Сюжеты

ДЕТСАДЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

Этот материал вышел в № 77 от 16 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Все более популярными в России становятся так называемые центры дневного пребывания пожилых людей Помните, в советских школах были такие группы — продленного дня? Вряд ли кто-нибудь из нас, делавших там уроки, вместо того чтобы...


Все более популярными в России становятся так называемые центры дневного пребывания пожилых людей
       

     
       Помните, в советских школах были такие группы — продленного дня? Вряд ли кто-нибудь из нас, делавших там уроки, вместо того чтобы наслаждаться глотком свободы до прихода родителей с работы, задумывался, как высоко звучит название этого полудобровольного СИЗО. Продленный день! Да еще осенью или зимой. Это ж если каждый, хотя бы учебный, день будет продленным, значит, у тебя, счастливца, целая продленная жизнь!
       Увы, где та трогательная забота государства о продлении жизни своих подданных? Но вот я услышал другое странное словосочетание: центр дневного пребывания. Звучит, конечно, далеко не столь романтично, но тоже интересно. Например, любопытно знать, где же этот самый центр находится?
       Мне порекомендовали лучший в Московской области (по крайней мере по итогам прошлого года) — в городе Видном. Он был задуман еще при Горбачеве как элемент «социализма с человеческим лицом».
       Раньше я слышал о Видном исключительно в связи с экзотическим видом спорта — мотоболом. Местная команда — бессменный чемпион России и по сути сборная страны, выигрывающая чемпионаты Европы.
       Но, приехав в Видное, я не увидел ни одного мотоцикла, зато какие-то почти европейские особнячки (как выяснилось, их на века построили пленные немцы), почти европейскую же чистоту и несколько симпатичных (понимаю, в это поверить трудно) городских чиновников. Они и помогли мне добраться до видновского, уже знаменитого в Подмосковье, центра дневного пребывания. Здесь он называется «Вера». «Это в смысле Надежда и Любовь?» — поинтересовался я. «Да нет, мы брали выше», — потупилась директор центра Лидия Николаевна Дулова.
       И прежде чем познакомить меня со своей «Верой», показала на соседний особнячок: «Раньше в нем жили восемь семей и всегда горел свет, а теперь купил новый русский для своих родителей, они остались вдвоем в этом огромном доме, и в нем всегда темно». «Значит, иногда одиночество — от больших денег? — подумал я. — По крайней мере по этому показателю на душу населения мы Европу, кажется, догоняем».
       
       Дедский сад
       Конечно, одиночество бывает и от бедности. В четырех обшарпанных стенах хорошо, если рядом хотя бы телевизор (что бы он ни показывал). И в большой недружной семье, где дети целыми днями работают за выживание, а внуки говорят на каком-то непонятном языке, а тебя вообще не слышат, потому что в ушах держат наушники плеера. Наконец, наверное, самое страшное — внутри собственной болезни, ограничивающей самые элементарные контакты с людьми…
       Для всех этих одиночеств и создан центр «Вера». Люди пожилого возраста и инвалиды приходят сюда в половине девятого утра и уходят после обеда. Вроде бы не так много времени они здесь проводят, но успевают очень многое — почувствовать к себе неформальное внимание и завести знакомства, которые потом нередко перерастают в дружбу.
       А время, которое они проводят в центре, пролетает незаметно. Пока позавтракают, позанимаются лечебной физкультурой, горным воздухом подышат, померяют давление, массаж сделают (а кому требуется — и другие лечебные процедуры), в шашки-шахматы поиграют или цветочки польют — глядишь, уже и обед. И не в какой-нибудь бесплатной социальной столовой, что само по себе звучит обидно. Здесь ни у кого не возникает даже тени подозрения, что этим обедом социальные службы Видного хотят прежде всего накормить самых бедных и незащищенных жителей своего города — стариков и инвалидов. А в последнее время — не только города. К «Вере», несмотря на транспортные проблемы, потянулись старики из соседних деревень. И скоро в некоторых из них будут открыты филиалы центра.
       …Когда я вошел в занимаемый центром уютный особняк (бывшее помещение детского сада, отданное под другой — дедский сад), за мной следом в двери еле протиснулся огромный букет цветов. Только потом я увидел женщину, которая его несла, — одну из сотрудниц «Веры». Оказалось, что на вечер намечено чествование золотых юбиляров — тех, кто прожил вместе пятьдесят лет.
       Потом я увидел и четверых «молодоженов», правда, жених был только один на всех (с палочкой, но и с многочисленными фронтовыми орденами, очень задорный). А вот два других… Про одного невеста сказала, что он плохо себя почувствовал, а второй и вовсе накануне умер.
       Но женщины все равно пришли на свою золотую свадьбу. Потому что ее для них устроили…
       Одиночества больше, чем мест в доме «Веры». И поэтому центр дневного пребывания по вечерам становится клубом по интересам, организованным самими посетителями (или воспитанниками?) «дедсада». Здесь же отмечаются все без исключения праздники. На 9 Мая приходил и даже играл на аккордеоне сам глава администрации района Сергей Сергеевич Евтюхов. Конечно, игрой на аккордеоне его помощь центру далеко не ограничивается. Вообще, говорят, именно при Евтюхове социальные программы Ленинского района заработали.
       А 1 октября в центре отметили свой, можно сказать, главный праздник — День пожилого человека. После чего началась декада помощи старикам. Всем одиноким и малоимущим пожилым людям Ленинского района развезут по тридцатикилограммовому мешку картошки и потом, если хватит денег, надеются добавить морковь и свеклу.
       Уже покидая обитель «Веры», я обратил внимание на молодого человека с радостно-неуверенным выражением лица. «Мне бы постричься и покушать», — обратился он к проходившей мимо сотруднице. «Забыл, что ли? Поднимайся на второй этаж!» — улыбнулась она ему. Я вопросительно посмотрел на Лидию Николаевну.
       — Он не совсем психически здоров, — пояснила она мне, — а живет один…
       — Но я не про это — у вас что, еще и парикмахерская тут бесплатная?
       — Нет, что вы! Всего одна парикмахерша.
       
       Евроремонт задаром
       В общем, я понял, что нуждаюсь в некоторых разъяснениях. Для чего отправился непосредственно в здание районной администрации. Найти его было нетрудно — по серебристым елям у фасада и задумчиво сидящему под елью Ленину.
       Вот великое преимущество небольших городов! Хотя в вестибюле здания натурально имелся милицейский пост, а на посту сидел натуральный милиционер, документов он у меня не спросил, только проницательно посмотрел на мои демократичные джинсы — может, у него нюх на столичных корреспондентов?
       В общем, я совершенно беспрепятственно добрался до нужной мне персоны — заместителя главы районной администрации по социальным вопросам Нины Алексеевны Якимовой. Вот ей-то я все свои возникшие социальные вопросы и задал. Главный: откуда деньги на содержание центра «Вера» и вообще на всю помощь старикам и инвалидам?
       Оказалось, все средства на «социалку» идут из бюджета района. Даже 50-процентные доплаты за телефон льготникам взял на себя район — когда люди устали ждать обещанных компенсаций из федерального бюджета. «Конечно, каждую цифру по социальным статьям приходится отстаивать, — говорит Нина Алексеевна, — напоминать, что, кроме труб, дорог, есть еще пенсионеры. Слава богу, наш глава администрации это понимает».
       Она охотно рассказала, чем, собственно, занимается, сидя в своем небольшом кабинете.
       Все это можно назвать адресной программой защиты населения. И вот какие в ней есть удивительные пункты:
       — оказание материальной помощи малообеспеченным гражданам, попавшим в экстремальные жизненные ситуации (под таковыми понимается как ограбление на большой дороге, так и нехватка денег до следующей пенсии);
       — приобретение детских колясок для новорожденных из неполных семей (одинокие мамы) и семей, ставших многодетными (недавно в Дубне заказывали коляску для двойни);
       — бесплатный показ фильмов прошлых лет для пенсионеров;
       — оплата услуг по проведению ремонта жилых помещений малообеспеченным гражданам (ЖЭКи и ДЭЗы к этому не имеют никакого отношения).
       Может быть, потому что знаю, как обстоят дела с коммунхозом по всей стране, этот последний пункт меня поразил. А Нина Алексеевна еще добавила: «Да не обои с огурцами лепим, а почти евроремонт делаем! Кстати, Ленинский район — единственный в области, где строят муниципальное жилье, надо же где-то жить врачам и учителям, они нам нужны…».
       Если ко всему сказанному добавить, что в Видном самая высокая средняя заработная плата по области (более 10 000 руб.), доверчивый читатель может срочно начать паковать чемоданы, чтобы скорее вместе со всеми своими детьми и стариками оказаться в этом райском уголке. Не торопитесь! В Видном, как и во всей стране, нерешенных проблем хватает. И те же, например, выплаты одиноким матерям, даже несмотря на районные добавки, столь мизерны, что порой кажется: наши власти хотят как-нибудь исхитриться и обойтись вообще без народа. Так им было бы куда удобнее. И все же…
       После посещения Видного мне вдруг показалось, что наши проблемы однажды можно решить. Только делать это надо именно адресно, и пусть полегоньку-помаленьку, но в каждом российском райцентре, добравшись наконец и до деревень. Да еще не забывая про элементы «социализма с человеческим лицом» — как в Швеции, например. Кстати, именно в эту страну «за передовым опытом» ездит директор центра «Вера». Вот такая у меня вдруг появилась Надежда.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera