Сюжеты

ИЗ ЖИЗНИ ДВОЙНЫХ АГЕНТОВ

Этот материал вышел в № 80 от 27 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Голландца Арьяна Эркеля похитили те же, кого использовали для ликвидации иорданца Хаттаба Скоро 10 лет, как идет чеченская война, плавно перетекая из первой во вторую. И все эти годы военные действия сопровождаются криминальным бизнесом,...


Голландца Арьяна Эркеля похитили те же, кого использовали для ликвидации иорданца Хаттаба
       

    
       Скоро 10 лет, как идет чеченская война, плавно перетекая из первой во вторую. И все эти годы военные действия сопровождаются криминальным бизнесом, связанным с похищениями людей. Этим промышляют чеченские боевики, их подельники из Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии. Зачастую фамилии бандитов и их местоположение известны нашим правоохранительным органам и спецслужбам; мало того, некоторые офицеры ухитряются иметь свою прибыль от торговли людьми (об этом «Новая газета» писала неоднократно). Известна также практика спецслужб всего мира — привлекать для выполнения особо щекотливых поручений криминальные структуры. Наши — не исключение. «Новая газета» также неоднократно писала о том, что криминальные агенты ФСБ и ГРУ принимали участие во многих таинственных событиях. Например, в похищении известного журналиста Андрея Бабицкого. Были у нас подобные подозрения и в отношении еще одного загадочного происшествия — похищения голландского врача Арьяна Эркеля, самого известного из удерживаемых сейчас заложников. Мы провели собственное журналистское расследование. Перед вами — его промежуточные итоги.
       
       Напомню, что Арьян Эркель, гражданин Голландии, работавший на швейцарскую миссию «Врачей без границ» в Дагестане, был похищен поздним вечером 12 августа прошлого года на окраине Махачкалы. По факту похищения было возбуждено уголовное дело, которое до сих пор ведет прокуратура Республики Дагестан, а оперативная поддержка поручена местному отделу по борьбе с организованной преступностью. Его руководитель — полковник Ахмед Кулиев, а непосредственно поиском Эркеля занимается полковник Имамутдин Темирбулатов. Ежедневно в 20.00 на оперативном совещании у министра внутренних дел Дагестана генерал-лейтенанта Адилгирея Магомедтагирова доклад об этом расследовании заслушивается в первую очередь. Кроме того, по делу Эркеля работает специальная оперативная группа ФСБ России, направленная в Дагестан по приказу ее директора Николая Патрушева. Всяческую помощь в расследовании призвано оказывать Главное управление по борьбе с оргпреступностью МВД России. Дело — на контроле у министра внутренних дел Бориса Грызлова, министра иностранных дел Игоря Иванова и президента Владимира Путина.
       Это, так сказать, официальная часть. Но самое главное укрыто от глаз наблюдателей.
       
       По следам Эркеля
       С момента похищения Эркеля я начал свое журналистское расследование. Мне пришлось неоднократно встречаться с разными людьми, которые в той или иной степени профессионально занимаются делом Эркеля: ведут расследование по линии правоохранительных органов, а также с посредниками, работающими как в Дагестане, так и в Чечне, для которых все это — своего рода бизнес. Они всегда имеют свою долю. Понятно, что чем дороже заложник, тем выше доля посредника.
       И поэтому они зачастую значительно завышают ту первоначальную сумму, которую запрашивают за несчастного человека похитители.
       В частности, посреднические функции покойного Балауди Текилова в освобождении солдат и офицеров оценивались Борисом Березовским в десятки тысяч долларов, а Салавди Абдразакова, специализировавшегося на похищенных журналистах и гражданах других государств, — в сотни тысяч долларов. Сами же похитители получали миллионы.
       Как удалось выяснить, в деле Эркеля посредник — некий уроженец Панкисского ущелья Грузии (не будем называть фамилию в интересах следствия и чтобы не повредить самому заложнику). Через него довольно сложным маршрутом информация о требованиях похитителей напрямую поступает в Голландию — на родину Эркеля и в Швейцарию, где расположен офис правозащитной организации, которую он представляет.
       Пять миллионов долларов — таково требование похитителей за его освобождение.
       
       Под двойным контролем
       — Кому мешал Эркель, почему его деятельность в Дагестане тщательно контролировалась местным управлением ФСБ? — спрашиваю одного из сотрудников спецслужбы. Офицер, который знает меня много лет, говорит:
       — Понимаешь, его поведение было не совсем адекватным той гуманитарной миссии, ради которой он находился на территории Дагестана: встречался с представителями местной оппозиции, интересовался воинскими частями, обсуждал какие-то вопросы с американскими военными дипломатами, приезжавшими на Северный Кавказ.
       — Ну и что? Может быть, хотел оказать помощь медикаментами: он же «врач без границ», пациентов не выбирает…
       — А ему никто по поводу этих встреч претензий и не предъявлял. Просто ФСБ действовала по своим правилам: наблюдала, анализировала.
       — Поздним вечером 12 августа прошлого года, в момент похищения, за Арьяном также наблюдали сотрудники ФСБ?
       — Да.
       — Почему же они не воспрепятствовали похитителям, не преследовали их, не подключили, в конце концов, милицию, если у самих не хватало сил?
       — Этот вопрос ты должен задать начальнику Управления ФСБ по Дагестану генералу Владимиру Муратову.
       — Задам — на страницах «Новой газеты». И не только этот вопрос. Я не сомневаюсь, что наблюдатели из ФСБ засекли, что за Эркелем кто-то, кроме них, также ведет наблюдение. Причем профессионалы из ФСБ не могли не догадаться, что «хвост № 2» — криминальный. Более того, через своих людей сотрудники ФСБ предупредили Эркеля о возможном его похищении.
       — Ты прав. После предупреждений, по всей видимости неоднократных, Эркель посетил в Махачкале Управление ФСБ по Дагестану и Региональное управление по борьбе с оргпреступностью. Там ему была предложена охрана, от которой он отказался.
       По существу, Эркель пренебрег вопросами личной безопасности ради каких-то непонятных целей. Напрашивается вывод: кроме гуманитарных у миссионера были какие-то другие задачи.
       — Намек на шпионаж? Ваше ведомство не может избавиться от шпиономании? Во-первых, в отношении Эркеля это никак не доказано, а во-вторых, вы можете себе представить «врача без границ» с охраной из представителей спецслужб?
       — Да, не доказано. Но вопросы остаются. Эркелю, похоже, было что скрывать, раз он пренебрег даже собственной безопасностью после многочисленных предупреждений.
       На самом деле все эти вопросы — второстепенны. Лишь бы был жив Эркель. Лишь одна ремарка: сотрудники ФСБ все-таки изначально были в курсе событий.
     
       Подвиг разведчика
       Несколько лет назад ФСБ удалось внедрить в среду дагестанских ваххабитов, непосредственно связанных с Хаттабом и Басаевым, своего офицера. Через определенное время агент уже на равных общался с лидерами экстремистов из Ботлихского, Шамильского, Унцукульского, Цумадинского районов Дагестана. Через связного по имени Ибрагим, который, судя по всему, был использован, что называется, втемную, ему и удалось передать Хаттабу отравленное письмо.
       После ликвидации одного из главных террористов его «коллеги» приступили к тщательному расследованию причин его неожиданной смерти. В какой-то степени им в этом помог начальник Центра общественных связей ФСБ генерал Зданович. Он с гордостью рассказал в телеэфире о проведенной операции.
       Внедренного офицера тайным указом президента наградили звездой Героя России, он также получил досрочно очередное звание полковника и был направлен на работу за пределы России.
       А вот Ибрагима бандиты нашли в Азербайджане и казнили по приговору шариатского суда. Кстати, среди тех, кто приводил приговор в исполнение, был двоюродный брат Ибрагима, назовем его условно Имам, который вместе со своим ближайшим окружением тоже оказался в сфере влияния агентов ФСБ.
       Но авторитет Имама среди террористов был довольно высок: он и его люди участвовали в заказных убийствах, похищали людей, организовывали теракты. Видимо, поэтому сурового наказания Имам избежал, но ваххабитское руководство поставило перед ним несколько задач: отомстить за смерть Хаттаба громким терактом; пополнить казну, так как после ликвидации Хаттаба почти приостановился поток финансовых вливаний от международных экстремистов на содержание бандформирований и террористическую деятельность.
       
       Ответный удар
       Имам организовал серию терактов. Самым крупным и бесчеловечным из них был взрыв на площади Ленина в Каспийске, в результате которого погибли 43 человека, в том числе дети. Более того, сотрудники ФСБ клюнули на провокацию в отношении офицеров из 136-й Буйнакской бригады.
       Получив дезинформацию и не разобравшись в ней толком, Управление ФСБ по Дагестану арестовало военных. К следствию были подключены отдел по борьбе с экстремизмом и терроризмом МВД и республиканская прокуратура. В результате, мягко говоря, предвзятого следствия восемь человек (из них семь офицеров) более года провели под стражей, подвергались пыткам и унижениям, чтобы затем в суде быть оправданными.
       А группа Имама продолжала акции устрашения — она если не организовала, то спровоцировала убийство руководителя управления по борьбе с терроризмом Ахвердилава Акилова и шестерых его подчиненных. По нашим сведениям, еще несколько громких убийств, совершенных в Республике Дагестан, — тоже дело рук людей Имама.
       И в довершение всего с целью пополнения казны бандформирований был похищен руководитель миссии «Врачей без границ» Арьян Эркель. А Имаму удалось в очередной раз «подставить» ФСБ. Ведь сотрудники этого ведомства, как мы выяснили, действительно следили за голландцем, и подозрение, естественно, пало на них.
       В причастность офицеров ФСБ к этому преступлению поверили многие знающие люди, поскольку ведомство это не раз «подставлялось» само. Мне лично во всех деталях известно, как именно ФСБ при содействии МВД и одного из замов генерального прокурора организовала «обмен» корреспондента радио «Свобода» Андрея Бабицкого, которого на самом деле держали в чеченском селении Автуры в доме агента ФСБ Газимагомеда Дениева. А ведь было еще и дело американского миссионера Кеннета Глака, в похищении которого спецслужбы также сыграли свою роль.
       
       Где держат Эркеля
       Из различных источников в Дагестане и Чечне, в том числе из среды посредников-«бизнесменов» (кое-кто из них выходил на представителей «Врачей без границ» и от моего имени), известно, что Эркеля из Дагестана перевезли в Чечню и довольно долгое время держали в Ножай-Юртовском районе. Но некоторое время назад вернули в Дагестан.
       Через различные, не связанные друг с другом источники как в Дагестане, так и в Чечне известно также и о том, что похитил и по-прежнему удерживает Арьяна Эркеля человек, названный нами условно Имамом (его настоящие имя и фамилия известны и нам, и правоохранительным органам), и его банда, члены которой также известны поименно.
       Имам не прячется, свободно живет в Дагестане. Активно общается и с высокопоставленными представителями местной власти, правоохранительных органов и даже на некоторых из них имеет определенное влияние. О нем и его террористической деятельности известно многое, но в то же время он пока неуязвим. Взять его — это значит почти наверняка потерять Эркеля.
       Прежде чем публиковать этот материал, я, безусловно, думал: а надо ли это делать сейчас? Хотя мы и не называем настоящего имени, Имам, безусловно, себя узнает. Не помешает ли это делу?
       Но ведь о кровавых преступлениях Имама известно давно. О них знали и год, и два, и шесть лет назад. Почему же он продолжает убивать, похищать, грабить, терроризировать всю республику?
       Его просто боятся те, кто должен и обязан избавить общество от имамов. Ведь его киллеры доставали и уничтожали своих противников, среди которых и высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов, находившиеся под серьезной охраной, и до, и после похищения Арьяна Эркеля. А кроме того, Имам слишком много знает о настоящей и тайной жизни многих представителей власти и спецслужб.
       Думается, что Имам сам сейчас в своеобразном тупике, прекрасно понимая, что так долго продолжаться не может. И потому единственный выход для него — отпустить Эркеля безо всяких условий.
       

       Дагестан — Чечня — Москва

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera