Сюжеты

НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДА ОТ ЗДРАВОГО СМЫСЛА

Этот материал вышел в № 83 от 06 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Приговор суда по делу следователя Павла Зайцева, который начинал скандальное дело «Трех китов», можно считать абсурдным. И уж точно — незаконным В понедельник Мосгорсуд вынес приговор следователю Павлу Зайцеву, расследовавшему дело о...


Приговор суда по делу следователя Павла Зайцева, который начинал скандальное дело «Трех китов», можно считать абсурдным. И уж точно — незаконным
       

        
       В понедельник Мосгорсуд вынес приговор следователю Павлу Зайцеву, расследовавшему дело о контрабанде мебели в торговых центрах «Гранд» и «Три кита». Он признан виновным в превышении должностных полномочий — в незаконных, по мнению устроившей эту травлю Генпрокуратуры, обысках. Прокуроров можно было бы заподозрить в раздвоении сознания: сами нарушают УПК чуть ли не ежедневно, а другим пытаются вменить в вину действия, которые уже были признаны судом абсолютно законными. Но прокуроров на самом деле можно и нужно заподозрить в другом: они делают все возможное, чтобы развалить скандальное дело о многомиллиардной контрабанде, в котором замешаны высокопоставленные чиновники, в том числе и силовых ведомств.
       
       Павел Зайцев рассказал «Новой газете»: «Я расследовал дело три года назад. Итальянцы провели операцию «Паутина» и арестовали тех, кто занимался контрабандой мебели в Россию. То есть правоохранительные органы Италии сочли эту проблему реальной. А в России по делу «Трех китов» не привлекли никого, кроме следователя и сотрудников таможни, которые расследовали дело». Мало того, не только итальянцы, но и немцы с американцами всерьез занялись этим делом, поскольку список фирм, замешанных в скандале, не ограничивается только лишь российскими мебельными гигантами. А состав преступления, по мнению западных спецслужб, много шире: здесь и отмывание денег, и многое что еще.
       Но аргументы западных коллег абсолютно не интересуют российских прокуроров, как и те документы, которые могли бы им предоставить. С тем же упорством сотрудники Генпрокуратуры попытались усадить на скамью подсудимых и таможенников, так же, как и Павел Зайцев, стоявших у истоков дела. Понять можно: кому нужны неудобные свидетели, которые неоднократно заявляли, что это уголовное дело закрыто Генеральной прокуратурой незаконно и изъято из производства весьма странным образом, противоречащим УПК. Но тогда суд был более беспристрастным — таможенники оправданы по всем пунктам.
       Так что теперь впору говорить и о раздвоении судейского сознания. И это — в лучшем случае. Поскольку рассуждать о независимости российской судебной системы может только президент. Остальным — как-то неприлично.
       Напомним, что уголовное дело «Трех китов» было возбуждено 7 сентября 2000 года. Подозрение в контрабанде мебели пало на несколько фирм, в частности на фирму «СЭФ-Транс». Появилась оперативная информация о намерении подозреваемых уничтожить документы, изобличающие их в контрабанде. Следователь Зайцев провел обыски у руководителей «СЭФ-Транса» и их родственников.
       7 мая 2001 года Генеральная прокуратура прекратила «мебельное дело» «за отсутствием состава преступления», а после занялась следователями, которые его вели. Как стало известно «Новой газете», этим обстоятельствам предшествовали странные переговоры бизнесменов, причастных к мебельному бизнесу. В них, в частности, оговаривались некие суммы с шестью нулями, которые нужно занести ответственным работникам правоохранительных органов. (Мы уже печатали расшифровку этих бесед, сделанную следственными органами в рамках расследования уголовного дела и на вполне законных основаниях.)
       Затем стали происходить и более трагичные события: один за другим погибали свидетели, судьи и журналисты получали угрозы, пропадали документы. Но все эти обстоятельства никак не волновали прокуроров, они судились с «Новой газетой», уличившей их в, мягко говоря, некомпетентности, и пытались посадить следователя.
       5 сентября 2002 года Мосгорсуд полностью оправдал Павла Зайцева, но по протесту Генпрокуратуры Верховный суд отменил оправдательный приговор и направил дело на новое рассмотрение. Второй процесс по делу «Трех китов» начался в Мосгорсуде в августе 2003 года.
       Обвинение то же: незаконно проведенные обыски и аресты.
       Павел Зайцев заявил, что обыски были одобрены на оперативном совещании в Следственном комитете МВД. Заместитель начальника следственной части Василий Зимарин дал следователю Зайцеву устное разрешение. Однако суд проигнорировал это обстоятельство.
       Что касается обвинения в незаконном задержании двух подозреваемых (Алины Пироговой и Виталия Емельянова), то оно со следователя было снято. Причем по инициативе стороны обвинения.
       Суд, особо не вникая в суть опасных обстоятельств, счел, что исправление Павла Зайцева возможно без лишения его свободы. Условный срок он получил потому, как следует из приговора, что «преступление им совершено впервые» и он «положительно характеризуется по месту службы». Учтено и то, что у Зайцева есть семья и несовершеннолетний ребенок.
       Суд назначил следователю наказание в виде двух лет лишения свободы условно, с испытательным сроком один год, без лишения права занимать должность в правоохранительных органах. Таким образом, Павел Зайцев может продолжать работать в Следственном комитете МВД России. Приговор воистину удивительный. Сам Павел рассказал нам, что ему «никогда не приходилось слышать о подобном судейском решении. Представляете — осужденный вправе продолжать расследовать уголовные дела!»
       Также Павел Зайцев заявил, что Мосгорсуд принял решение «без исследования материалов дела». Следователь не признает себя виновным и намерен оспаривать решение в Верховном суде: «Я надеюсь, мы одержим победу».
       Нам тоже остается на это надеяться, поскольку для «Новой газеты» дело «Трех китов» — вещь принципиальная. Им занимался Юрий Щекочихин, и именно благодаря его усилиям расследование было возобновлено.
       Но мы считаем это дело принципиальным не только для сотрудников Следственного комитета и журналистов, поскольку его результат позволит поставить окончательный диагноз нашей правоохранительной и судебной системе. Вариантов два.
       Если уголовное дело так и не будет доведено до конца, а следователя Павла Зайцева признают виновным, то диагноз этот будет неутешительным: прокуратура и суды неизлечимо больны коррупцией, а их деятельность несовместима с законом.
       Если ситуация повернется в иную сторону, можно будет не смеяться над словами президента по поводу независимости судебной власти и того, что на смену понятиям приходит закон, одинаковый для всех без исключения. Пока все это не более чем пустые заклинания, рассчитанные на иностранных журналистов.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera