Сюжеты

ПЕНСИОНЕРЫ НЕ «БАНКУЮТ»

Этот материал вышел в № 77 от 16 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Почему в результате реформы коммерческие банки остались без пенсионеров, а пенсионеры могут остаться без денег На этой неделе сообщили, что большинство россиян уже получили «письма счастья» — напоминание о том, как необходимо распорядиться...


Почему в результате реформы коммерческие банки остались без пенсионеров, а пенсионеры могут остаться без денег
       
       На этой неделе сообщили, что большинство россиян уже получили «письма счастья» — напоминание о том, как необходимо распорядиться накопительной частью своей пенсии. Главное — определиться с той финансовой структурой, управляющей компанией, которой решил доверить свои деньги. Кто этого сделать не сможет или не захочет, по умолчанию «завещает» свои средства государству.
       Среднестатистический человек, взяв в руки длинный список этих самых управляющих компаний, вряд ли сможет сделать осознанный выбор: их названия ему ни о чем не говорят, поскольку большинство из них созданы совсем недавно.
       А вот названия крупных банков знают практически все, кто заинтересован в сохранении и приумножении собственных денег. Но их-то как раз в этом перечне нет — правительство решило не доверять банкам деньги пенсионеров, а отдать на откуп малоизвестным управляющим компаниям. Как считают специалисты, такой подход к реформированию пенсионной системы ведет к банкротству. Но не банков, а как раз «счастливчиков» — управляющих компаний. А значит, рискуют обесцениться и пенсионные накопления граждан.
       
       Не прячьте наши денежки
       Официальная позиция российского правительства на первый взгляд вполне логична: банки уже имеют на счетах средства частных лиц, и, если кто из них, не дай бог, обанкротится, будет непонятно, кому в первую очередь возвращать деньги — вкладчикам или пенсионерам.
       В случае с банковскими вкладами процедура возвращения денег давно урегулирована многочисленными законодательными актами, просеянными через частое сито судебных процессов. Вкладчик банка, конечно, рискует, доверяя свои деньги, но государство все же предоставляет определенные гарантии их сохранности. Первая и главная из них — система надзора Центробанка, задача которого и состоит в том, чтобы не допустить банкротств. (Конечно, работает она не без сбоев, но определенную стабильность банковской системе придает.) Кроме того, если верить чиновникам правительства и депутатам Госдумы, в ближайшее время заработает и система страхования вкладов — возврат хотя бы части вложенных средств будет гарантирован за счет и самих банков, и государства.
       Так что у вкладчиков есть шанс вернуть свои деньги. А вот как «вынимать» свои пенсионные, до сих пор неясно. Дело в том, что человек, доверивший свои пенсионные накопления частной компании, с точки зрения рынка становится… инвестором. То есть действует на свой страх и риск и сам несет ответственность за свои деньги.
       Логика такова: если вы купили какие-то акции на фондовом рынке, то есть стали инвестором, и в итоге потеряли на этом энную сумму, государство тут ни при чем: игра на бирже в чем-то похожа на рулетку. А вложение пенсионных денег — на игру на бирже.
       
       Возврат банковских билетов
       По сути, миллионам российских граждан в эту самую рулетку и предлагают сыграть. Управляющая пенсионными деньгами компания (кем бы она ни была) возмещает клиентам убытки только в том случае, если сама нарушит закон и вложит деньги не так, как это предписано. А вот риски в рамках закона целиком ложатся на плечи инвестора-пенсионера, а государство умывает руки.
       Такая не слишком надежная система управления пенсионными деньгами если и отличается от общей банковской практики, то не в лучшую сторону. Что банки, что обычные управляющие компании вынуждены были бы играть по одинаковым правилам. Остается понять, кто более уязвим.
       В случае с банками для того, чтобы возник конфликт интересов их вкладчиков и инвесторов-пенсионеров, которого так опасаются в правительстве, необходимо совпадение целого ряда непредвиденных обстоятельств.
       Во-первых, банк должен неоднократно вкладывать деньги пенсионеров не туда, куда положено. Только в таком случае его долг перед инвесторами вырастет до существенной величины. Во-вторых, нужно, чтобы он еще и обанкротился. И все эти конвульсии должны в течение долгого времени оставаться незамеченными двойной системой контроля: Центробанком и Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг (ФКЦБ), курирующей инвестирование пенсионных накоплений.
       Если такое возможно, то пенсионную реформу вообще лучше не проводить. Или выдавать накопительную часть наличными, чтобы население складывало ее в кубышки. Итак, официальный аргумент против участия банков в роли управляющих явно не выдерживает критики.
       Весомых контраргументов можно привести гораздо больше. У банков значительно выше запас прочности: активы банковской системы постоянно растут. Значит, кредитные учреждения способны удовлетворить претензии клиентов, доверивших им пенсионные деньги. Кроме того, опыт работы на фондовых рынках у банков неизмеримо больше, чем у управляющих компаний.
       Банковской системе России уже пятнадцать лет. Конечно, нельзя забывать о том, что история ее была бурной, отмеченной «черными» для вкладчиков днями. Но банки, прошедшие через огонь и воду нескольких кризисов, доказали свою надежность, по крайней мере по российским меркам.
       
       Доверить деньги первому встречному
       В отличие от банков многие управляющие компании — просто младенцы. Как сообщал журнал «Коммерсантъ-Деньги», в июне этого года в России было 120 компаний, получивших лицензии на доверительное управление пенсионными деньгами. При этом добрая половина из них появилась на свет после первого января 2003 года.
       Кстати, в свое время столь же бурно росли различные чековые фонды, а потом пирамиды, называвшие себя банками. Проводить прямые исторические параллели не стоит, но игнорировать печальный опыт также неразумно.
       «Пенсионные деньги представляют собой огромный актив, а профессиональных управляющих, способных разумно разместить такие средства, не так уж много», — утверждает Павел Медведев, заместитель председателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам. Над этими словами стоит задуматься. На рынке труда квалифицированные опытные менеджеры — товар штучный. Кроме того, большинство специалистов работают как раз в банках. Новорожденные компании едва ли смогут качественно укомплектовать свои штаты в пожарном порядке. Так что велика вероятность того, что нашими деньгами будут управлять либо неоперившиеся выпускники вузов, либо авантюристы.
       Пенсионная реформа — явление общенациональное, поэтому управляющие компании должны иметь филиалы и представительства хотя бы в крупнейших городах страны. Сложно представить себе, как можно контролировать управление деньгами, доверенными московской компании, находясь где-нибудь во Владивостоке или даже в Тамбове.
       Банки-то сейчас активно идут в регионы, строят новые и покупают старые сети. А вот большинство управляющих компаний этого не делают и делать, судя по всему, не собираются. Тем более что такое дорогое удовольствие многим УК просто не по карману.
       Кроме того, одна отдельно взятая компания — конструкция непрочная. Чтобы крепко стоять на ногах, лучше иметь холдинг, включающий в себя управляющую компанию, банк, независимый пенсионный фонд, страховое агентство. Тогда будущий пенсионер мог бы, приходя в офис, одновременно решить все проблемы. Вокруг крупных банков такие конгломераты либо уже сложились, либо активно формируются, что не скажешь об управляющих компаниях.
       Наконец, не все УК создаются именно для того, чтобы собирать, хранить и приумножать деньги пенсионеров. Участвовать — и побеждать в тендере Минфина можно и для того, чтобы выгодно перепродать свой бизнес. К примеру, по информации «Ведомостей», первое подобное предложение было обнародовано едва ли не сразу после того, как список победителей конкурса на управление пенсионными деньгами появился в интернете. Потенциальным покупателям предлагалось выложить за перспективную компанию круглую сумму в миллион долларов (30 млн рублей).
       А цифра эта любопытна, и вот почему. Согласно закону, только собственные средства управляющей компании должны составлять минимум пятьдесят миллионов рублей, что в полтора раза выше суммы предполагаемой сделки. Плюс активы под управление минимум на сто миллионов рублей. Почему же все это богатство продается только за тридцать миллионов?
       Информация о том, что управляющие компании, мягко говоря, приукрашивают или искусственно увеличивают свои показатели, просачивается в прессу и обсуждается в кругах финансистов довольно часто. Слухи, скорее всего, имеют под собой реальную почву: недаром ведь немалое число управляющих компаний, победивших в конкурсе, выполнили и перевыполнили плановые финансовые показатели аккурат к заветной дате первого августа. Да и предположение, что не могло столько компаний всего лишь за полгода работы взять по сто миллионов рублей в доверительное управление, кажется вполне логичным.
       
       А деньги как же?
       Одним словом, благовидный предлог заботы о сохранении денег вкладчиков, под которым банки оказались отрезанными от управления пенсионными средствами, обернулся весьма неприятной ситуацией и для будущих пенсионеров, и для государства. Образовавшийся вакуум заполнился управляющими компаниями, многие из которых могут и не переварить обещанные правительством пенсионные миллиарды или, что еще хуже, в очередной раз «кинут» доверчивых граждан. Не надо было быть экономическим аналитиком с тремя «профильными» дипломами, чтобы предположить такой вариант развития событий. Однако авторы реформы с настойчивостью, достойной лучшего применения, продвигали именно этот сценарий. Следовательно, банки не пустили к деньгам по другим, и весьма существенным, причинам. Каковы они, можно только предполагать.
       Изоляцию банков можно рассматривать как еще один аргумент в пользу все более популярного мнения о том, что реформу тормозят сами же реформаторы. Правительство, видимо, делает все для того, чтобы львиная доля пенсионных денег перешла под контроль государственного управляющего. А банки в отличие от большинства управляющих компаний могли бы составить государству серьезную конкуренцию: на их стороне помимо более выгодных ставок были бы и репутация, и масштабная рекламная кампания, и бренд. Эту опасность государство отбило, поручив конкурировать с собой мелким компаниям. Очевидно, что в этой схватке они проиграют. Но хотят ли они выиграть?
       Нельзя забывать о том, что после подведения итогов тендера весомой прибавкой к стоимости компании-победителя стала лицензия на управление пенсионными деньгами. С такой бумажкой нет смысла особо напрягаться, развивая бизнес: наоборот, можно собрать активы, перераспределить их часть в свою пользу, а потом продать компанию.
       Потенциальными покупателями будут в первую очередь… банки. Банковская система сейчас остро нуждается в больших объемах «длинных» денег. Именно их отсутствие сдерживает рост банковского кредитования промышленности и малого бизнеса. Получается, что в передаче банкам пенсионных денег должно быть заинтересовано прежде всего государство. Но оно делать это вовсе не собирается, заставляя банки скупать управляющие компании по «серым» схемам. Это, во-первых, всегда позволит поставить банк под удар; а во-вторых, от перепродажи выиграют «финансовые челноки» — нынешние владельцы управляющих компаний, которые, можно предположить, по старой российской традиции не преминут поделиться со своими благодетелями от власти.
       «На определенном этапе, и довольно быстро, мы придем к пониманию того, что без участия банков провести пенсионную реформу просто не получится», — считает Павел Медведев, заместитель председателя Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам. Скорее всего, так оно и будет. Но случится уже после того, как управляющие компании докажут собственную профнепригодность, а их клиенты потеряют свои деньги.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera