Сюжеты

ПОЧЕМУ ХОДОРКОВСКИЙ ПРАВ

Этот материал вышел в № 82 от 03 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Он назначил себе высокую цену за право в глаза своим детям смотреть В дурном сне не могла себе представить, что буду писать заметку под таким заголовком. Пять лет назад, когда банк «Менатеп», равно как и целый ряд других банков,...


Он назначил себе высокую цену за право в глаза своим детям смотреть
       

      
       В дурном сне не могла себе представить, что буду писать заметку под таким заголовком.
       Пять лет назад, когда банк «Менатеп», равно как и целый ряд других банков, обанкротился, оставив без сбережений сотни тысяч частных вкладчиков, Михаил Ходорковский, его отец-основатель, в моем представлении относился к разряду людей «нерукопожатных»* . Мои расследования, касавшиеся банков, при свете дня обобравших своих сограждан (первым среди равных был «СБС-Агро»), вызвали ярость и угрозы со стороны владельцев, равно как и обещания скорых и «справедливых» судов. Однако ж потом они утихли, про суды и угрозы забыли, а спустя два года Ходорковский вдруг стал выплачивать долги вкладчикам — не полностью, с большим дисконтом, но в сравнении с другими, кто не удосужился сделать и этого, выглядел почти благодетелем. Вскоре газеты стали писать, что Ходорковский коренным образом поменял стратегию ведения бизнеса, перешел на международные стандарты отчетности, помирился с миноритариями, открыл балансы, сообщил размеры своего состояния — в том числе и для налоговиков, и стал платить приличные дивиденды акционерам своего нефтяного конгломерата. Поскольку PR-возможности «ЮКОСа» хорошо известны, я решила перепроверить, спросила людей, которым безусловно доверяю, — в том числе одного весьма успешного западного бизнесмена, которого надуть трудно, поскольку нефтяной бизнес он знает так же хорошо, как свою спальню, действительно ли «ЮКОС» стал весь такой белый, и пушистый, и прозрачный, и получила ответ: «Да, безусловно, как бы к этим ребятам ни относиться». Короче, для «ЮКОСа» и его владельцев игра по правилам, принятым в приличном обществе, обернулась колоссальными прибылями. За что Ходорковский и сидит сейчас в «Матросской Тишине».
       Меня мало интересуют мотивы, по которым Ходорковский вдруг стал таким хорошим — в конце концов, ему не сто лет, а в сорок люди способны учиться и меняться. Меня даже не интересуют мотивы вдруг проявившейся в нем тяги к благотворительности (в чем раньше не был замечен) — причем не той, что назначается Кремлем, а той благотворительности, что направлена как раз на то, чего Кремль больше всего боится и всеми силами старается задушить, — на обучение людей быть гражданами. Очевидно: Ходорковский из страны уезжать не собирался, напротив, был заинтересован в том, чтобы обустроить ее так, чтобы в ней могли жить его дети. И опять повторю — именно за это и сел. Купил бы себе «Челси», распродал бы вовремя активы — глядишь, ходил бы на светские рауты в Лондоне и Париже, а так — получает удовольствие от общества следователей и сокамерников.
       Что меня по-настоящему удивляет, так это то, что Ходорковский — теперь это уже очевидно — отказался быть соучастником очень выгодной подлости, именно подлости, коя теперь называется «шашлычным соглашением». Я имею в виду ту встречу на даче у президента Путина — а скорее всего целый ряд встреч, в результате которых была заключена сделка между теми, кто именует себя элитой (бизнесмены, политики, журналисты), и только-только осваивавшимися в Кремле товарищами в погонах. Суть известна: мы в Кремле займемся удушением страны (или, как теперь г-н Павловский формулирует, — «замораживанием политики»), а вы тем временем можете делать деньги. Спокойно, прагматично, с чувством превосходства холопов, которых обласкал своим доверием царь, эта милая компания стала крушить то, что с таким трудом было создано — причем не ими: они пришли тогда, когда советская власть была уже в обломках.
       Уж не знаю, что двигало Ходорковским: брезгливость? Понимаю, противно в дерьме участвовать, но так ведь — деньги, деньги, милость, гарантии, что когда у других будут отбирать, тебя, может, обойдут: в конце концов, за спиной у главы «ЮКОСа» — десятки тысяч людей, а убедить себя, что унижаешься не ради собственного комфорта, но ради блага других — это ведь так удобно, так по-советски… Надоело быть, как писал два уже столетия назад очередной русский либерал в изгнании, «крещенной собственностью», решил, что пришел его «Юрьев день», что можно наконец — при таком состоянии — быть свободным и не участвовать в лакейском торжестве? Не соучаствовать в столь хорошо известной в истории России мерзости — плясках на чужой крови?..
       Отвлекусь: сейчас забавно наблюдать, кто в первых рядах бросился защищать право президента сажать по выбору. Один товарищ на одной известной радиостанции столбил: надо платить налоги, вот я — чист, все и всегда платил и плачу, а потому ничего не боюсь. Я хохотала: только что — так совпало — перечитывала документы о том, как этот самый товарищ, будучи замминистра, лихо переводил сотни миллионов долларов бюджетных денег в грохнувшийся банк — и деньги потом чудесным образом оказались на Барбадосе. Или другой — долгое время писчий при олигархе — публикует в одной государственной газете статью о заговоре всех и вся против президента: не статья — заявление с просьбой о приеме на работу… Слушаешь, читаешь и одно желание — в душ!
       Короче, только сам Михаил Ходорковский может ответить, что им двигало, почему не соучаствовал и не убежал, когда флажки вокруг него уже расставили. Конечно, легко, сидя на свободе, говорить, что чувство собственного достоинства, понимание себя не холопом — гражданином страны, где растут твои дети, — того стоят. Диссиденты, старые лагерники, которых я о том многажды спрашивала, говорили мне: да, стоит. Как сказал однажды Сергей Адамович Ковалев (повторяю уже в сотый раз): «Есть же еще и мужской вопрос: как детям в глаза смотреть?».
       Цену себе за это право — в глаза детям своим смотреть — Ходорковский назначил очень высокую. И в том он прав.
       
       * Копирайт Андрея Черкизова, политического обозревателя радиостанции «Эхо Москвы».
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera