Сюжеты

ДЕНЬ ПРИМИРЕНИЯ С НЕСОГЛАСИЕМ

Этот материал вышел в № 83 от 06 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Самая активная часть общества сейчас состоит в контрактных отношениях со страной. В случае новой революции именно эта часть и уедет из России На вопрос «Что принесла Октябрьская революция народам России?» я, пожалуй, отвечу расширительно....


Самая активная часть общества сейчас состоит в контрактных отношениях со страной. В случае новой революции именно эта часть и уедет из России
       

      
       На вопрос «Что принесла Октябрьская революция народам России?» я, пожалуй, отвечу расширительно. Но в цифрах. В начале ХХ века русские социологи первых поколений сделали прогноз: при естественном и спокойном развитии к концу ХХ века население страны составит примерно 900 млн человек.
       …Пусть не учли эмансипацию, падение рождаемости. Распад империи не учли.
       Тем не менее — реальный вывод очень прост: сегодня вокруг каждого реально рожденного гражданина «одной шестой» недостает пяти нерожденных.
       Ячеистое общество, если вдуматься: один живой — и пять теней в хороводе.
       А ведь «верхнюю треть» — по образовательному цензу, по прямоте и предприимчивости, по неумению «согнуться» и т.д. — выбивали более прицельно. Эта же треть уходила в первую эмиграцию. В России 1990-х начали (только начали!) печататься подлинные воспоминания о Гражданской войне. Что ни текст — мартиролог целого рода, два-три десятка жертв. Читателей у текстов — немного.
       Полагаю, что в «верхней трети» русского общества вокруг каждого реально рожденного не хватает душ пятнадцати. Они не появились вовсе — или пишутся латинскими буквами, с двойным ff на конце фамилии. И прогрессия тут (в трех-то поколениях!) — геометрическая. Среди этих призраков наши дядюшки и тетушки, гимназические учителя (и учителя гимназических учителей!), наши профессора (и профессора, не учившие этих профессоров), авторы учебников и редакторы журналов, полковые командиры, не школившие нынешних полковых командиров (и результат налицо!), старые дамы, не учившие носить шляпу, держать спину и не повышать голос до последней крайности, владельцы пряничных и оптических заводиков, не приставлявшие внуков к делу…
       Много-много таких теней в России. Как на фреске «Страшный Суд».
       Самое поразительное — то, как быстро затягивается рана таких размеров.
       За двенадцать лет и «заводиков», и журналов-издательств, и студентов-полиглотов, например, появилось куда больше, чем мы должны бы рассчитывать!
       Так страшно обескровленная страна снабжает красавицами первые подиумы мира. Программистами — Силиконовую долину. Мультипликаторами — Голливуд.
       Угрюмый, безъязыкий, безденежный советский сирота-беспризорник начинает чувствовать себя полноценным гражданином мира. Конвертация «человеческого фактора» у нас куда как опережает вожделенную конвертацию рубля.
       Вот эти-то люди, полагаю, на вопрос «Что бы вы стали делать в случае революции?» и ответили: «Уехал бы». На сей день таких в России — 14%. Среди лиц с высшим образованием — 18%. Среди молодых и трудоспособных (от 18 до 39 лет) — почти четверть населения, от 19 до 26%.
       Заметим: всех, кто просто хотел уехать «из этой страны», уже отобрала и отжала эмиграция 1990-х годов. Отвечают ВЦИОМу те, кто сознательно остался в России.
       Смеем предположить: они мало чем обязаны государству, эти люди. Живя здесь, и они слабо поняли бы тех, кто в 1914 году, после начала войны, возвращал капиталы из-за границы в банки России, чувствуя себя кровно связанным со страной и обязанным стране.
       Это чувство из населения России в ХХ веке выжгли очень надежно.
       Нужно лет пятьдесят спокойной жизни, прежде чем «государство» на «одной шестой» воистину сможет рассчитывать на общество.
       «После всего» сегодня государство и нация у нас состоят в отношениях сугубо контрактных. Пока они взаимовыгодны.
       Пала психологическая крепостная зависимость советских лет.
       Но нужно полвека нормальной жизни, прежде чем внуки «граждан-контрактников» захотят принести стране новую прочную присягу.
       Сегодня — в случае новых потрясений — часть нации готова уехать.
       …А способ вольный человек находит всегда. Так барышни из хороших семей в 1919 году уходили по льду Финского залива с незнакомым проводником. Уходили, похоронив гимназических подруг, умерших в Петрограде от голода. (История подлинная.)
       Смею предположить: эти, готовые уехать сейчас, и есть самая ценная четверть населения. Самая храбрая. Самая активная. Самая грамотная. Та часть, которая чудом, диким усилием истощенной почвы все же сумела образоваться заново, соединяя в себе недобитков, самородков, внуков «старых большевиков» и детей «новых русских».
       …И еще смею предположить: люди эти формировались, воспитывались, находили друг друга — не благодаря, а вопреки «социальной политике» России 1990-х. Это — те, кому очень уж, просто неудержимо хотелось оставаться людьми.
       По такой примерно модели: внуки тех, кого родители (чаще — матери-вдовы) сумели в 1920-х прикрыть собой от залпа «Авроры», — прикрыли своих детей от «шоковой терапии» почти на тот же манер.
       И в этих людях — локомотив страны и ее надежда. Желая жить по-человечески, именно они меняют и социальный климат вокруг себя.
       Государство, предполагающее жить, терять их не станет.
       В ноябре 2003 года их почти столько же, сколько тех, кто сегодня в случае «нового Октября» активно поддержал бы большевиков.
       Последних — в стране 19%. Год назад было 23%.
       …Любопытно, что будет в ноябре 2004-го?
      

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera