться на каждой точке, сделать заказ на следующий день, сверить кипу накладных. И отвечать собственным карманом за каждого своего продавца.
       Правда, Василий ведет бизнес не один, а вместе с приятелем. А еще им помогают жена Василия и ее двоюродный брат. Поэтому, говорит Василий, он достаточно свободен: хочет — работает, не хочет — едет с женой отдыхать. За делами есть кому присмотреть. Зато и выручкой приходится делиться, как на заводе — в зависимости от «коэффициента трудового участия».
       

     
       P.S. Кажется, что прибыль с газетного бизнеса огромная. Но Василий содержит пять ларьков на пару с еще одной семьей. Грубо говоря, владелец скромной газетной точки получает с этого бизнеса около 3000 долларов в месяц. Немало, конечно. Но и не слишком уж много… Хотя можно подумать и о расширении. Правда, при таком раскладе выгоднее расти вширь — за счет мелких точек, чем создавать магазинчики типа «Союзпечать».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera