Сюжеты

ДЕТИ ЕЛИ МОРОЖЕНОЕ

Этот материал вышел в № 82 от 03 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Еще недавно телевизор был интереснее газет. И газетчики жаловались: ну кому нужны сегодня утром наши новости, если вчера вечером по телевизору уже все сказали, откомментировали, проанализировали. И прошло всего ничего, а телевизор мне...


       
       Еще недавно телевизор был интереснее газет. И газетчики жаловались: ну кому нужны сегодня утром наши новости, если вчера вечером по телевизору уже все сказали, откомментировали, проанализировали. И прошло всего ничего, а телевизор мне лично стал неинтересен.
       Российское телевидение все более и более делается советским. Понятно, что появились условия, диктующие и определяющие: в нашем пространстве ничего плохого, кроме хорошего, теперь случиться не может. Даже если что-то происходит, очень похожее на плохое, не расстраивайтесь, не дергайтесь, не переживайте, не устраивайте истерик, как велел начальник страны, а знайте: все обойдется, и даже все к лучшему…
       Понедельник, 27 октября с.г., конечно, начался в субботу, 25 октября. Арестом главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского. Суббота, наверное, избрана была не случайно. Информационных программ мало, аналитически-политических или нет совсем, или они сделаны заранее, идут в записи. В «Зеркале» был Анатолий Чубайс. Но ведущий Николай Сванидзе чуть под стол от страха не залазил. Пытался внести в разговор государственную интонацию, а выглядело все так нелепо и жалко… В воскресенье были «Времена» с коротким резюме Владимира Познера, «Намедни» рассказали об аресте Ходорковского, о нем самом и даже его семье без злой радости, без плясок на крышке гроба. А «Вести недели» всю дорогу отделывались анонсами на эту тему, но откладывали ее, тянули кота за хвост, отвели место чуть ли не после погоды…
       Мне это напомнило август 1991-го. Тогда запретили все газеты, кроме «Правды» и «Советской России». И вот, кажется, в «Совраске» была маленькая-премаленькая заметка о путче, Белом доме и т.д. Ну, мол, ничего страшного, несколько человек собрались, орут, а жизнь продолжается… И — потрясающая по оптимизму концовка: «День был солнечный. Дети ели мороженое». «Лебединое озеро» нам еще вместо информационных программ не показывают, но интонация «Дети ели мороженое» уже появилась.
       На этой неделе был сквозной сюжет по ростовским шахтерам. Все вроде бы пристойно: спасательные работы, шахтеры, больницы, интервью… Но вот камера пристально снимает лица жен шахтеров. Мужья еще не вышли из забоя. Жены еще не знают, кто жив, кто нет… Вот лицо. Оно искажено болью. Женщина видит камеру, закрывает лицо руками, руки дрожат. Но камера не уходит, не отстает. Сюжет длится невыносимо долго. Зачем эта бестактность? Что она придает информационному выпуску? Трагедийность? А в один из «шахтерских дней» по всем каналам о балерине Волочковой рассказывали подробнее, чем о шахтерах. Народу это больше интересно? Пипл хавает?
       Или — среда, 29 октября, утро, первая программа. Сюжет по Грузии: избирательная кампания проходит с курьезами, хи-хи, ха-ха… А мне звонит из Тбилиси мой близкий друг Давид Бердзенишвили. «Если увидишь меня по телевизору, не волнуйся, со мной уже все хорошо, просто легкое сотрясение мозга, врачи велели лежать», — говорит Давид. Оказывается, в Батуми был митинг, его разгоняли, много избитых… Давид возглавляет Республиканскую партию. Это оппоненты Шеварднадзе и батумского Абашидзе. Ничего курьезного в столкновении грузинской власти и оппозиции нет. В воскресенье, 2 ноября с.г., выборы в грузинский парламент. Кто победит? И — дай Бог здоровья Давиду! (Зря мой друг беспокоился, что я увижу его избитым в нашем телевизоре. В это время у нас шла заставка: «Дети ели мороженое».)
       А конфликту на косе Тузла телевизор уделял максимум внимания. Какие страсти-мордасти! Вот-вот начнется война похлеще чеченской! С этой стороны экскаваторы, с той — погранзаставы и Кучма. Звоню папе в Темрюк. (Темрюк — столица таманских станиц. Районный центр, которому подчиняется Тамань, у ее берега и находится пуп земли — коса Тузла.) Так вот: звоню папе, спрашиваю: «Папа! Если завтра война — мне на чьей стороне быть? Я, как ты знаешь, по маме — украинка, по тебе — русская». Папа успокаивает: «Да это в телевизоре все так страшно. А на самом деле они (русские и украинцы) стоят по обе стороны границы и дули друг другу крутят».
       Что касается ареста Михаила Ходорковского… Просмотрела я всю неделю телевизор, прочитала от корки до корки все газеты, и скажу вам свое личное мнение: эта история не кажется мне политической, экономической или даже правоохранительной. Это очень личная история. Бунт «серых мышек». Тех, кто хочет обойтись без индивидов, без индивидуальных сил, без человеческой развитости. Тех, кто не доверяет личным убеждениям и способности действовать из них. Тех, кто не верит, что только на уровне равенства индивидов может что-либо происходить.
       Помните у Довлатова? «Лично я воспринимаю успех Михаила Шемякина на Западе как персональное оскорбление. Его успех оглушителен до зависти, мести и полного твоего неверия в себя.
       Молодой, знаменитый, богатый, талантливый, умный, красивый и честный… Можно такое пережить без конвульсий? Не думаю…».
       У Сергея Довлатова хватило ума, воли, таланта, самоиронии, красоты и честности признаться в том, в чем «серые мышки» не признаются. Но лучше признаться, чем биться в конвульсиях. И втягивать в эту глубоко личную, иррациональную историю всех нас — простых телезрителей.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera