Сюжеты

ЕСТЬ ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: ЧИНОВНИКИ БЕЗДЕТНЫ

Этот материал вышел в № 80 от 27 Октября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Минобороны и Минкульт лишили инвалидов права на профессию СПРАВКА «НОВОЙ ГАЗЕТЫ» Среди выпускников института есть лауреаты и дипломанты российских и международных конкурсов, члены Союза художников, ассистенты и аспиранты творческих вузов....


Минобороны и Минкульт лишили инвалидов права на профессию
       

        
       СПРАВКА «НОВОЙ ГАЗЕТЫ»
       Среди выпускников института есть лауреаты и дипломанты российских и международных конкурсов, члены Союза художников, ассистенты и аспиранты творческих вузов. В этом году студенты института Алексей Знаменский и Максим Тиунов стали лауреатами фестиваля имени Андрея Миронова, исполнив на языке жестов песни Челентано и Дассена.
       
       СПРАВКА «НОВОЙ ГАЗЕТЫ»
       Государственный специализированный институт искусств был создан в 1990 году на базе Всесоюзного центра творческой реабилитации инвалидов для подготовки актеров, музыкантов, художников. Принимаются в институт люди с физическими и сенсорными недостатками — частичным или полным нарушением зрения или слуха, нарушением опорно-двигательной системы. Постоянный контингент учащихся –110–120 человек. Ежегодный прием — 40.
       
       В этом году Олеся Турко, выпускница курса чтецов Государственного специализированного института искусств, получит диплом. Однако считать себя обладательницей высшего образования она сможет лишь де-факто. Права считать его таковым де-юре выпускники упомянутого высшего заведения лишены уже шесть лет. На юридическом языке это обстоятельство квалифицируется как поражение в правах.
       Эта формулировка как нельзя лучше отражает и судьбу единственного в России института, где обучаются одаренные инвалиды.… Впрочем, хорошего мало.
       
       Отъем образования
       С полноценным дипломом повезло только первым трем выпускам — печать в нем соответствовала вузовскому стандарту. В 97-м началась история, которая из всех известных «иллюстраций» к теме «отношения государства и отдельно взятого инвалида» по праву претендует на звание одной из самых ярких.
       Шесть лет назад Министерство образования выпустило постановление, из которого следовало, что любое заведение высшего образования страны должно иметь статус юридического лица. У института, о котором идет речь, положенного статуса не оказалось — институт по уставу являлся подразделением Центра творческой реабилитации инвалидов (далее в тексте Институт и Центр. — Н.Ч.). Обычная логика в этой ситуации подсказывала следующее: провести повторную аккредитацию института, выделить из подчинения Центра и присвоить положенный статус. Кстати говоря, особых условий аккредитации институт для себя не требовал: программы, по которым ведется обучение, соответствуют всем академическим нормам творческих вузов — различаются, что понятно, лишь методики. Но логика человеческая и логика ведомственная идут такими разными путями, что практически лишены шансов на встречу.
       По дальнейшей ведомственной переписке, которая длится вот уже четыре года, можно составлять хрестоматийное пособие по технологии отписок. Институт апеллировал к министру культуры Швыдкому, бывшему вице-премьеру Матвиенко, министру образования Филиппову с просьбой вмешаться и провести аккредитацию института.
       Только в Министерстве культуры дело пролежало год без какого-либо внятного движения, затем плавно переместилось под ответственность правительства России, где зависло вновь.
       Сейчас, по словам ректора института Александра Ишина, пройдя по третьему, замкнутому кругу цепочки Минкультуры — Минобразования — правительство, дело как будто добралось до последней, решающей инстанции — Минфина России, который, по понятным соображениям, не слишком заинтересован в создании еще одной бюджетной единицы. За эти годы институт выпустил около 120 человек с «некондиционным» дипломом.
       
       Непокорив-шиеся
       …Студенты выпускного курса чтецов пригласили меня на прослушивание самостоятельных работ. Пятикурсники-чтецы — самые «сохранные», на первый взгляд, в смысле инвалидности, студенты. Олеся, читая рассказ Улицкой «Бронька», легко ходила по сцене, резко останавливаясь, иногда в ритме нервного повествования сжимала в монологе руки, которые белели от напряжения. Маленькая аудитория вслед за ней напрягалась, местами смеялась, а порой доходила до прорывавшейся сентиментальной слезы... Олеся реакцию аудитории не видела, она вообще мало что может увидеть — только силуэты и очертания. Тексты ей читает мама, что-то удается выучить с кассет с записями мастеров сцены. Олеся очень надеется на филармонию, которая в этом году будет набирать чтецов по конкурсу. Для нее это единственный шанс доказать собственную профпригодность и получить работу. Ее сокурсники Сергей Ульяненков, Алексей Ляшев, Наташа Шевченко, Таня Федорова — в таком же положении.
       Разговаривать с ними трудно, в том смысле, что приходится как-то манипулировать синонимами, чтобы избежать слова «инвалид». Произносить этот пожизненный диагноз в диалоге язык не поворачивается — передо мной сидят красивые и уверенные в себе люди. Сегодня их главная проблема — получить диплом, который они заработали честно. В практическом смысле ущербность некондиционного диплома в том, что он не дает права на преподавание, дальнейшее обучение в аспирантуре и совместительство. «Мы хотели получить высшее образование, а не творческую реабилитацию», — это их основной аргумент, который они попытались отстоять в суде. Таганский межмуниципальный суд вынес решение столь казуистическое, что воспроизвести его дословно — значит надругаться над русским языком: «…В исковом заявлении истцы просят обязать Минобразования, Минкультуры и Центр реабилитации провести регистрацию учредительных документов… Сами истцы участниками данных отношений не являются, и спор не затрагивает их права, свободы и законные интересы…». В переводе вердикт означает, что нет у учащихся шансов отстоять свою правоту, потому что вроде как и конфликта нет.
       Ректор института Александр Ишин «экстремизм» студентов не одобряет. В разговоре с корреспондентом он убеждал, что ни одного его выпускника не дискриминировали по «дипломному признаку» при поступлении на работу, потому что «в творческой работе оценивают всегда талант, а не диплом». Только студенты, по сути, не «корочку» отстаивают, а собственное человеческое достоинство.
       …На стене в фойе института висит объявление, которое студентов, судя по всему, должно избавить от комплекса лишенцев: «Желающие могут записаться на консультацию к психологу. Тема: «Как бороться со стрессами».
       
       Отъем имущества
       Государственный масштаб в этой истории на то и масштаб, чтобы не ограничиться одной коллизией — с дипломами.
       Кроме диплома о высшем образовании был у Центра творческой реабилитации инвалидов свой дом на Арбате, полученный на правах оперативного управления от Минимущества договором №12/42 от 12 апреля 1994 года. В доме 37/2, строение 2 по улице Арбат планировалось разместить художественные мастерские, сцену, кабинеты для занятий. Собственно, и сам Центр полноценно функционировать мог только на своей территории — предполагалось, что заниматься здесь будут одаренные люди, независимо от наличия в кармане студенческого билета подчиненного Центру института. Одним словом, Совет министров образца 90-го года все очень правильно придумал. Есть талант и ограниченные возможности — необходимо место, куда с таким житейским багажом можно прийти.
       Не сбылось. Пока в Центре прикидывали, как провести реконструкцию здания, туда въехал Московский окружной военный суд. Стратегически верное решение приняли товарищи, промышляющие на ниве правосудия. Отвоевать собственность Центру до сих пор не удалось — силы не те. А документы, подтверждающие права на дом, — ордер, свидетельство о государственной регистрации права, свидетельство о внесении в реестр федерального имущества, как оказалось, принципиальной роли не играют. Для Министерства обороны во всяком случае. Не убедила захватчиков и резолюция Минимущества России о том, что «…в порядке, установленном действующим законодательством, Центр реабилитации признан владельцем указанного здания». Три арбитражных суда, признавших собственность Центра, — тоже не в счет. И попытки компромиссного решения не удались — Центр согласен переехать в любое другое подходящее помещение, но Минобороны ни на какой обмен идти не намерено.
       Более того, главный военный прокурор посчитал своим долгом вмешаться и отправил иск в Замоскворецкий и Пресненский суды с формулировкой (!) «В защиту прав и интересов граждан и государства». Отстаивать в суде истец намерен интересы четырех квартиросъемщиков, которые до сих пор живут в доме… Важнее дела у главного военного прокурора в октябре нынешнего года не нашлось.
       Между тем 17 октября состоялось заседание Пресненского суда. Несмотря на положительные решения трех арбитражных судов, Пресненский суд признал договор №12/42 ничтожным, чем нарушил единство судебной системы России.
       
       Я бы не утомляла читателя таким долгим рассказом о чиновничьих перипетиях этого дела, если бы не одно соображение. Можно в принципе представить, что в аналогичную ситуацию попали бы, скажем, МГИМО или Высшая школа экономики? Допустим, можно. Есть ли у кого-нибудь сомнения, что сделано было бы все возможное, без ссылок на «ограниченность правового поля», чтобы выпускники этих вузов получили кондиционный диплом и помещение? И тени таких сомнений нет по простой причине — дети политической и бизнес-элиты должны получить достойное образование в достойных условиях. В нашей же истории речь идет о 40 выпускниках ежегодно, да еще с ограниченными (в финансовом смысле тоже) возможностями. Это к слову о цене вопроса в государственном масштабе.
       
       Р.S. «Новая газета» несколько раз уже писала об опыте, накопленном Минобороны в деле отъема собственности у детей. Опыт, надо заметить, весьма успешный. Объект, на который положило глаз упомянутое ведомство год назад, — Ивановский интердом (Международная школа–интернат). Интердом, по соображениям военных чиновников, родине не нужен, нужно Суворовское училище. Премьер Касьянов эту идею поддержал постановлением о ликвидации интердома, разрешив детям доучиться до 2006 года. Интердом отчаянно судится. Есть сомнения, за кем будет победа? См. текст выше.
       …Непобедимая и легендарная. А может, они бездетные?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera