Сюжеты

ОТДАТЬСЯ МИЛЛИОНАМ

Этот материал вышел в № 79 от 23 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Основной предвыборный инстинкт — страсть к телеэфиру Один из приятелей Пушкина сказал, что нет названия смешнее, чем «Московский английский клуб». Пушкин возразил: — А «Императорское человеколюбивое общество»? Телепередача «Основной...


Основной предвыборный инстинкт — страсть к телеэфиру
       

     
       Один из приятелей Пушкина сказал, что нет названия смешнее, чем «Московский английский клуб». Пушкин возразил: — А «Императорское человеколюбивое общество»?
       
       Телепередача «Основной инстинкт» была посвящена русской национальной идее, которую придумал А. Чубайс. Он активно ее пропагандирует. Идея называется «Либеральная империя». Срок построения — 50 лет. Народу опять, как при Ленине — Сталине, предлагается отдать все силы ради светлого будущего.
       Знаменитый кинорежиссер Никита Михалков («Свой среди чужих») сидел в студии рядом с Чубайсом и восклицал со всей искренностью большого артиста:
       — Мне нравится, что говорит Чубайс! Я считаю его великим менеджером! Одним из лучших в Европе организаторов! Он похож на потрясающе мощного коренного коня, который впряжен в дли-и-и-нную телегу, полную политических трупов.
       Ведущая передачи «Основной инстинкт» Светлана Сорокина немедленно уточнила у Чубайса:
       — Кого вы тянете в телеге, Анатолий Борисович? СПС?
       Публика в студии смеялась. Неловкость постарались замять.
       ЧУБАЙС. Художнику виднее.
       МИХАЛКОВ. Я — художник. Я — артист, мое место в буфете. С утра выпил — весь день свободен. Что с меня взять?.. Главное, что здесь есть, — масштаб мышления! Масштаб мышления на 50 лет! И Чубайс приглашает к обсуждению всех. И разговор-то действительно честный. Поэтому мне думается, что… я с огромным интересом… я вообще, так сказать, к слову либерализм, так сказать, по-старообрядчески отношусь и поэтому не буду его обсуждать. И считаю, что вообще правые силы совсем другими были и не те, которые сейчас, но это другое… Это мое частное мнение… Но я считаю…
       Запутался. Сорокина поспешила передать микрофон госпоже Нарочницкой, доктору исторических наук. Доктор Нарочницкая не подкачала: «Господин Чубайс действительно гениальный менеджер!».
       Это не часто бывает, чтобы человеку в глаза говорили «великий», «гениальный». И не один на один, а публично, на глазах у всей страны.
       Поддержать Чубайса в студию Первого канала, кроме Никиты Михалкова, пришел еще один знаменитый кинорежиссер — Андрей Смирнов («Белорусский вокзал»). Простодушный человек подумает, что, отстаивая идею, надо опираться на философов. Но Чубайс — профессионал.
       Другую точку зрения отстаивал Явлинский. Он, как чайник, взял с собой историка и политолога. Почему он никогда не приводит с собой знаменитых артистов, генералов, гимнасток — непонятно.
       
       Если в телестудии встречаются лидеры враждебных политических партий — а вражда СПС и «ЯБЛОКА» известна, — то о чем бы они ни говорили, получаются политические дебаты.
       Обычно спорят о земных практических вещах: о квартплате, медицине, образовании, пенсиях и о том, сразу ли уничтожить всех олигархов или постепенно. Об идеях не спорят никогда. Во-первых, время безыдейное. Во-вторых, в таких высоких сферах трудно что-то доказать. О пенсиях просто. Один говорит: «Увеличим втрое!». Другой: «Увеличим впятеро!!!». Ясно, что голосовать надо за того, кто больше обещает.
       Что касается национальной идеи…
       Не каждый решится сказать великому народу: «Эй, я придумал вам идею!».
       Вряд ли ее можно выдумать. Ее, если очень повезет, можно почувствовать, услышать душой. И далеко не каждая душа обладает таким слухом.
       Сформулировать национальную идею мог бы честный человек. Философ, которому лично ничего не надо.
       А человек, которому постоянно и много надо, к идеям в принципе совершенно глух. В его душе для них нет места.
       Бизнесмены (менеджеры) делают деньги — вот их природа. Они делают деньги для себя. А идея — это для всех. Честные размышления о национальной идее — дело абсолютно неприбыльное, бизнесмену чуждое.
       Когда национальную идею предлагает политик — это еще хуже. Идея «грабь награбленное», идея чучхе, идея экспорта революции, идея «Германия превыше всего», идея борьбы с врагами народа — все эти идеи оказывались смертельными для наций. А ведь как красиво оформлялись — лозунгами, шествиями, монументами… А взяв власть, уже не позволяли себя обсуждать. Только восторгаться.
       Объявлять себя автором национальной идеи — все равно что объявлять себя автором погоды.
       Обсуждать «философию» нечестных нет смысла.
       Обсуждать «их идеи» —все равно что играть в шахматы с Остапом Бендером. Простодушным жителям Васюков хотелось играть в шахматы. Бендеру хотелось забрать у них деньги и убежать. Он бы там и выборы выиграл, но торопился за бриллиантами.
       Нечестный человек не может сочинить настоящую идею, он не так устроен. У жадных и циничных в мозгу не рождаются светлые идеи, у них рождаются схемы. Схема ГКО, схема ваучерной приватизации, схема залоговых аукционов, схема дефолта… И еще «400 сравнительно честных способов».
       А Россия, как богатая девушка из хорошей семьи, должна понимать, что, если опытный циник дарит ей красивый подарок, значит, чего-то хочет. И всем понятно, чего.
       
       Вот как Чубайс формулирует суть своей «Либеральной империи»:
       — На пространстве СНГ вообще нет и не может быть другого лидера, кроме России! Ни одна значимая проблема в СНГ не может быть решена без России! Невозможно решить проблему Нагорного Карабаха без России! Невозможно решить проблемы Приднестровья и Молдовы, Абхазии и Грузии! Есть Монголия! И не только Монголия! Давайте об этом скажем ясно и определенно! Не шепотом!
       Зачем изображать прописную истину так, будто это новость, будто этого никто не знает? Зачем создавать впечатление, будто все трусливо шепчут и только один смельчак говорит громко? Понятно, зачем.
       Простодушно желая помочь Чубайсу, кинорежиссер Смирнов уточнил: «Мы были, есть и остаемся результатом завоевания колоний. Как бы политики ни старались, Россия не выскочит ни из имперской психологии, ни из имперских задач».
       ЯВЛИНСКИЙ. На Украине невозможно найти человека, который согласится, что Украина должна быть колонией России. Этот термин (империя) будет рождать противостояние с ближайшими соседями. Мы еще раз оттолкнем их от себя. Если Россия — это империя, значит, нам предстоит очень неприятный диалог с Татарстаном, Башкирией, остальными республиками. Зачем устраивать в такое сложное время такие столкновения? Просто потому, что это звонкий и красивый тезис? Идея эта («Либеральная империя») может некоторое время морочить головы людям, отвлечь от реальных проблем. За последние десять лет в стране создали абсолютно несправедливый бандитский капитализм. И сегодня нужно ликвидировать эту систему. А вместо этого предлагается со страшной силой распространять что-то, что якобы в России есть.
       ЧУБАЙС. Сегодня в Россию едут с Украины, из Казахстана, с Кавказа! Мы растем, мы развиваемся. Я считаю, что интерес к России не может ограничиваться ее границами. Он шире, чем наши границы… Надо громко и ясно сказать: Россия будет защищать интересы русских и России за пределами страны! Россия будет защищать русскую культуру! Россия будет защищать русский язык! Россия будет поддерживать экспансию российского бизнеса! Да, давайте встанем во весь рост!!!
       Разве для таких заявлений нужна храбрость? Это и Путин говорит. Это и Жириновский уже много лет говорит — вот уж кто не шепчет.
       Знакомая манера. Жириновский: «Я подниму Россию с колен!». Чубайс: «Давайте встанем во весь рост!». А еще было: «Германия, проснись!».
       ЯВЛИНСКИЙ. Да, в Россию едет очень много несчастных людей, самых неквалифицированных, на самую простую работу. Но, к великому сожалению, люди, у которых высокая квалификация, люди, которые получили очень хорошее образование, уезжают из России каждый день. Россия по своим либеральным показателям находится на 123-м месте, после Заира. Ниже нас из всего СНГ только Украина. (Правда, если говорить о Туркмении, то в ней пока либерализм еще не меряют. Просто нет такого прибора, с помощью которого это можно сделать.) Россия имеет и задачу, и шанс сделать так, чтобы ближайшее зарубежье считало Россию сверхдержавой, стремилось к ней, работало с ней. Но для этого надо построить свою жизнь внутри страны так, чтобы у нас не было сорока миллионов бедных, надо с МВД разобраться, надо, чтобы были независимый суд, свободные СМИ — тогда к нам и так все люди потянутся. Главное в нашей стране и в истории — это стремление к свободе и справедливости. И еще — уважение. Для людей принципиально важно, уважает ли их государство, уважают ли они своего лидера, уважают ли их профессию, уважают ли их в стране. Эти три слова — справедливость, свобода и уважение — и есть главное.
       ЧУБАЙС. В моем понимании уважение к политическим лидерам в стране может быть только тогда, когда они видят не только вчерашний день, но и завтрашний и послезавтрашний. Это та тема, которая не обсуждается вообще. Про итоги приватизации — сколько хочешь! Про антинародную политику правительства — сколько хочешь! Ребята, проехали! Приватизация закончилась в стране пять лет назад. У нас впереди — будущее большое у страны!
       
       После монтажа последнее слово осталось за Чубайсом. Да и время передачи распределилось не совсем поровну. Явлинскому и его сторонникам досталось 40 процентов времени, Чубайсу с кинорежиссерами — 60. Но вряд ли это имеет значение. Те, кто верит Чубайсу, останутся с ним. Те, кому ближе взгляды Явлинского, останутся на его стороне. Вряд ли телепередача может перетянуть сторонников, изменить расклад сил.
       Зато телепередача помогает узнать, каков этот расклад.
       В тот же вечер, сразу после выхода в эфир «Основного инстинкта», КОМКОН провел телефонный опрос 1000 человек по случайной выборке. Учитывалось мнение людей старше 18 лет. Им был задан вопрос: «С позицией кого из участников вы согласны?». Ответы распределились так. С Чубайсом согласны 19 процентов, с Явлинским — 50, ни с одним из них — 15, затруднились ответить — 16.
       И вот это — самый важный результат. Сторонников Явлинского оказалось в два с половиной раза больше, чем сторонников Чубайса.
       И еще очень важно: кто эти сторонники.
       Телезрителей можно в данном случае условно разделить на четыре категории: явлинцы, чубайсцы, чужие (например, жириновцы), ничьи.
       Сомнительно, чтобы чубайсцы вдруг превратились в явлинцев. Сомнительно, чтобы чужие — жириновцы, грызловцы или зюгановцы — вдруг (за 45 минут) в массовом порядке поменяли ориентацию.
       Если кого и можно привлечь на свою сторону, то именно «ничьих» — аполитичных, неопределившихся. Но смотрят ли они такие передачи?
       Одновременно с «Основным инстинктом» на других каналах показывали: сериал «Вторая половина», юбилейный выпуск «Сегодня» с Осокиным и Митковой, фигурное катание сильнейших профессионалов мира, «Адъютант его превосходительства», «Классика юмора» и т.д. на любой вкус. А ведь есть еще хорошие люди, которые вообще не смотрят телевизор.
       Так что зрители политической телепередачи — не случайные люди. Сколько их? Из тысячи взрослых, опрошенных КОМКОНом, дебаты смотрели 311 человек. Остальные 689 либо не смотрели ТВ вообще, либо смотрели другую передачу.
       Эти 311, скорее всего, пойдут голосовать. 311 из тысячи — это явка, равная 31 проценту. Очень похоже на недавнюю явку в Питере (29 процентов избирателей на губернаторских выборах). Мало.
       Понимая это, Чубайс и позвал Никиту Михалкова. Не столько для поддержки своей империи, сколько для привлечения к экрану аполитичных зрителей. Хорошо, если Михалков оправдал эти расчеты Чубайса. Хорошо, если зрителей стало больше и они увидели и услышали, как Михалков говорит о Чубайсе: «Я считаю его великим!.. Он похож на мощного коренного коня!..».
       Это, безусловно, слова восторга и любви. Жаль только, что они — бывшие в употреблении. Трижды б/у. Михалков говорил их в 1993-м, сидя рядом с Руцким (когда тот был вице-президентом России). Михалков был вторым номером в партии Черномырдина «Наш дом — Россия» в 1995-м (когда Черномырдин был премьер-министром). Михалков ездил в Карачаево-Черкесию агитировать за Березовского в 1999-м (когда тот был всемогущим).
       Пользоваться поддержкой такой многоопытной особы — это гений чего-то недодумал. Только утопая, можно было разом схватиться за две соломинки: за риторику Жириновского и за агитатора Березовского.
       Опасный сосед этот Михалков. Руцкой оказался на нарах в «Лефортове»; Черномырдин — в опале, сослан на Украину; Березовский бежал и стал эмигрантом. По логике вещей Чубайса ждет что-то страшное, а Михалков обнаружится рядом с Грызловым.
       Это наследственное. Сергей Михалков (отец Никиты) сочинил сталинский гимн в 1944 году. Через девять лет режим закончился. Потом он сочинил брежневский гимн в 1977 году. Через восемь лет режим закончился. Потом он сочинил путинский гимн в 2000 году — черт его знает, что это значит; страшно даже подумать.
       
       Есть фразы, которыми человек остается в истории. Есть фразы, которые остаются на лбу сказавшего, как каинова печать.
       Так на лбу бывшего министра обороны Грачева горит «одним полком за два часа». Стотысячная группировка воюет девять лет.
       На лбу Чубайса: «В Чечне возрождается русская армия! А кто думает иначе — предатель!». Либерально.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera