Сюжеты

ХУДОЙ МИР ЛУЧШЕ ДОБРОЙ ССОРЫ?

Этот материал вышел в № 83 от 06 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

День согласия и примирения мы отмечаем уже восьмой год. Однако до сих пор никто так себе и не уяснил: с чем соглашаться и с кем примиряться? С чем мириться? Один праздник примирения в России уже есть. В Прощеное воскресенье православные...


День согласия и примирения мы отмечаем уже восьмой год. Однако до сих пор никто так себе и не уяснил: с чем соглашаться и с кем примиряться?
       
       С чем мириться?
       Один праздник примирения в России уже есть. В Прощеное воскресенье православные все друг другу прощают, мирятся и по-христиански смиренно говорят: «Бог простит». Но то заботы о душе и «высокие материи».
       Семь лет назад российская власть решила перенести праздник всепрощения в приземленную плоскость: а вдруг православное смирение столь велико, что и на политику останется?
       В ноябре 1996 года, уже после президентских выборов, Борис Ельцин на второй день после операции на сердце подписал указ, согласно которому 7 Ноября, День Великой Октябрьской социалистической революции, переименован в День согласия и примирения. О цели переименования в указе сказано коротко, но общо: «Октябрьская революция 1917 года коренным образом повлияла на судьбу нашей страны. Стремясь впредь не допускать противостояния, в целях единения и консолидации российского общества постановляю…». То, что Борис Николаевич был только-только с операционного стола, породило множество слухов об авторстве указа.
       Марк УРНОВ, в 1994—1996 гг. — начальник Аналитического управления президента РФ:
       — Не моя идея была, а чья — не знаю. Ходили слухи, что это Сергей Шахрай придумал. Этот праздник по своему названию — согласия и примирения — отражает реалии того общества: расколотого, конфронтирующего. Вспомните ту ситуацию: мощные мобилизованные сторонники коммунистов, в общем, довольно провисшее пропрезидентское меньшинство и не очень популярные либералы. Была задача сделать так, чтобы 7 Ноября перестало быть красным праздником, а новая власть смогла разделять этот праздник с народом.
       Ельцин и его окружение решили день празднования революции сделать днем покаяния за ее последствия. Примиряться предложили не особо радикально: устранять «противоречия конституционному принципу идеологического и политического многообразия, прежде всего в части использования скульптурных, живописных и других изображений на зданиях, внутри зданий…». Но братания левых и правых не произошло. И каяться левые не захотели. Вместо того продолжали использовать красный день календаря, чтобы громко и красиво требовать покаяния от демократов.
       К тому времени демократы во власти успели дискредитировать и себя, и демократические ценности. Уже были и приватизация, и Чечня, входило в обиход слово «олигарх». Сама власть нуждалась в ежегодном прощении народном и сокровенном «Бог простит».
       Сегодня праздник согласия и примирения смотрится еще более странно, чем в 1996-м. 7 Ноября по-прежнему остается рудиментом советского прошлого.
       Марк УРНОВ:
       — Сегодня начинается другой конфликт — та часть элиты, которая выступает за жесткое государство, не допускающее оппозиции, к примирению не склонна, а склонна давить своих политических оппонентов.
      
       Как надо мириться?
       Объяснив в 1996 году, что нужно делать 7 Ноября — а именно мириться, — в 2003-м власть решила сделать еще один шаг. Раз уж он, народ, никак не может обойтись без шествий (приучен со школы), надо стихию организовать и направить. Из правительства в Госдуму поступил законопроект «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Формально порядок проведения этих мероприятий уведомительный. Фактически ограничения, прописанные в проекте, ставят под вопрос свободу собраний.
       Согласно законопроекту, уведомление о проведении митинга направляется в органы исполнительной власти или органы местного самоуправления. Уведомление могут не принять в трех случаях. Один из таких случаев — если «цели мероприятия и формы его проведения противоречат положениям Конституции РФ, общепринятым нормам общественной морали и нравственности и настоящему Федеральному закону». Решать, что такое «общепринятые нормы общественной морали и нравственности», будет власть. Не позднее пяти дней до проведения митинга может появиться «обоснованное предложение об изменении места и (или) времени его проведения». Останется либо согласиться, либо отказаться от митинга, пикета совсем.
       Что касается места проведения акции, то им не могут быть: «территории, непосредственно прилегающие к резиденциям президента РФ, зданиям, занимаемым федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, представительствами иностранных государств…». Проведение публичного мероприятия на Красной площади определяется лично президентом.
       «В целях оказания организатору <…> содействия в проведении мероприятия» органы исполнительной власти или органы местного самоуправления могут назначить своего уполномоченного представителя, который вправе приостановить или вовсе прекратить митинг.
       Законопроект поступил в Думу еще прошлой осенью, однако до сих пор не прошел ни одного чтения. Дума этого созыва рассмотреть его уже не успеет. Судя по всему, в этом году мы в последний раз отметим 7 Ноября в условиях относительной свободы собраний.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera