Сюжеты

ОЛИГАРХИ ПОШЛИ В НАРОД

Этот материал вышел в № 82 от 03 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Свидетельство тому — создание так называемой кризисной группы: коалиции представителей бизнеса и гражданских организаций России. Ее цель — диалог бизнеса и общества, где общество, в свою очередь, посредник между бизнесом и властью. Проще...


       
       Свидетельство тому — создание так называемой кризисной группы: коалиции представителей бизнеса и гражданских организаций России. Ее цель — диалог бизнеса и общества, где общество, в свою очередь, посредник между бизнесом и властью.
       Проще говоря, бизнес-элита попросила народ заступиться за нее.
       О причинах создания и целях кризисной группы мы беседуем с ее участниками: директором национального проекта «Общественный договор» Александром АУЗАНОМ и президентом общественной организации малого и среднего бизнеса «Опора России» Сергеем БОРИСОВЫМ.
       
       Александр АУЗАН
       — В России предпринимательство ассоциируется с близостью к власти, а общество как бы существует в параллельном мире, не связанном ни с тем, ни с другим. Что представляет собой кризисная группа?
       — В группу вошли представители крупного (РСПП), среднего («Деловая Россия») и малого («Опора России») бизнеса, а также гражданские организации от «круглого стола» «Народная Ассамблея». Среди них Московская Хельсинкская группа, Фонд защиты гласности, экологические организации.
       Бизнес готов решать определенные социальные проблемы населения, в ответ он хотел бы получить от государства гарантии от произвольного, часто противоправного вмешательства силовых органов в сферу хозяйственной жизни. И гарантом такой конвенции бизнес видит институты гражданского общества.
       Если власть не хочет вступать в диалог, а она, как видно, не хочет, будем договариваться о взаимоотношениях между бизнесом и обществом.
       — Выглядит это так, будто в кризисной ситуации олигархи ищут любые способы, чтобы обезопасить себя?
       — Естественно, бизнес преследует свои интересы. Но создание группы — процесс обоюдный. Гражданское общество было готово к этому давно. А вот бизнес только сейчас дозрел…
       — То есть жареный петух клюнул?
       — Раньше наши коммерсанты не понимали, что проблемы бизнеса не только в отношениях с правоохранительными органами и президентом, но и в отношениях с населением. В том, как относится к бизнесу значительная его часть: признает ли права собственности, считает ли полезной деятельность бизнесменов — хотя бы в создании рабочих мест.
       Кто же будет защищать бизнесмена, когда на него накатывает такая сила, как государство?
       — Но ведь проблемы бизнес-элиты начались не на пустом месте. Может быть, сейчас ей воздастся по заслугам?
       — В 1996 году большой бизнес стал считать избранную власть своей. Политическая элита была в прямом смысле раскуплена крупным бизнесом. Сейчас наступил момент, когда, с одной стороны, верховная власть хочет сбросить с себя прежнюю зависимость от олигархов, доставшуюся ей в наследство. А с другой — вообще освободиться от любых обязательств.
       — Вам не страшно, что вы вмешались в конфликт и можете той же власти попасть, что называется, под горячую руку?
       — Кризисная группа понимает свою задачу как миротворческую: разработка условий общественного договора, приемлемого и для общества, и для бизнеса, и для власти…
       Но миротворчество — это процесс, который иногда требует жесткости. Многие гражданские организации не понаслышке знают, что такое давление со стороны власти, и умеют этому давлению противостоять. А у бизнеса такого опыта нет, и потерять они рискуют больше, чем мы. Поэтому сегодня самое важное, чтобы бизнес не отступился от наших совместных планов и требований.
       
       Сергей БОРИСОВ
       — Как вы определяете цель создания кризисной группы?
       — Это абсолютно искреннее желание действовать вместе. Задача — найти какую-то формулу разрешения надвигающегося конфликта. То, что конфликт бизнеса с властью надвигался, чувствовалось по тому, что происходило с Лебедевым.
       — Каким образом собирались налаживать контакт?
       — Родилась идея создания некоего свода правил и намерений, которые институты бизнес-сообщества хотели бы предложить власти, — Новый общественный договор. Мы вынесли договор на нижегородский форум. Но из тех, кого мы ожидали, никто практически не приехал. Мы ждали ключевых фигур из МВД — Грызлова или Васильева. Силовики не приехали.
       На последнем собрании кризисной группы появилась идея: кроме нас существуют и другие институты гражданского общества. Мы теперь должны отойти немного в сторону, а вперед должны пойти общественные организации и политические силы. Если у власти нет желания разговаривать с бизнесом, то, может, удачливым посредником выступят правозащитные организации.
       — Бизнес пытается обезопасить себя с помощью общества?
       — Что значит «обезопасить»? Бизнес нужен обществу. Не будет бизнеса — не будет общества, будут голод и нищета. Ведь «ЮКОС» — одна из самых прогрессивных команд. Благодаря «ЮКОСу» мы выучили слово «транспарентность». Фактически была дана отмашка: ребята, вы рано заговорили о транспарентности, может, лучше еще в тени посидеть?..
       — По-вашему, у гражданских организаций нет другого выхода, кроме как грудью защищать бизнес?
       — Мы не толкаем их вперед на баррикады. Институты гражданского общества сами прекрасно понимают, что это критическая ситуация для всего общества. Хотя обратились с просьбой к ним мы, но они очень быстро отозвались.
       — Вы действительно верите в то, что гражданские организации реально помогут?
       — Они должны во всеуслышание говорить о том, что реально бизнес делает для страны. Российский бизнес становится лучше. Одни только социальные проекты чего стоят. И если сейчас отдать «ЮКОС» в руки государству, очень скоро он станет помойкой.
       — Допустим, они расскажут, какой бизнес хороший. А власть услышит?
       — Услышать должно все наше население. А оно пойдет выбирать. Общество иногда спрашивают, раз в четыре года, по какому пути идти.
       — Это попытка повлиять на результаты президентских выборов?
       — У нас есть убежденность, что наш президент — человек на своем месте. Но любому человеку свойственно ошибаться.
       — А почему раньше такого союза бизнеса с правозащитниками не наблюдалось?
       — Русское авось. Гром не грянет — мужик не перекрестится.
       — В каком формате работает кризисная группа?
       — Это мониторинг происходящего. Это анализ экономических показателей — вывоз капитала, отсутствие притока инвестиций. А сам выход будем искать и формулировать вместе с институтами гражданского общества. На сегодняшний день наша программа сформулирована в Новом общественном договоре. Его готовила вся кризисная группа, в том числе и правозащитники.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera