Сюжеты

СОИСКАТЕЛИ ДЕНЕГ

Этот материал вышел в № 83 от 06 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Корреспонденты «Новой газеты» своим кошельком ощутили, как действия силовиков влияют на экономику страны Известно, что рыночная экономика строится на акционерном капитале. Именно наличие огромного количества людей, покупающих и продающих...


Корреспонденты «Новой газеты» своим кошельком ощутили, как действия силовиков влияют на экономику страны
       
       Известно, что рыночная экономика строится на акционерном капитале. Именно наличие огромного количества людей, покупающих и продающих акции, хранящих свои сбережения в ценных бумагах, — залог прогресса и процветания отдельных граждан и всего государства. Так написано в учебниках. А как с этим обстоит в реальности, решили на собственном опыте проверить журналисты «Новой газеты» и начали скупать акции ведущих российских компаний, став так называемыми миноритарными (то есть маленькими) акционерами.
       Прошло уже почти полгода с того момента, как мы начали газетную акцию «Контрольная закупка». Купив на фондовом рынке акции «Пурнефтегаза», «ЛУКОЙЛа», «Ростелекома» и «Норильского никеля», акционеры Иванова и Левина потребовали от этих компаний отчета в строгом соответствии с законом. И выяснилось, что никому мы с нашими скромными инвестициями не нужны. Компании чихать на нас хотят, несмотря на соответствующие законы и на наши деньги, вложенные в их (то есть теперь и наш) бизнес. А государство, затевая очередной передел собственности, ударяло в первую очередь по нам — по маленьким. В итоге до сих пор так и не знаем, сколько денег мы заработали или потеряли, вложив свои кровные в процветающий бизнес столпов российской экономики. А еще говорят, что стране не хватает инвестиций…
       
       Продолжаем осаду компании
       В положенный по закону срок нам ответил только «Пурнефтегаз». Чуть позже — «ЛУКОЙЛ». Остальные представители крупного российского бизнеса нас просто даже не замечают, не говоря уж о выплате дивидендов. Мы — миноритарные акционеры — по-прежнему даже не можем узнать, что нам положено и когда. Терпение на исходе, и, судя по всему, представителям «Ростелекома» и «Норникеля» вскоре придется встретиться с нами лично в суде, с помощью которого мы намерены все-таки получить необходимые документы.
       Так что, уважаемые читатели, имейте в виду: если кто-то и решится приобрести акции крупных компаний, то волей-неволей придется настроиться на длительную осаду. У нас, напомним, она длится уже больше шести месяцев.
       Всем четырем нашим компаниям мы послали стандартные заявления с просьбой предоставить нам: устав, годовую отчетность, решение последнего собрания акционеров и т.д. Все эти бумаги просто необходимы, чтобы понять: стоит ли держать акции на руках или от них необходимо поскорее избавиться, на какую прибыль можно рассчитывать, каковы перспективы…
       Реакция компаний была одинаковой: никто поначалу не захотел признать наше право на собственность. «Пурнефтегаз» попросил доказать, что мы действительно владеем его акциями. Выслали второе письмо с повторным заявлением и выпиской со счета-депо (специальный документ, который удостоверяет: мы — акционеры). Но в итоге вместо устава нам прислали… бюллетень для голосования. Мы должны были утвердить состав совета директоров. Мы бы и утвердили, если б нашли в письме фамилии претендентов. Увы, пришлось даже на просвет смотреть — не было фамилий. Потому проголосовали «против». Надеемся, что никто не обиделся, тем более что поводов для обид и у нас хватает: мы все-таки настоятельно требуем выслать именно те документы, что были запрошены. Иначе — суд, как ни печально.
       Предполагаем, что судебная участь ожидает и «Ростелеком» с «Норникелем». К сожалению, этим компаниям «не удалось идентифицировать нас в качестве акционеров» (это цитата). Очевидно, не очень-то и хотелось. Чтобы открыть глаза бизнесменам, послали им выписку со счета-депо. Ждем уже месяц. Нарываетесь, господа.
       Единственная порадовавшая нас компания — «ЛУКОЙЛ». Прислали посылку. В большом конверте мы обнаружили: устав с таблицей изменений и дополнений, аудиторское заключение, протоколы годового общего собрания акционеров и красочный альбом с отчетом о деятельности «ЛУКОЙЛа» за 2002 год. (Пока что «ЛУКОЙЛ» — единственная из наших компаний, которая исполняет закон «Об акционерных обществах».) И теперь мы заняты изучением этой кипы бумаг, даже специалистов привлекли.
       А осаду других компаний мы продолжим по всем правилам юридического искусства: не будем торопиться — чем больше отписок, тем выше наши шансы в арбитражном суде. Конечно, не факт, что суд нам чем-то поможет. В конце концов, люди в черных мантиях все последнее время и так занимаются одними акционерами — правда, исключительно крупными. Снизойдет ли суд до проблем акционеров мелких, узнаем максимум через месяц.
       
       Считаем денежки
       Кстати, этот самый интерес людей в черных мантиях и прокурорских мундирах к крупным акционерам, проявившийся в последнее время, очень сильно ударил по нам. И толщина нашего инвестиционного портфеля (набор купленных акций. — Прим. авт.), который и так по своей доходности мало отличался от портфеля школьного, нас тревожит.
       Своим кошельком мы ощутили, насколько те или иные события в стране влияют на состояние российского фондового рынка. Дело здесь не в тех мизерных дивидендах, которые каждая из наших компаний должна будет (теоретически) выплатить к концу года. Пока мы можем оценить только изменения курсовой стоимости акций.
       В целом, конечно, все не так уж и плохо: если сравнивать нынешние котировки акций с той ценой, по которой мы покупали их весной, то они прибавили в весе. В начале сентября мы вообще вышли в прибыль. Правда, всего в 22 рубля. Но если учесть, во-первых, что в середине июля, когда на фондовом рынке были сильные колебания из-за ареста главы «МЕНАТЕПа» Платона Лебедева, мы потеряли 179 рублей только за один день, а во-вторых, что и акций-то у нас чуть-чуть, можно было и порадоваться.
       Но радоваться пришлось недолго. Из-за очередного приступа активности Генпрокуратуры в последний месяц котировки акций сильно «скакали». Особенно фондовый рынок лихорадило 27 и 28 октября. Не успели СМИ объявить об аресте Ходорковского, как фондовый рынок рухнул. Мы чуть не получили инфаркт, но на следующее утро котировки акций и курс рубля так же резко подскочили. Например, 27 октября акции «ЛУКОЙЛа» стоили 590,11 рубля, а в конце следующего дня — 635,46 рубля. Такое метание объясняется просто: кто-то стал скупать резко подешевевшие акции и тем самым вновь поднял их в цене. Жаль, что это были не мы, а то бы тоже неплохо заработали. Но, увы, у нас слишком мало акций, чтобы самостоятельно играть на бирже, и мы не владели той информацией, которую, судя по всему, правоохранительные органы слили друзьям-товарищам, оказавшимся готовыми к дальнейшим спекуляциям на фондовом рынке. Потому нам досталась лишь роль наблюдателя.
       Еще больше, чем у «ЛУКОЙЛа», за два контрольных дня подскочила стоимость акций «Норильского никеля». 27 октября котировались по 1575,94 рубля, а 28-го средняя цена была уже 1729,36 рубля за штуку. «Ростелекомовские» ценные бумаги колебания на рынке затронули меньше всего. С понедельника по вторник их цена изменилась всего на три рубля. Практически то же самое и с «Пурнефтегазом» — со 156,95 рубля он поднялся до 170,86.
       Считать, сколько мы потеряли или приобрели на этих колебаниях рынка, пока преждевременно. Все катаклизмы с нашими акциями произошли по причинам сугубо политическим, и что будет с ними на этой или следующей неделе, знают, пожалуй, только сотрудники следственной бригады по «делу «ЮКОСа».
       Конечно, не покидала мысль: а может быть, ну ее — эту инвестиционную деятельность, раз стабильности нет никакой. Хотели даже пойти и продать свои акции. В этом случае мы получили бы прибыль в 343 рубля и 76 копеек (если сравнивать с той суммой денег, что затратили при покупке ценных бумаг). Но стало обидно, ведь деньги деньгам рознь: если учесть реальную инфляцию в 15 — 20 процентов, то окажется, что мы пока в минусе, а наш доход обесценился. Выход один — покупать больше акций и заставлять компании с нами считаться и делиться. Что мы и собираемся делать.
       
       P.S. Во вторник утром мы решили поддержать отечественный бизнес: позвонили в свой банк и купили три акции «ЮКОСа». Покупать акции через личного брокера удобнее по телефону, назвав ему свою фамилию и номер лицевого счета. Приобрели бы и больше «нефтянки», да денег осталось совсем немного — 1600 рублей. Брокер сообщил: рыночная стоимость одной акции «ЮКОСа» на утро 4 ноября составила 381 рубль. Теперь мы будем следить, как меняются котировки акций этой компании. А если котировки «ЮКОСа» резко упадут в цене из-за деятельности очередных силовиков, мы как миноритарные акционеры подадим на них всех и Генпрокуратуру, в частности, в суд с требованием возместить наш небольшой, но чувствительный ущерб.
       
       Анна ЛЕВИНА, Екатерина ИВАНОВА
     
      
       КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

       — У нас, в России, миноритарные акционеры никак не защищены. По большому счету они просто никому не нужны. Бороться с крупными компаниями очень сложно. Можно, конечно, засыпать президента компании письмами, что его сотрудники плохо выполняют свою работу, и попросить разобраться. Но это вряд ли поможет.
       Хотя документы с описанием выпущенных акций компания обязана предоставить любому желающему, независимо от того, является ли он акционером или нет. Согласно статье 23 федерального закона «О рынке ценных бумаг» «профессиональные участники рынка ценных бумаг, осуществляющие размещение эмиссионных ценных бумаг, обязаны обеспечить любым потенциальным владельцам возможность доступа к раскрываемой информации до приобретения ценных бумаг». Во всяком случае, так положено. Но наш опыт показывает, что даже через суд добиться ничего невозможно.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera