Сюжеты

НАТУРА, УХОДЯЩАЯ НАВСЕГДА ВМЕСТЕ СО ЗРИТЕЛЯМИ

Этот материал вышел в № 82 от 03 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Если наших чиновников и политиков засунуть в библейский сюжет — что с ними будет? С ними, будто бы повелителями народов и судеб. — Мните себя богами? Что ж, раздевайтесь и полезайте. Художник Андрей Будаев берет их, алчущих славы, и...


       

      
       Если наших чиновников и политиков засунуть в библейский сюжет — что с ними будет? С ними, будто бы повелителями народов и судеб.
       — Мните себя богами? Что ж, раздевайтесь и полезайте.
       Художник Андрей Будаев берет их, алчущих славы, и помещает в классический миф. Казалось бы, их желание исполнилось. Вот — они вписаны в ряд богов и героев. Увы, первым делом происходит обнажение. Обнаруживается их истинный размер.
       И все же они должны быть благодарны. Даже за эпиграмму, даже за издевку. Ибо лишь художники спасают их от быстрого и полного забвения.
       
       * * *
       Вы посмотрели на картинку Андрея Будаева и начали улыбаться, смеяться, хмыкать, пальцем тыкать — опознавая в классических фигурах знакомые лица.
       Если хмыкаете и хихикаете в компании, то кто-то обязательно важно скажет: «Человечество смеясь расстается со своим прошлым».
       Кто и по какому поводу первым сказал эту эффектную фразу? Хеопс? Нерон? Маркс? Ленин? Гитлер? И почему, вспоминая, мы перебираем список убийц?
       Человечество смеясь…
       А правда ли это? Что это за человечество, которое хором смеется? — и грудные, и глубокие старики, и сытые шведы, и голодные эфиопы…
       И что — всё прошлое хороним смеясь? То есть не жалеем ни о чем?
       Расстались с чистой едой, с чистой водой, с чистым воздухом, с надеждами, с моралью, с верой в идеалы — и всё смеясь?
       Даже если мы хороним шута горохового или выжившего из ума вождя — все же кладбище не место для группового веселья.
       Человечество непрерывно расстается с прошлым. Каждый день, каждый миг уходит, уходит — и не видать, чтобы кругом смеялись по этому поводу.
       На нашей памяти большая часть человечества простилась с немецким фашизмом, с Советским Союзом, со сбережениями, с Высоцким, с грошовой квартплатой — и ни разу нас не оглушил смех человечества.
       Разглядывайте картинки Андрея Будаева вместе с ребенком, племянником, внуком — с кем-нибудь совсем-совсем молодым. Разглядывайте и приговаривайте:
       — Это — наша Родина, сынок. Это наше прошлое, сынок. Это наше настоящее. А также — будущее.
       Да, Гайдар на свиной жопе — очень смешно. И голая Новодворская верхом на Боровом — очень смешно. Но ни с кем из них мы не расстались. А вверху справа Грачев возле лозунга «Дойдем до Грозного». Если до Грозного-города — то все еще воюем, а если до Грозного-царя — то, кажись, приплыли. Что ж тут смешного?
       Посмотрите, как говорят экскурсоводы, выше. Там, на антресолях, человек, похожий на журналиста, в монашеском клобуке с седою бородой. Он явно наблюдает происходящее безобразие и записывает…
       Что это за персонаж? Смеющийся Пимен? Да разве ж Пимен смеялся?
       Минувшее проходит предо мною…
       Казни, войны… Чему тут смеяться?
       У этого пимена, который на картинке, лицо неглупое, но смеется он по глупости. На что потратил он лучшие годы и творческие силы? На описание воровства, подлостей и глупостей наших правителей. Да, пару раз он отважился сказать в лицо Вождю:
       Разве это великан?
       Ха-ха-ха!
       Это ж просто таракан!
       Ха-ха-ха!
       Но не будем забывать, что это всего лишь цитата, что у журналиста даже не было приоритета, ибо первым это сказал воробей (см. К. Чуковский «Тараканище»).
       Повторить подвиг воробья — м-да, повода для гордости мы тут не видим.
       Можно долго препираться: смеясь или не смеясь расстаемся?..
       
       * * *
       Неизмеримо более высокий и роковой вопрос: а расстается ли человечество со своим прошлым? Смеясь ли, плача ли — неважно.
       Нет. Мы не расстаемся с ним. Ни с Хеопсом, ни с Александром, ни с Нероном, Атиллой, Наполеоном, Гитлером, Сталиным…
       Мы либо тащим прошлое с собою, либо — уходим вместе с ним.
       Если тащим прошлое с собою — в бездонной памяти, в гигантских библиотеках — оно перегружает нас, сгибает к земле, к яме.
       А если уходим с ним, отплываем, исчезаем в дымке, — то кто же это наблюдает? Кто смотрит нам вслед?
       При всем безобразии фигур и лиц, композиция картины Андрея Будаева повторяет «Явление Христа народу» Александра Иванова. Но на той знаменитой картине Он приходит. А тут — некая фигура в правом верхнем углу (единственная, чьего лица мы не видим) уходит.
       Если это Он — то Его можно понять.
       
       P.S. В годовщину Великой Октябрьской революции в редакции «Новой газеты» откроется выставка работ Андрея Будаева.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera