Сюжеты

БЕЗ ШТАНОВ, НО С РЕЙТИНГОМ

Этот материал вышел в № 78 от 20 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

У нас тощий бюджет, несобираемый урожай, трудный климат и вороватые чиновники. Так теперь еще и рейтинг инвестиционный… «Наши достижения наконец признали; правда, непонятно, что будет дальше». Таков лейтмотив высказываний чиновников и...


У нас тощий бюджет, несобираемый урожай, трудный климат и вороватые чиновники. Так теперь еще и рейтинг инвестиционный…
       

     
       «Наши достижения наконец признали; правда, непонятно, что будет дальше». Таков лейтмотив высказываний чиновников и экспертов после присвоения России международным агентством Moody's инвестиционного рейтинга Ваа3.
       Интересная ситуация. Правительственные чиновники вполне официально, хотя и сквозь зубы, признают, что капитал из России бежит. Большинство граждан не строят радужных иллюзий: зарплаты едва хватает, чтобы сводить концы с концами, цены растут. И в это самое время нам повышают рейтинг.
       
       Россия не кинет
       До сих пор у России не было инвестиционного рейтинга, одни только спекулятивные 1. Страна утопала в таких экономических неурядицах, что покупать какие-либо ценные бумаги, выпущенные ею или ее компаниями, было страшно. Правда, за повышенный риск портфельные инвесторы 2 получали повышенную доходность (процент за предоставленные средства. – И.А.). Сергей Кириенко в августе 1998 года надолго отбил у международных спекулянтов страсть к финансовым инвестициям в России. Однако с тех пор прошло пять лет, кое-что изменилось.
       Теперь Россия по рейтинговой шкале компании Moody's сравнялась с такими странами, как Казахстан, Саудовская Аравия и Словакия. Позади остались такие, как Литва, Марокко, Египет, Индия. Новый рейтинг открыл в страну дорогу крупным западным инвестиционным фондам. Они будут вкладывать свои деньги в государственные облигации, а также акции и облигации российских компаний.
       Строго говоря, присвоенный нам рейтинг означает, что, по мнению экспертов Moody's, вероятность отказа федерального правительства России от оплаты государственных обязательств сегодня ниже, чем вчера. Следовательно, можно давать деньги в долг российскому Минфину под более низкий процент. Можно одалживать и крупным российским предприятиям.
       Объясняется такая оценка просто: у России полно денег. Действительно, в финансовом резерве Минфина сейчас 250 млрд рублей, а в золотовалютной кубышке Центробанка – 62 млрд долларов. К тому же цены на нефть нынче высоки, так что и резервы, скорее всего, еще подрастут. С такими деньгами российские власти, конечно, не откажутся гасить государственные облигации. Вот и все.
       Если же говорить о рядовых гражданах, то им, по выражению знакомого финансиста, придется, как и прежде, «курить бамбук» – на содержимом их кошельков новый рейтинг никак не скажется.
       
       Неожиданная радость…
       Сразу после объявления о новом рейтинге правительственные чиновники заговорили о своих выдающихся успехах. Экспрессивнее всех оказался министр финансов Алексей Кудрин. Он сказал, что «с учетом повышения рейтинга Россия быстрее решит проблему удвоения ВВП, поскольку это сигнал инвесторам, что в Россию вкладывать выгодно». Он подчеркнул, что российские компании смогут занимать деньги на внешних рынках значительно дешевле, что, видимо, должно повысить их доходы, часть которых перепадет гражданам в виде зарплаты. «Повышение рейтинга России – признание заслуг правительства», — нескромно сказал вице-премьер Кудрин.
       Президент Путин находился в Екатеринбурге, когда стало известно о повышении рейтинга. Ему мгновенно позвонили, и он, комментируя событие, выразил уверенность, что «это решение создаст лучшие условия для экономики страны в целом и для отдельных регионов».
       Радость скоро была омрачена двумя другими международными рейтинговыми агентствами, которые отозвались об оценке Moody's скептически. В частности, один из руководителей агентства Fitch сказал о России: «Они все еще сильно зависят от нефти и газа и пока не столкнулись с трудностями при сборе налогов, которые могут быть вызваны падением нефтяных цен».
       Но мы столкнулись с трудностями, не дожидаясь падения нефтяных цен. Причиной трудностей стал сам предмет радости.
       
       …и закономерная печаль
       Восторг стих буквально за день. Осмыслив ситуацию, премьер-министр Михаил Касьянов сказал: «Приток капитала и приход иностранных инвестиций… приведут к тому, что российский финансовый рынок окажется в уязвимом положении… Это создаст дополнительные напряжения для денежных властей в РФ, тем более в условиях высоких цен на нефть».
       Председатель правительства боится иностранных инвестиций не зря. За время, прошедшее с «черного» августа 1998 года, в России так и не появилось сильной банковской системы. Экономика по-прежнему опирается на экспорт сырья, а монетарная политика властей сводится к запиранию дополнительных доходов бюджета в финансовом резерве: по мнению правительства, так нужно бороться с инфляцией. Дело в том, что масштабный приток портфельных инвестиций в Россию сегодня имеет тот же эффект, что и приток нефтедолларов на волне высоких нефтяных цен: приходится либо поднимать курс национальной валюты, либо накачивать экономику вновь напечатанными рублями. И то, и другое ведет к печальным последствиям, ведь национальное хозяйство сегодня не может ни впитывать деньги, ни конкурировать с иностранцами.
       Решение Moody's «усложняет жизнь правительству, ЦБ и финансовым институтам, поскольку им придется работать с большими потоками финансовых ресурсов, которые будут двигаться в страну и из страны», – сказал зампред Банка России Константин Корищенко.
       Это признает и сам премьер-министр: «Нам и так некуда девать средства Пенсионного фонда и стабилизационного резерва. Я несколько утрирую, но приход инвесторов усложняет эту задачу для нас». Иными словами, и так денег завались (не у населения, конечно), а тут еще иностранцы со своими долларами.
       
       Алхимия финансов
       На следующий день после новости от Moody's упал курс доллара к рублю. Центробанк сдерживал падение американской валюты на уровне 30,2350, но, когда он прекратил скупать доллары по этой цене, падение «зеленого» возобновилось. Дальше процесс продолжился, в минувшую пятницу доллар на бирже стоил уже 30,0741 рубля. Поднялся курс акций российских компаний. В частности, выросли акции Сбербанка, у которого на балансе государственные облигации на сумму около 10 млрд долл., подскочившие в цене вместе с котировками всех других облигаций, выпущенных российскими эмитентами 3.
       Брокеры ожидают, что в ближайшее время в Россию хлынет поток долларов, направленных на фондовый рынок. Стало быть, акции российских предприятий будут расти в цене, а курс доллара – снижаться. Биржевики, как всегда, опережают события, чтобы запрыгнуть в поезд первыми и выиграть побольше, поэтому продают доллары дешевле и покупают акции дороже уже сейчас.
       
       Пирамида
       К сожалению, новый рейтинг не привлечет к нам прямые инвестиции 4. Чтобы что-то производить и строить в России, нужно решать проблемы, не охваченные специалистами рейтингового агентства. Предпринимателя заботит не кредитный рейтинг страны, а отношения с налоговой службой, милицией, пожарными и бандитами. В общем, все то, что провоцирует бегство капиталов из России.
       Стало быть, это будут портфельные инвестиции. Как в 1996 — 1998 годах. Только тогда иностранные деньги шли в основном на рынок ГКО, теперь же их целью станет рынок акций.
       Проблема в том, что около 80% российского фондового рынка – акции сырьевых компаний, в первую очередь нефтяных. Они переоценены (по показателю соотношения цены и прибыли. – И.А.) уже сейчас. Вполне вероятно, что транши западных фондов, если они все-таки придут на наш рынок, поднимут котировки еще выше. Ведь они закачивают деньги в акции почти механически (это признают многие фондовики): есть инвестиционный рейтинг – вперед! Но все-таки у них есть некие опорные мотивы. В нашем случае это прибыль сырьевиков, которая зависит от цен на нефть, и другие природные ресурсы. Когда нефтяные цены сколько-нибудь серьезно упадут, рухнут и котировки акций. Иностранцы будут выводить капитал из акций в доллары так же спешно, как когда-то вытаскивали его из пирамиды ГКО.
       …Впрочем, ударной возгонки акций и последующего падения может и не случиться. Владимир Мальханов из инвестиционного департамента банка «Уралсиб» отмечает, что оценка Moody's – неоднозначный индикатор. «Оценки этого агентства очень волатильны (то есть часто изменяются то в одну, то в другую сторону. – И.А.), оно повышало и через полгода понижало рейтинг Словении», — говорит он. Вот что еще любопытно: «Россия – единственная страна, которая имеет и инфляцию выше 10% в год, и инвестиционный рейтинг одновременно». Странно все это. Мальханов считает, что массированного притока портфельных инвестиций может и не быть.
       Сергей Егишянц из инвестиционной компании IT-trade полагает, что деньги западных фондов все-таки придут. «Сначала они пойдут в российские еврооблигации, – говорит он. — Затем в российские рублевые облигации, а также облигации крупных компаний. Конечно, большие деньги попадут и на рынок акций, котировки сильно вырастут». По мнению аналитика, можно ожидать заметный рост акций «второго эшелона», то есть крупных региональных компаний. Правда, подчеркивает Егишянц, «вопрос, сколько денег придет в российские активы из Запада, пока еще остается открытым».
       Андрей Годзинский из Восточной финансовой компании и вовсе недоумевает по поводу биржевого ажиотажа. «Рост акций, может быть, получится, но он будет спекулятивный по сути и недолговременный. Как может страна быть привлекательной для инвестора, если радужные отчеты правительства о росте ВВП в 6% происходят на фоне деградации инфраструктуры, износа и разрушения домов, дорог и мостов, унизительной бедности населения? Конечно, иностранные фонды могут приподнять индекс РТС 5, но к реальной экономике это имеет весьма условное отношение».
       Итак, резюмируем. Получив инвестиционный рейтинг, мы ничего не выиграли: прямых инвестиций все равно не будет. Зато попали в зависимость от международных потоков портфельных инвестиций. Пока цены на сырье, добываемое в России, на мировых рынках высоки, рубль будет дорожать, а курс акций российских предприятий – расти. Случись падение сырьевых цен, акции рухнут, а вместе с ними упадет рубль.
       Часть граждан – тех, кто покупает акции или паи паевых инвестиционных фондов, будет, так сказать, страдать «по-заграничному» – от кризисов на рынке ценных бумаг. Кстати, в ближайшем будущем это коснется всех нас, так как по мере продвижения пенсионной реформы часть пенсионных накоплений будет инвестироваться в ценные бумаги. А пока что от потерь на бирже нас спасет наша недоразвитость, ведь число россиян, активно вкладывающих сбережения в акции, составляет меньше одного процента.
       
       Игорь АНДРЕЕВ
     
       1 Кредитный рейтинг Moody's представляет собой оценку по шкале, принятой этой компанией. На шкале — несколько разделов: инвестиционный, спекулятивный и дефолтный. Каждый из них содержит несколько «ступенек». Инвестиционный рейтинг в целом означает, что данному субъекту можно одалживать, спекулятивный – что есть некоторый (возможно, несущественный) риск невозврата, дефолтный – что субъект, скорее всего, не расплатится по долгам.
       2 Портфельные инвесторы вкладывают средства в биржевые ценные бумаги с целью перепродажи; они не занимаются развитием действующего или нового производства.
       3 Эмитент – субъект, выпускающий акции или облигации.
       4 Прямые инвестиции – вложения инвесторов в реальный сектор экономики: инвестор покупает действующий или создает с нуля новый завод, организует производство, нанимает работников и т.д.

       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera